Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Колесников, автор нового политического бестселлера, о главных событиях 2004 года


Программу «Темы недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие журналист Издательского дома «Коммерсант» Андрей Колесников.

Дмитрий Волчек: Это последний выпуск нашей программы в 2004 году и мы можем подвести итоги года. Наш гость – журналист Издательского дома «Коммерсант» Андрей Колесников, он был свидетелем многих событий, о которых мы сейчас будем говорить. В декабре вышел двухтомник очерков Андрея Колесникова «Я Путина видел!» и «Меня Путин видел!». Сейчас посмотрел сайты крупнейших книжных магазинов Москвы – всюду книги Андрея Колесникова занимают первые строчки в списке бестселлеров, обогнав и Пелевина, и Трегубову, и даже «Код Да Винчи». Сейчас Андрей находится в Киеве, где может быть и происходит главное событие года – во всяком случает единственное крупное событие, внушающее оптимизм.

Андрей, какие у вас впечатления от предвыборных интриг? И можно ли сейчас с уверенностью предсказать, чем вся эта многомесячная история закончится, вообще закончится ли она в ближайшие два-три дня?

Андрей Колесников: Я только сегодня прилетел в Украину, сегодня суббота, и предвыборная агитация здесь запрещена. Основная интрига сегодняшнего дня состояла в том, чтобы определить, как регистрировать людей с открепительными талонами. Конституционный суд принял решение, что инвалиды не только первой группы, но всех остальных групп могут пользоваться открепительными талонами и участвовать в голосовании. Но оппозиция считает, что они имеют право зарегистрироваться только до 12 часов дня, а Конституционный суд решил было, что до восьми вечера. И целый день шли споры, как же быть. И до сих пор они еще не закончились, заседание Центризбиркома продолжается. Я сейчас сижу в ресторане «Страдивари» на Крещатике и слышу вас с трудом, потому что сейчас тут салют, масштабный такой салют. Надо сказать, что салюты происходят практически каждый вечер, ничего удивительного и нет.

Дмитрий Волчек: А какие, Андрей, настроения в ресторане «Страдивари» и в окрестностях?

Андрей Колесников: Скорее некоторая эйфория, может быть, некоторое умиротворение. В Киеве, который, как известно, с самого начала отдавал свои симпатии Виктору Ющенко, по-моему, все убеждены, что в результате третьего тура выборов он станет президентом. Честно говоря, и я в этом уверен.

Дмитрий Волчек: А что касается явки избирателей, будет ли она такой же высокой, как и во втором туре или все-таки всем уже надоело бесконечно выбирать президента?

Андрей Колесников: Немножко, конечно, надоело. Мы видим, например, что гораздо меньше оранжевого цвета стало на улицах. Это просто бросается в глаза. Я уехал из Киева немногим более двух недель назад, город был весь оранжевым, сейчас нужно постараться, чтобы отыскать оранжевый цвет. Знаете, даже на елка, которая стоит на Майдане Незалежности знаменитом, шары синего цвета. Считается почему-то, что мэр Киева господин Омельченко в некотором смысле мстит пикетчикам, которых он до сих пор любил и даже опекал, за то, что они не хотят освобождать целую неделю Крещатик для автомобильного движения. Вот такого уровня интриги сейчас. А в остальном все хорошо.

Дмитрий Волчек: Я понимаю, вы только сегодня приехали в Киев, но, может, уже услышали какой-нибудь самый свежий анекдот?

Андрей Колесников: Относительно свежий анекдот такой, что разговаривают с пикетчиком из лагеря и спрашивают его, за кого он будет голосовать. А он, нисколько не сомневаясь, говорит: «Конечно, за Януковича». Ему говорят: «Как же так, приди в себя». Он говорит: «За кого же еще голосовать? Если выберут Ющенко, нам же придется отсюда уходить».

Дмитрий Волчек: Андрей, какое событие уходящего года вы бы назвали самым важным? Выбор довольно широк – теракты в России, война в Ираке, дело ЮКОСа, переизбрание президентов Буша и Путина… Или, может быть, вы тоже Украину поставите на первое место?

Андрей Колесников: По-моему, на самом деле выбора никакого нет. Одно-единственное событие было главным в прошедшем году – это теракт в Беслане. И тут, собственно говоря, и добавить больше нечего. Президентские выборы и победа Владимира Путина на них не стала главным событием года. Она, может быть, и стала главным событием, если бы Владимир Путин не победил на этих выборах. Поскольку он победил, то не стало. А теракт в Беслане, конечно, заслонил собою все.

Дмитрий Волчек: Да, и, по данным социологов большинство россиян главным событием года называют теракт в Беслане. Что касается Беслана, создается впечатление, которое только укрепили недавние рассказы главы сенатской комиссии по теракту Александра Торшина, что об этой трагедии мы знаем лишь небольшую часть, существует очень много тайн, причем существенных, тайн, которые возможно, мы никогда не узнаем. Вы были в Беслане, Андрей, у вас есть подобное ощущение?

Андрей Колесников: Да, конечно. Есть множество мелких загадок, есть множество крупных. Я только боюсь, как бы общество, люди, не остыли к этому. Была пресс-конференция на днях Владимира Путина, больше шестисот журналистов в ней участвовали. Я даже писал в «Коммерсанте» о том, что никто за три часа не задал Владимиру Путину ни одного вопроса про Беслан, про то, как он оценивает действия спецслужб, правоохранительных органов, власти, собственно говоря, свои собственные действия в Беслане. Было очень много и западных, кстати, журналистов, преобладали региональные, но никаких вопросов не прозвучало. Я, например, сам не могу найти ответа – почему? Я, честно говоря, не хотел сначала задавать никаких вопросов, потому что, поскольку работаю в кремлевском пуле, имею возможность спрашивать о чем-то Владимира Путина, и не хотел на этот раз мешать людям, у них эта возможность бывает реже. Но где-то за полчаса до пресс-конференции я вдруг понял, что никто не спросит ни о чем таком. И начал тянуть руку. Но ничего у меня не вышло, - уже, видимо, было поздно. Почему? Может быть, просто люди успели забыть, в сентябре все дело было.

Дмитрий Волчек: Андрей, а что именно вы хотели спросить у Путина?

Андрей Колесников: Я хотел спросить, как он оценивает действия, например, спецслужб в Беслане. И что он сам думает о том, собственно говоря, когда будет следующий Беслан.

Дмитрий Волчек: В вашей книге собраны репортажи из Беслана?

Андрей Колесников: Нет, в эту книгу не вошли, там были статьи от инаугурации до инаугурации, за прошедшие четыре года. Да и, собственно, в статьях про Беслан не было господина Путина. Один раз я увидел краем глаза ночью его кортеж. Но, я думаю, что если бы я собирал третий том, то все до единой статьи бы вошли. Потому что, я считаю, что все, что происходило в Беслане, имеет, конечно же, непосредственное отношение к господину Путину.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем звонки наших слушателей.

Слушатель: Здравствуй, любимая родина. Я Александр Ефимович. Поздравляю прогрессивное человечество планеты с новым наступающим самым счастливым из всех минувших годов. Самым важным явлением 2004 года считаю заявление генерального секретаря Коммунистической рабочей партии России Виктора Аркадьевича Тюлькина, ответившего на временный запрет самого важного праздника человечества Великой Октябрьской социалистической революции, который заявил, что мы не будем просто ждать, мы переорганизуемся и сбросим эту власть. Успехов в новом 2005 году.

Слушатель: Добрый вечер. Забавный дяденька. Сначала я хотел поблагодарить Андрея за то, что он сделал совершенно замечательную и, я думаю, раньше совершенно невозможную вещь – он сделал репортаж о перемещениях главы государства туда-сюда читабельным жанром. Я такого не встречал раньше и, боюсь, такого не встречу у других авторов, скажем так. По этому поводу я хотел задать вопрос. Большинство статей Андрея я читал в «Коммерсанте» и всегда это довольно ерническая и нелицеприятная подача главного персонажа. Почему его до сих пор не выперли из президентского пула журналистов? Меня всегда очень занимал этот вопрос.

Дмитрий Волчек: Да, Александр, я, честно говоря, тоже хотел спросить об этом Андрея. Почему до сих пор не выгнали и не выгонят ли после этих книг?

Андрей Колесников: Может и выгонят. Это, понимаете, все проверяется экспериментальным путем. Выгонят и выгонят. С другой стороны, не так уж и просто выгнать. Мне все кажется, что я успею уйти раньше, чем меня выгонят, не удастся меня выгнать. Это во-первых. Во-вторых, нужны довольно веские основания, чтобы не дать доступа журналисту крупной федеральной газеты к таким событиям. Есть определенные правила игры, их всем надо соблюдать. Я хочу сказать, что они соблюдаются просто с переменным успехом, кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, постоянная борьба, льются невидимые миру слезы. В итоге выходят, как мне кажется, честные статьи – и это самое главное.

Дмитрий Волчек: А вы что-нибудь знаете о реакции кремлевской администрации на ваш двухтомник? Понятно, что репортажи были опубликованы в газете, но книга, да еще и бестселлер, может вызвать другую реакцию, - возможно, большее раздражение, чем газетная страница, в которую завтра завернут селедку.

Андрей Колесников: Мне кажется, что как раз большее раздражение вызывает то, что опубликовано в газете, чем то, что в книге. Потому что это реакция сиюминутная, событие было только вчера, на следующее утро ты прочитал не только о нем, но и довольно жесткую оценку. И основной удар приходится принимать на себя сразу после того, как эта статья была опубликована. Прошло уже больше двух недель с момента выхода книжек, но я не получал никакой официальной реакции. И слава богу. Я думаю, что молодцы, что они никак не реагируют - это лучшее, что они могут сделать и для меня, и для себя.

Дмитрий Волчек: Давайте послушаем Александра из Петербурга. Добрый вечер.

Слушатель: Значительное – это Беслан, если можно назвать это событием. Наши спецорганы просто проспали. Или я не прав? Можно не отвечать. В конце года эта пресс-конференция Путина раздразнила. Я больше ждал от журналистов, чем от него, но всех как-то заклинило – приезжайте к нам, приезжайте к нам. Одна умудрилась спросить: «Как видите будущее своих дочек?». Заодно бы о собачках поинтересовалась, более важных вопросов нет. Ты спроси, Фекла, что президент сделал, чтобы мы не вымирали как в блокаду. Вот откуда надо танцевать было. Вообще поражает эта власть. Чуть какое событие, дата, обязательно венок к памятнику принесут, ленточку поправят, слезу выжмут, заботу о мертвых проявят. А о живых и говорить не хочу, не буду, сами знаете. Спасибо.

Слушательница: Здравствуйте. Я пенсионерка, поэтому для меня главным событием было то, что партия власти и наша власть показала свое лицо, повысив себе зарплату в четыре-пять раз, а их зарплата была несравнима с нашими пенсиями. Сохранив себе все льготы, у нас отняли последнее. И нас уговаривают, что наши доходы повышаются. Я считаю, это бесстыдство и цинизм неприкрытый. И если наши россияне будут за это партию, так нам и надо в таком случае.

Дмитрий Волчек: Андрей, у каждого автора бестселлера, наверняка, должен быть рецепт, как, собственно, писать бестселлер. Как написать политический бестселлер в России 2004 года, какие ингредиенты должны быть? Слово «Путин» на обложке, наверное. Что еще?

Андрей Колесников: Слово «Путин» должно быть обязательно, это вы справедливо подметили. Все остальное для меня самого загадка. Все-таки поместить под одной обложкой, вернее, под двумя практически все статьи о президенте, которые были опубликованы в газете за четыре года, в принципе, это, конечно, авантюра, очень большая авантюра, которая могла как угодно закончиться. Ведь это не сборник избранных статей, это все, что было опубликовано. Это то, за что ругали на редколлегиях, то, за что меня штрафовали, все то, что писалось на коленке в последние секунды, из-за чего номера опаздывали в типографию. Поэтому я, честно говоря, со страхом ждал этих первых дней продаж. Когда первые тридцать тысяч ушли из издательства к оптовикам меньше чем за один день, я сам был поражен. Мне кажется, что все-таки очень большой интерес к тому, что собой представляет Владимир Путин. Потому что до сих пор это все еще непонятно. Более того, и для меня непонятно. И чем дальше, тем, мне кажется, все меньше шансов, что мы получим ответ на этот вопрос до того момента, когда он скроется с наших глаз, с политического горизонта.

Дмитрий Волчек: Если это вообще произойдет.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел задать вопрос Андрею. Я уже понял, что Путина он видел. А так как он находится в Киеве, хотел бы спросить, видел ли он Ющенко и Тимошенко? Как вы думаете, Андрей, возможен ли в случае прихода Ющенко и Тимошенко к власти сценарий, уже опробованный Евросоюзом, а именно - какая-то весомая часть жителей восточной и южной областей Украины объявляются не гражданами по примеру русскоязычных в Эстонии и, соответственно, терпят поражение в гражданских правах?

Андрей Колесников: Мне кажется, что это абсолютно исключено. Все-таки Украина не только не Россия, вы помните это название книжки Леонида Кучмы, но и не Эстония. Все-таки огромное количество людей живет на Украине, связанных с Россией далеко не так, как люди, живущие в Эстонии, связаны с Россией. Совсем другие связи. Я не думаю, что кто-нибудь заинтересован в том, чтобы реально делать из них людей второго сорта. Вы говорите про то, что Ющенко и Тимошенко придут к власти, а я в этом не уверен. То есть я не уверен, что к власти придет Юлия Тимошенко. Насчет Ющенко уверен. Мне кажется, что Тимошенко, вообще говоря, во многом сделала свое дело, она привела к власти Виктора Ющенко, и не факт, что она будет премьером. Привела достаточно радикальными действиями, и не факт, что из таких действий будет состоять политика Украины в ближайшие годы.

Слушатель: Добрый вечер. Я хотел бы классифицировать уже названные вами по важности события таким образом. Судьба России уже определена бойней младенцев в Беслане, которую произвел царь Ирод. Судьба Европы решится завтра выборами в Украине, а судьба мировой цивилизации получила шанс на спасение путем переизбранием президента Буша.

Дмитрий Волчек: Есть у вас комментарии к этой классификации?

Андрей Колесников: Ну что вы, ни слова ни прибавить, ни убавить.

XS
SM
MD
LG