Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жители Петербурга подводят итоги уходящего года


Программу ведет Виктор Резунков. Принимает участие старший научный сотрудник Института социологии РАН Татьяна Протасенко.

Виктор Резунков: Сегодня у нас в студии гость - старший научный сотрудник Институт социологии Российской академии наук Татьяна Протасенко. Петербургские социологи провели опрос, в котором попросили горожан подвести итоги уходящего года для Петербурга и для России в целом. Результаты опросов показались социологам весьма интересными. Давайте послушаем репортаж Дмитрия Казнина.

Дмитрий Казнин: Социологи центра "Мегаполис" проводят опросы петербуржцев по важным вопросам уже в течение 5 лет. В этом году ими были получены интересные результаты. Например, при выросших доходах петербуржцев число социальных оптимистов не увеличилось, как это всегда бывало, когда жизнь улучшалась, а уменьшилось. Год назад оптимистов было 25%, сегодня - только 11. Пессимистов же стало 17%. Самую большую группу составляют те, кто живет не очень хорошо, но готов терпеть и дальше. Петербургский политолог Валерий Крамник считает, что это признаки общероссийского системного кризиса.

Валерий Крамник: Действительно, доходы растут, но доходы растут неравномерно. Они растут у предпринимателей. Сейчас у гуманитарной интеллигенции растут, потому что эти люди работают на нескольких работах. А у нижней и средней части доходы не растут. Монетизация, с одной стороны, а с другой стороны, начало жилищно-коммунальной реформы... С чего? С того, что сразу подняли плату за жилье. И это резко сказалось на низкодоходных слоях населения. У нас ведь в средствах массовой информации контролируемых все время говорится о чем? О достижениях, о том, что растет стабилизационный фонд, что высокие цены на нефть. А люди всегда спрашивают: ну, а где все это?

Дмитрий Казнин: И второй, такой же, по мнению социологов, неожиданный момент: прогнозы в целом по стране на 2005 год пессимистичны, а вот по Петербургу - оптимистичны. В то же время свое личное состояние горожане склонны оценивать безрадостно. Вниз настроение тянут бюджетники, пенсионеры и те, кто остро переживают проблемы безопасности в стране или неустойчивость финансовой системы. По мнению Валерия Крамника, в Петербурге действительно ситуация лучше, чем во многих других городах России, и, как объясняют сами социологи, суеверно сплевывая даже на страницах газет, в городе до сих пор не было терактов, что после взрывов в Москве и Беслане воспринимается людьми как огромный плюс. При этом большинство опрошенных не смогли назвать, какие конкретно события в прошедшем году они расценивают, как положительные. Зато легко перечисляют все печальные события, случившиеся в стране. Среди личных радостей преобладают события, связанные с детьми, внуками, с их рождением. Таких, правда, всего 6%. У 36% людей хороших событий в 2004 году не было, 16% затруднились с ответом.

Виктор Резунков: Татьяна Захаровна, опросы проводились по многим позициям. Я бы хотел сразу вас попросить выделить, что вас больше всего удивило и что вас заинтересовало, как социолога, какие необычные явления в этом году вы увидели?



Татьяна Протасенко: Об этом было резюме, мы публиковали эти результаты. Это главный результат года, который подтверждает исследования, не только те, которые проводили мы в Петербурге, но об этом говорил Левада, представитель ВЦИОМ, представители ФОМА и других социологических структур, которые проводят опросы по всей стране. То есть наблюдается значительное падение доли оптимистов. Если раньше связка роста доходов и улучшения настроения как бы не напрямую, но существовала, то есть при росте доходов точно также росло настроение тех, которые говорили, что жизнь все-таки становится лучше и находили для себя какие-то события, которые им позволяли делать эти выводы. В этом году направления разошлись. Рост доходов все-таки есть и рост на 33% в среднем по городу, в прошлом году к концу года это было около 4000, это как бы средняя температура, но это показатель, а сейчас 5200 - это приличный рост, даже перекрывающий инфляцию. Но это действительно рост очень разных групп населения. Значительный рост произошел в частном секторе, на акционерных предприятиях, даже у городских бюджетников рост был довольно приличен, у них средняя зарплата сейчас 7,5 тысяч. А вот федеральные бюджетники, то есть те, за которых ответственно государство, причем у нас сейчас определенные группы переводятся в эту категорию, и пенсионеры, те, которые зависят именно от государства, у них в этом году очень упал уровень благосостояния. У них было не повышение, а падение. Я сама, как представитель науки, знаю, у нас положение тяжелейшее. Эти группы населения, конечно, привыкли за 15 лет крутиться, зарабатывать, прирабатывать, они держатся на уровне, но это все дается таким трудом, потерей здоровья, усталостью. Я, например, в последний месяц постоянно ходила на похороны, очень много умерло моих знакомых, мужчин, причем сердце, а сердце - это действительно усталость, это напряжение, это переживания и прочее, все это отражается. И эти тенденции как раз и выразились в падении настроения, потому что все это дается с таким трудом, что на какую-то радость не остается сил, только для поддержания жизни. Это очень плохая тенденция. Причем, есть еще одна вещь, ведь это же все происходит на фоне довольно приличных макропоказателей. У нас идет поток нефтедолларов, увеличиваются золотовалютные запасы, увеличивается стабилизационный фонд. Люди, которые имеют очень плохой уровень жизни или тяжело достающиеся им доходы, это, как правило, люди с высшим образованием, люди трудоспособного возраста, они это могут все посмотреть, объяснить и понять. Все время нам задают вопрос в этом нашем опросе: если в стране все так хорошо, то почему нам так плохо? И это все выразилось в такой ноте.

Виктор Резунков: Это причина основная того, что люди не могут сказать, какие наиболее замечательные события они помнят за прошедший год?

Татьяна Протасенко: На самом деле чаще всего это связано с личными какими-то моментами. С другой стороны, когда очень много плохих эмоциональных событий, которые перекрывают положительные эмоции, люди в первую очередь вспоминают плохое, у нас действительно было очень много плохих событий в этом году. А второе, опросы показали, что у нас постепенно все-таки люди начинают думать о себе, о своей семье, о жизни, и это положительное явление. То, что оценка в Петербурге семье, детей стала повышаться, это, может быть, даже не объективная оценка, сколько субъективное ощущение, что дом - моя крепость. Мне кажется, что чем больше будет таких людей, тем мы будем лучше жить.

Виктор Резунков: Да, социологи в последнее время отмечали такой элемент атомизации общества, с одной стороны.

Татьяна Протасенко: Да.

Виктор Резунков: А с другой стороны, семья, как ячейка общества, укрепляется.

Татьяна Протасенко: Безусловно. Только это может защитить сейчас, особенно когда понимаешь, что ты, хоть бедный, хоть богатый, хоть ты живешь в деревне, на тебя может упасть самолет, взорваться и все прочее. Поэтому дом-крепость - это очень важное ощущение, и мне кажется, что этот год его тоже дал, хотя все-таки после советской власти мы не можем от идеологических шор избавиться, от мыслей о непонятно каких общественных интересах. Я думаю, что когда человек думает о личных интересах, тогда и он хорошо живет, и страна хорошо живет.

Виктор Резунков: За последние три года число людей, которые заявили, что общее положение дел ухудшилось, увеличилось с 11 до 34%. Как вы считаете, насколько высок должен быть уровень таких людей в государстве, чтобы это вызвало какую-то реакцию?

Татьяна Протасенко: После дефолта таких людей было около 50%. Как видим, у нас не было никаких революций.

Виктор Резунков: Татьяна Захаровна, минувший год был богат на реформы разного рода. И я хотел бы вас спросить, как петербуржцы относятся к этим реформам, что воспринимается негативно, что позитивно, а что достаточно равнодушно?

Татьяна Протасенко: Ну, первая реформа - по поводу нового порядка, так сказать, формирования губернаторского корпуса. Мы, начиная с сентября, следили за этим, и не могу сказать, что это вызвало какие-то сильные эмоции. Мы задавали вопрос в такой форме: эту инициативу Путина вы поддерживаете или нет? И мы объясняли людям, потому что многие не понимали, что это такое. В сентябре поддержали 44 процента, потом было падение где-то до 40 процентов.И сейчас мы задали вопрос: "Как вы конкретно относитесь к тому, что в нашем городе будут не избирать, а назначать губернатора?" И самые последние данные получились, вы знаете, разделенными как бы на три части: 35% готовы согласиться с назначением, 33% хотят сами избирать, 17% сказали, что не знают, 15% - не интересует. Вот такая общая ситуация. И я скажу, что у нас к назначенцам не очень плохо относятся, может быть, потому что все-таки рейтинг Путина еще достаточно высок.

А вот избрание по партийным спискам вызывает все большую и большую негативную реакцию не только на уровне Думы, но и прежде всего на уровне нашего регионального Законодательного собрания. Те люди, которые привыкли, что они ходят на выборы и работают с депутатами, знают, что у них имеется конкретный депутат, и они понимают, что если будут какие-то мифические партийные списки, неизвестно, кто туда попадет, как они будут избираться, и партии у нас очень слабы. Мало того, буквально неделю назад был опрос, и выясняется, что если будут выбирать по партийным спискам - явка падает до 24 процентов, и именно это влияет на падение явки. Поэтому тут нужно очень долго думать.

Проблема, конечно, еще связана с тем, что у нас одна, можно сказать, партия осталась. Отношение людей двойственное, как всегда. С одной стороны, часть всегда готова присоединиться к партии власти, не задумываясь, а другие категорически подспудно, внутренне не хотят этого иметь, вспоминая прошлые годы. Поэтому я думаю, что тут будут большие проблемы, особенно поскольку у нас стоит вопрос по поводу нового избрания Законодательного собрания.

Виктор Резунков: И у нас есть звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Понтюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Поздравляю вас с наступающим Новым годом! Я хотел бы сказать, что люди сильны своей общностью, что доказывает вся наша история. А сегодняшнее состояние людей, у которых отняли практически все, достойную жизнь, они сейчас в плохом состоянии. И хотел бы закончить словами президента, который обращается всегда к гражданам, говоря так:
"Живите богато, если позволит вам ваша зарплата.
Если зарплата вам не позволит -
Что ж, не живите, никто не неволит".

Виктор Резунков: Вы хотите прокомментировать?

Татьяна Протасенко: Собственно говоря, я понимаю это мнение, но, тем не менее, продолжаю настаивать, что люди прежде всего должны заботиться о своем доме, о своем благосостоянии, но при этом, конечно, нужно думать и об общих целях, пытаться объединиться. Но объединение сначала идет как бы обратным и возвратным способом. Сначала нужно думать как-то о себе, а потом пытаться объединиться. Пока объединяться мы не умеем, и не умеем прежде всего потому, что все эти годы советской власти мы жили такими, скажем, ложными, мифическими общественными интересами. Мы должны понять интересы, которые нас объединяют.

Виктор Резунков: Татьяна Захаровна, меня интересует, как обстоит дело с политическими партиями. Вы упомянули эту ситуацию, и я понимаю, что атомизация происходит. Есть ли какие-то результаты опросов, которые показывают картину?

Татьяна Протасенко: Дело в том, что в период между выборами, такой спокойный, рейтинг партий всегда падает, замерять его очень трудно, поэтому все опросы очень приблизительны. И на этом фоне у нас более-менее держится рейтинг такой: на первом месте "Единая Россия" по-прежнему, хотя у нее меньше рейтинг, чем то, что она получила на голосовании; на втором месте - "Родина", и, как бы ни говорили о делении и так далее, именно "Родина" с Рогозиным. Причем, я хочу сказать, что опасная очень ситуация: выпустили в прошлом году джинна из бутылки - эти вот националистические чувства, и они, в принципе, очень хорошо срабатывают.

Виктор Резунков: Татьяна Захаровна, Агентство социальной информации тоже проводило в Петербурге опрос, и оно выяснило достаточно интересный момент, что 65 процентов петербуржцев, и даже больше, вообще не знают, кто из депутатов представляет их округ в Законодательном собрании города. Собственно говоря, судя по этому опросу, рейтинг Законодательного собрания крайне низок в Петербурге. Чем вы это объясняете? И что, он еще больше уменьшится, если будут избирать по партийным спискам?

Татьяна Протасенко: Начнем с того, что у нас традиционно рейтинг представительной власти низок. Безусловно, возможно, на это повлияли, в том числе, и обсуждения в средствах массовой информации, потому что образ такой "говорильни" - это особенности нашего сознания, может быть, не очень объективные. Не надо забывать, как последнее время наши депутаты Законодательного собрания взаимодействовали с населениями - исключительно через свой резервный фонд. И надо сказать, что эти избиратели на выборы и приходили, и мы их назвали два года назад, когда были выборы, профессиональными избирателями. То есть ходили те люди, которые регулярно что-то получали, мало того, это были так называемые слабые избиратели, которым нужно было что-то получить, и они нуждались в поддержке. Сильные не могли понять, что им вообще нужно от депутатов, потому что они видели, что конкретные проблемы депутаты решить не могут. Именно поэтому в уходящем году деятельность Законодательного собрания получила самую низшую оценку - "три с минусом". Но, тем не менее, 30 процентов имели какие-то контакты с населением, большинство не имело.

А теперь, когда появятся еще партийные составляющие, люди вообще не смогут понять, зачем нужны депутаты. Тут много причин, первая из них - наше сознание, а вторая - деятельность, которая не очень сильно, по мнению нашего населения, влияла на жизнь петербуржцев, потому что на первом плане все-таки была исполнительная власть. Мало того, у нас есть четкая уверенность, что наша жизнь больше зависит от исполнительной власти.

Виктор Резунков: Судя по данным опросов, рейтинг, например, Владимира Путина в Петербурге понизился во время и сразу после событий в Беслане, потом опять пошел вверх. Рейтинг Матвиенко остается на каком-то определенном уровне. На этом фоне распространения пессимизма и отсутствия событий, который вызывали бы оптимизм у людей, чем вы объясняете, что рейтинги остаются постоянными?

Татьяна Протасенко: Рейтинги действительно замеряются разными способами, и в период между выборами наиболее показателен рейтинг, когда задаешь вопрос: "Хотите, чтобы остался этот или другой?" Когда много кандидатур на горизонте, тогда рейтинги могут прыгать, а когда фигуры одни и новых не появляется, тогда рейтинги достаточно стабильны. Тем не менее, рейтинг Путина упал значительно: был - 75%, упал до 57% после Беслана, потом восстановился до 62%, и он примерно сейчас такой и есть. Одна из главных причин - это то, что нет никого другого. Хотя, с другой стороны, когда задаешь вопрос: "Если бы у нас был референдум о третьем сроке..." - отвечают где-то 17%, что они "за" третий срок. Но связано это с тем, что нет других кандидатур.

И потом, у нас есть странности в сознании. Столько жутких вещей произошло в этом году, тем не менее, ответственность за Беслан и прочее все возложили на спецслужбы. А у Путина упал рейтинг прежде всего среди бедного населения, о чем я говорила, и это очень заметно, и упал как бы в тех слоях, которые считают, что в нашей стране должен быть сильный порядок, и падение связано именно с тем, что, по их мнению, он "гайки не докручивает". Поэтому отношение довольно сложное.

А в городе сваливали губернатора недовольные, и отношение к Матвиенко мы смотрим у нижних слоев населения. На отношение это очень сильно влияет все, что связано с социальной политикой, - монетизация и все прочее. Там есть, конечно, падение положительного, но почти нет роста отрицательного отношения. У нее есть запас прочности, но монетизация и прочее будут очень серьезно влиять, потому что в любом случае на нее будут возлагать серьезную ответственность.

Виктор Резунков: Татьяна Захаровна, у меня последний к вам, традиционный вопрос. Что вы ждете от сегодняшнего дня?

Татьяна Протасенко: Лично я жду, честно говоря, отдыха. Я и мои коллеги, мы устали от некоторой ответственности. Я выступаю здесь как представитель профессии, и в связи с некоторыми изменениями в средствах массовой информации за последние два года, особенно в прошлом году, социологам пришлось работать вместо журналистов частенько и вместо политиков, озвучивая многие вещи. И ответственность на нас лежала очень серьезная. А по моему мнению, социологи должны как можно дальше быть от политики. Как говорится, избирателей не переизберешь; мы говорим то, что видим. Но вот удержаться, чтобы не комментировать, очень тяжело. Поэтому чисто психологически мы устаем.

Виктор Резунков: Пожелаю вам счастливого Нового года и отдыха!

Татьяна Протасенко: Спасибо.

XS
SM
MD
LG