Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проект «Цыгане против наркотиков»

  • Ольга Писпанен

Ольга Писпанен: Первое упоминание о предках современных цыган относятся к 9-10 веку нашей эры. О цыганах всегда распространялось множество мифов и небылиц. Сегодня один из самых распространенных стереотипов по отношению к цыганам – что все они наркоторговцы. Этой осенью в Петербурге начался новый проект – «Цыгане против наркотиков». 14 декабря он был представлен в петербургском отделении Института региональной прессы. Там же прошла презентация книги «История и культура цыган. Пособие для работы с цыганскими учениками». С автором книги, руководителем программ Северо-Западного центра социально-юридической защиты цыган Стефанией Кулаевой побеседовала Ольга Писпанен.

Татьяна Вольтская: Цель проекта в первую очередь – это противостояние представлению о наркотиках как о безвредном и не очень важном явлении. Это реабилитация тех, кто уже попал в беду, но хочет вернуться к нормальной жизни, для чего нужна бывает помощь нарколога и юриста. Это развенчание существующего мифа о большой роли цыган в наркотрафике. В управлении исполнения наказаний знают, что цыган сидит за распространение наркотиков не больше, чем всех прочих нарушителей этой статьи закона. Сколько цыган живет на окраинах Петербурга и в Ленобласти? Статистика отсутствует, но известно, что их десятки тысяч. Известно также, что работают только представители старшего поколения – бабушки и дедушки, давно вписавшиеся в систему. А молодым найти работу невозможно. Очень трудно цыганам и получить паспорта нового образца, даже окончить среднюю школу удается единицам. Неудивительно, что все это благодатная почва для нездорового образа жизни. Социальный работник проекта “Цыгане против наркотиков” Антонина Суховская объясняет цыганам, как наркозависимые люди могут получить бесплатную помощь.

Антонина Суховская: Очень многие люди соглашаются, хотят лечить очень многие. Я даже удивилась, что стали у меня спрашивать, где это находится и как можно получить направление.

Татьяна Вольтская: Важность этой помощи трудно переоценить, ведь сутки, проведенные в наркологической клинике, стоят до полутора тысячи рублей. У основной массы цыганских семей таких денег нет. Представительница цыганского сообщества Петрозаводска Евгения Беляева поет свою песню против распространения наркотиков среди детей.

Но, конечно, никакие песни не помогут, если дети не будут нормально учиться в школе. Работники, занятые в проекте, замечают, что далеко не все школьные учителя отдают себе отчет, как это важно. Пособие для работы с цыганскими учениками “История и культура цыган”, представленное в Институте региональной прессы, призвано помочь и детям, и учителям.

Ольга Писпанен: Стефания, вы считаете, что главная проблема – образование, которая стоит перед цыганами?



Стефания Кулаева: Я думаю, что перед цыганами стоит ряд главных проблем. Перед тем обществом, которое мы составляем и в которое входят так же и цыгане, как его равная часть, встает ряд проблем, которые надо решать. Конечно, для молодых людей все начинается с образования.

Ольга Писпанен: Есть ли специальная программа образования для цыган или цыгане подготовлены к тому, чтобы учиться в обычной школе?

Стефания Кулаева: Нет, особых программ для цыган не существует. Об этом постоянно идет речь даже на уровне Министерства образования. В частности, в Москве есть Союз ромских общин и Георгий Цветков, Марианна Всеславенская постоянно поднимают этот вопрос о создании специальных учебников, программ, пособий на цыганском языке. Пока им серьезно продвинуться в этом отношении в государственном плане не удалось, хотя ясно, что проблема есть. Но проблема, что многие дети приходят почти без русского языка в школы и вынуждены учиться на равных с теми, кто никакого другого языка кроме русского, не знали, конечно, эту проблему не стоит игнорировать.

Ольга Писпанен: Ее можно решить тем, что учебники будут на цыганском языке?

Стефания Кулаева: Это один из вариантов, который может рассматриваться. Во всяком случае в некоторых странах этот опыт вполне успешно продвигается. В частности, в Венгрии созданы школы, где дети начали учиться на цыганском языке.

Ольга Писпанен: Это отдельная школа для цыган или все-таки ассимилированные классы?

Стефания Кулаева: Нет, это школа для цыган при поддержке, насколько я знаю, фонда Сороса создавался интернат, где дети учились по-цыгански, и большое внимание уделялось истории цыганской культуры. Такой вариант надо рассматривать, потому что и в нашей многонациональной стране есть опыт других народов, которые учатся в национальных школах даже очень редких, малочисленных нардов, как народы Севера. Есть высшее образование, у нас в университетах в Петербурге доступно для народов Севера. Это важно, потому что они могут сохранить свою культуру. Они могут ехать потом обратно в те районы, где живет много представителей их народа и заниматься детьми. Конечно, и создание кадров педагогических, и создание специальных программ – в этом было бы много пользы. Хотя, я думаю, это не единственный путь. Нельзя забывать о том, что народ склонен к интеграции, живет рассеянно. И большинство цыган хотели бы учиться на русском языке, потому что это открывает больше возможностей.

Ольга Писпанен: Получается, что общий уровень грамотности, низкий уровень грамотности цыган влечет за собой отсутствие правовых знаний. Знают ли о каких-то своих правах цыгане, обращаются ли они за помощью, если их права ущемляют, а их безусловно, ущемляют?

Стефания Кулаева: Безусловно, нехватка знаний о правах и нехватка юридической грамотности, она очень остро ощущается, более остро, чем любая другая проблема. Мы как правозащитники имеем в основном дело с дискриминацией, стараемся выделять эти случаи. А когда люди не понимают, что их права нарушены, они не успевают к нам вовремя обратиться. Тем не менее, количество обращений в наш центр, у нас постоянно на связи юрист, количество обращений постоянно растет. Надо сказать, что обращаются разные люди, от цыганской интеллигенции с высшим образованием, которые разбираются до самых малообразованных, иногда немолодых, чаще всего деревенских людей, которые понимают что что-то не так, не получают пенсию, не могут зарегистрировать ребенка, иногда бывают отказы такого рода. Огромное количество проблем с регистрацией, с гражданством. Народ склонный переезжать, хотя уже давно не кочующий, и есть эта проблема людей, вернувшихся из бывших республик Советского Союза, даже те, кто живет по 10 лет в Пскове, они очень часто не имеют паспортов. Мы стараемся каким-то образом и просветить, какие могут способы решения проблемы и практически помочь, когда это необходимо.

Ольга Писпанен: А какие могут способы решения проблемы? Потому что я знаю, что с этим сталкиваются большинство цыган которые проживают в России, которые не получили гражданство, так и мыкаются.

Стефания Кулаева: Ситуации разные. Закон дифференцирует тех, кто приехал раньше, тех, кто приехал позже. Кто приехал до 92 года, вообще имеют право на получение российского паспорта. Если они его не получают, что бывает, то этот вопрос решается, иногда решается в суде. Те, кто приехал позже, иногда имеют особые причины – это может быть рождение в Российской Федерации, это может быть брак. Тоже бывают разные ситуации. Мы сейчас работаем с одной семьей в Пскове, там только отец получил российское гражданство, потому что он родился в России, но долгое время жил в Прибалтике. Его жене отказывают в получении российского гражданство, несмотря на то, что она жена российского гражданина, несмотря на то, что они 12 лет живут в Пскове. Его дочери тоже отказывают, несмотря на то, что она тоже жена российского гражданина, несмотря на то, что она всю жизнь живет в России. Приходится даже в суде рассматривать эти ситуации. По-другому обстоит дело с теми, кто приехал недавно, на кого не распространяются особенные льготы. Они должны проходить обычную процедуру получения вида на жительство, подачу на гражданство. Это, конечно, очень сложно, с этим связано очень много бумажных дел. Отказы возможны, не настолько все четко и ясно, чтобы понять, почему отказано и как это решение можно опротестовать. А третья категория, это люди, которые нелегально находятся на территории Российской Федерации, хотя для них не пришло полное осознание, что это чужая страна. Это люди из Молдавии, Украины, Белоруссии, стран Средней Азии. И там сейчас возникают опять мигрирующие люди, кочевые группы. Все, кто живут в Петербурге, сталкивались с нелегально находящимися жителями в основном с Украины, Таджикистана и так далее.

Ольга Писпанен: Стефания, вы сотрудничаете, сколько правозащитных центров цыганских на территории Северо-Запада.

Стефания Кулаева: На территории Северо-Запада можно выделить цыганские организации собственно, они не сугубо правозащитные, но, тем не менее, это цыганские организации, которые занимаются цыганскими проблемами, культурой и так далее. У нас в Петербурге две организации – это цыганская община Северо-Запада и цыганский культурный центр. А также есть правозащитные организации, которые занимаются этой темой как одной из тем, то есть просто как одной из проблем дискриминационных процессов и прав человека. Это наш центр.

Ольга Писпанен: У нас есть звонки.

Слушательница: Всем здравствуйте. Вопрос к гостье: не считаете ли вы, что когда в России заняты дележом собственности, то не только цыгане могут быть вовлечены в незаконную контрабандную торговлю, но и любая другая национальность. Как я предполагаю, с целью создания межнационального недовольства и отвлечения от дележа государственной народной собственности и перевода бумажного доллара в реальную недвижимость и в другие реальные ценности. Ответьте и прокомментируйте. Лидия Ивановна из Москвы.

Стефания Кулаева: Лидия Ивановна, первая часть вашего утверждения, что не только цыгане могут быть вовлечены в криминальные действия, она, конечно, не подлежит никакому сомнению. Безусловно, в нашей стране нарушается закон чаще не цыганами, чем цыганами, потому что малочисленный народ. А то, что касается вопросов более политических, то, боюсь, мне будет достаточно сложно прокомментировать.

Ольга Писпанен: Кстати, мы видим по публикациям в петербургской прессе, что в основном привлекают к цыганам журналистов этакая развеселая, удалая история. То есть стереотипы достаточно устойчивые - это либо наркоторговец, либо конокрад. Достаточно трудно с ними бороться. Вы предпринимаете какие-нибудь шаги?

Стефания Кулаева: Мы предпринимаем шаги. Хочу сказать, что публикации которые появились сегодня, пытались поднять реальную проблематику. А то, что народ привлекает веселостью и музыкальностью, в этом я ничего плохого не вижу. Я не вполне согласна с распространенным среди людей, серьезно занимающихся цыганским вопросом, мнением, что не надо лишний раз упоминать о склонности цыган петь и плясать, не надо лишний раз подчеркивать артистизм - это стереотип. Дело в том, что это одна из таких привлекательных сторон, и самим цыганам нравится способность повеселиться, способность музыкально оформить свои мысли, как проявила на пресс-конференции приглашенная из Петрозаводска коллега, за что я ей признательна. Мне кажется, что это украшает жизнь, и так считают большинство цыган. А что касается проблемы как таковых очень специфического освещения в прессе жизни цыганской общины региона и страны, то это, правда, огромная проблема. Так случилось, что о народе знают мало, пишут о реальных проблемах еще меньше, а информация о проблемах как таковых такая поверхностна, связанная старинными стереотипами, с фильмом “Табор уходит в небо”, который, собственно говоря, ни на что не повлиял ни в культурном, ни в историческом плане. Между тем почему-то он наложил отпечаток на сознание многих пишущих людей, и в результате кочуют из публикации в публикацию, из выступления в выступление какие-то неинтересные, а главное ни о чем не говорящие, ничего не отражающие явления. Мы, конечно, стараемся влиять на эту ситуацию хотя бы этой пресс-конференцией.

Слушатель: Здравствуйте. Я коренная москвичка и, конечно, как и все другие любые народы ничего веселого и хорошего в том, что поют и пляшут не вижу. Я коренная москвичка, и мимо меня проплывают конституции одна за другой и точно так же утягивают собственность, занимаются экспроприацией. Как термин “цыгане”, только цыгане не цыгане, а эти инициаторы-мобилизаторы, которые обворовывают всех регулярно. И, конечно, теперь остается только цыган привлечь к ответственности за все эти проделки. От Николая Васильевича Гоголя до Николая Васильевича Сличенко одно и то же. Каждый анекдот стараются запихнуть в правовую систему и превратить его в конституцию. Одна конституция за другой проплывают мимо нашего носа и утягивают нашу собственность. И самое главное, теперь в качестве собственности государство утягивает детей, в том числе и цыган, заявляя, что они недостаточно оседлые как в “Табор уходит в небо”. Теперь мы ушли в табор все , я так понимаю. Потому что сегодня была передача, чтобы сорвать и другие народы с места, отказав им в той оседлости, которая имеется. Вы понимаете, какая заложена бомба в самой правовой системе, в гражданстве. И то, что сказала Лидия Ивановна в качестве примера. Вы не хотите отвечать на политические вопросы, но зато я отвечу. У нас не существует в государстве гражданства.

Ольга Писпанен: Очень эмоциональное высказывание слушательницы. Стефания, как вы считаете, в современной России проблема ксенофобии по отношению к цыганам - это социальная или политическая проблема?

Стефания Кулаева: Это, конечно, вопрос точки зрения. Я склонна оценивать проблему дискриминации и нарушения прав человека как политическую проблему. Хотя политику можно понимать в более или менее узком контексте, более или менее узком плане. Если расширительно понимать политику как определенные виды взаимоотношений в обществе, то, конечно, это политическая проблема. А если говорить, что политика - это выборы, конституция, президент – это другое дело. И цыгане имеют к этому минимальное отношение, что, кстати, неправильно, во многих странах мира стараются это менять. Во многих странах мира даже есть программы включения цыган, потому что они слишком были аполитичны многие века, и это ограничивало возможности изменения жизни. В таких странах, где цыгане составляют значительное большинство, как Болгария, Венгрия эти программы эффективно начали действовать. Это начало, но будем надеяться, что будет продолжение. Что касается нас, то говорить еще рано.

Слушатель: Доброе утро. Я по поводу цыган, веселого нрава цыган и в продолжение темы предыдущей звонившей. Скоро мы все будем веселыми, давайте весело воспринимать. Например, могу порекомендовать цыганам на злобу дня песни петь и частушки. К примеру, могу такую предложить тему.

Ольга Писпанен: Это был не вопрос, это было предложение быть всем веселыми. Боюсь, что только за весельем прогулять что-то очень важное. Скажите, вы можете сравнить сегодня положение цыган в России и положение цыган в Восточной Европе?

Стефания Кулаева: Можно, конечно, сравнить. Кстати, есть много общего. Но я хотела отреагировать на звонок. Есть анекдот про человека на кресте, которого спросили: «Тебе не больно?”. “Больно, только когда смеюсь”. Это касается многих народов, которым досталось за многие века. Цыганам досталось страшно. В этой книге, которую мы сделали для учителей, есть целая часть, которая называется “Века скитаний и гонений” о том, как буквально столетиями этот народ мучили и травили, о катастрофе 20 века, когда нацисты объявили два народа, подлежащих полному уничтожению - евреев и цыган. Наш разговор почему-то сбился на обсуждение темы веселости, которая не главная, но это вовсе не отменяет огромного количества проблем. Это просто деталь национального характера и культуры. А на самом деле трагичность и прошлой и настоящей жизни цыган остается. И если кто-то способен петь и сочинять частушки – то это хорошо.

А что касается Центральной Европы и России, то мы сотрудничаем с Европейским центром по правам цыган, международной федерацией прав человека в Париже, которая приезжала этой осенью с правозащитным опросом. Мы составили отчет, который выходит по-французски, сейчас выходит по-английски и по-русски о положении цыган Севера-Запада. И все правозащитники констатируют серьезную ситуацию у нас в России. И уже лет десять такая же ситуация привлекает правозащитников в Центральной Европе. У нас чуть позже начался процесс и в некоторых формах проявляется гораздо более жестко. Например, насилие неонацистов носит чудовищный характер. Это уже лучше в странах Центральной Европы, хотя и там был период, в Чехии, скажем, когда убивали цыган, нападали на цыган, люди не чувствовали себя в безопасности. У нас, к сожалению, идет эскалация проблемы. И есть другие проблемы, как проблемы милицейского насилия и неправомерных действий.

Ольга Писпанен: Стефания, вы затронули тему о проблеме произвола правоохранительных органов. С этими проблемами к вам обращаются цыгане?

Стефания Кулаева: К нам обращаются, и мы стараемся осуществлять мониторинг ситуации. Всеобщую озабоченность и возмущение вызвала прошедшая в мае-июне этого года в Петербурге операция “Табор”. Это не первая операция “Табор”, которая проходит в нашем городе и в нашей стране. Впервые это понятие возникло в начале 21 века. В 2001 и в 2002 году были операции “Табор” федеральные, которые носили странный характер, начиная с названия, подчеркивающего традиционный образ жизни цыган и говорящих о том, что именно цыгане, не связанные ни с какой этнической преступностью. Потому что “табор” - это просто такая же вещь, если бы в Германии называлась “община” на русском языке. И, во-вторых, сама по себе эта операция была очень странная. Ее часто в прессе, и в интервью, которые давали периодически по этому поводу сотрудники МВД, называли “цыганская перепись”. То есть подход был такой: по возможности всех учесть, поймать, взять отпечатки пальцев и, по крайней мере, знать о них. Опять же тут этнический принцип абсолютно недопустим, это подчеркнули многие правозащитные организации, в том числе международные правозащитные организации. Цыганские организации были этим возмущены. В результате возникли какие-то переговоры с руководством МВД и договорились, что операция “Табор” больше проводиться не будет. Как ни в чем не бывало в 2004 году в нашем западном прогрессивном городе проходит операция с таким же названием, операция, посвященная исключительно одной группе цыган, практически это не коснулось русских цыган, живущих на окраине города и в районах Ленинградской области, а это коснулось именно нелегально находящихся в Ленинградской области цыган. Опять же, вопрос борьбы с нелегальной миграцией – это сложный вопрос, вопрос соблюдения паспортного режима – это тоже сложная тема. Но тот факт, что опять же, на первый план был вынесен национальный вопрос, и тот факт, что людей отлавливали по принципу, как они выглядят, что само по себе совершенно недопустимо ни в каком правовом обществе, он вызывал полнейшую обеспокоенность. Надо сказать, что милиция действовала по заказу городской власти. В частности, Леонид Богданов председатель административного комитета города проводил беседы с милицией на эту тему и призывал их более тщательно заниматься с этой цыганской группой, что, конечно, вызывает недоумение, огорчение. Действия милиции носили хаотичные, непонятный характер. Цыгане на это жаловались. К нам жаловались, что врываются на территорию временной стоянки, где люди живут в домиках или палатках, их сжигают вместе с имуществом и документами, которые там находятся. Даже был случай стрельбы по ногам бегущих людей. Ни отсутствие документов, ни нелегальность не может ни объяснить, ни извинить с правовой точки зрения такое поведение милиции.

Ольга Писпанен: Скажите, пожалуйста, есть ли хоть один представитель цыган хоть в какой-нибудь из ветвей власти?

Стефания Кулаева: Есть люди цыганского происхождения, которые служат и в милиции, которые служат и в чиновничьих аппаратах, но они не называют себя представителями цыган. Как правило, они стараются не подчеркивать. Так прославился в стране генерал Решетников, убитый в июле этого года, который долгое время не афишировал своего цыганского происхождения. А, уйдя в отставку, вспомнил о своих корнях и много сделал для цыганского сообщества в Москве. Люди были ему обязаны.

Ольга Писпанен: Стефания, сегодня стоит ли проблема перед цыганами сохранения этнической самобытности при отсутствии территориального единства?

Стефания Кулаева: Эта проблема стоит перед цыганами более тысячи лет. Трудно создавать свою культуру, не имея страны, даже не имея возможности ее создавать. Поэтому, конечно, эта проблема всегда стояла и стоит. Народ решает ее последовательно и самостоятельно. Язык сохраняется. Это тот самый язык с большими изменениями, конечно, но все-таки восходит к тому языку, на котором говорили предки современных цыган в Индии. И на основании языка и установили факт происхождения из Индии. Это определенная традиция, особенно у некоторых групп цыган сохраняется очень твердо, очень решительно. Интересная традиция, с одной стороны, интегрироваться, с другой стороны – не ассимилироваться. Я думаю, что она заслуживает уважения.

XS
SM
MD
LG