Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право детей на медицинское обслуживание


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость в студии - Анатолий Симаходский, начальника отдела по охране здоровья материнства и детства.

Татьяна Валович: Недавно в городе прошел круглый стол, на котором обсуждались права детей на медицинское обслуживание.

Татьяна Вольтская, Санкт-Петербург: Это был один из серии круглых столов, посвященных 15-летию принятия ООН Конвенции о правах ребенка. Эту конвенцию Россия подписала в 90-м году. Обсуждались вопросы предотвращения всех форм насилия по отношению к детям,соблюдения прав на образование петербургских детей-инвалидов и детей с отклонениями в развитии. Рождаемость в Петербурге повышается третий год подряд, но все равно удельный вес детского населения в городе падает. Главных вопросов два: что нужно сделать, чтобы еще больше повысить рождаемость, и что нужно сделать, чтобы эти дети рождались здоровыми. И закон о компенсационных выплатах по случаю рождения ребенка, и налаженная система по наблюдению за здоровьем детей в первые, самые важные годы жизни, это, безусловно, завоевание. Но проблемы еще есть, - говорит уполномоченная по правам ребенка в Петербурге Любовь Огнева.

Любовь Огнева: Каждому ребенку при обращении оказывается медицинская помощь. Но она могла бы оказываться в бОльших масштабах и более качественно, если бы было больше финансирование и были бы средства на закупку нового, современного оборудования, либо реанимацию старого оборудования.

Татьяна Вольтская: Много детей рождается маленькими, недоношенными, им нужна не только совершенная аппаратура, но и особый уход, а персонал - нянечки, сестры - получает мизерные зарплаты. Отдельный вопрос - это медицинская помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без родительского попечения. Кроме детских домов, в городе 13 домов ребенка.

Любовь Огнева: У нас очень много детей найденышей, которые просто без документов, без ничего, как подкидыши. Вот этого не было. Было по заявлению, отказные. Но сейчас увеличилась эта доля. Это как-то настораживает.

Татьяна Вольтская: Любовь Огнева предполагает, что это может быть связано с тем, что в городе много нелегальных мигрантов, неустроенных людей без гражданства, без всяких прав, так что детей своих они даже сдать в дом ребенка не решаются легально. Иногда люди живут так по много лет, детей могут лечить только на платной основе, а деньги есть не всегда. В городе много хороших врачей, хирурги делают сложнейшие операции, но оборудование устаревает. Главный вопрос, как всегда, - это деньги.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях один из участников этого круглого стола - начальник отдела лечебно-профилактической помощи матерям и детям Комитета здравоохранения Петербурга Анатолий Симаходский.

Анатолий Семенович, здравствуйте.



Анатолий Симаходский: Доброе утро.

Татьяна Валович: Анатолий Семенович, вы как считаете, право ребенка на медицинскую помощь в Петербурге в полной мере реализуется?

Анатолий Симаходский: Я могу сказать, что она реализуется со сложностями, бывают по каждой ситуации нужно решить какие-то вопросы. Но принципиально создана система в Санкт-Петербурге оказания помощи детям всех возрастных групп. Другое дело, как уже ваш корреспондент говорила, мы испытываем определенные трудности в финансовых средствах. Но чтобы ребенок остался без медицинской помощи, таких случаев не бывает.

Татьяна Валович: Не секрет, что в районных поликлиниках не хватает педиатров. Многие родители или вынуждены вставать в 5 утра за номерком к специалисту в свою районную поликлинику, или же прибегать к платным услугам. Вот эта ситуация разве не является нарушением прав на получение помощи?

Анатолий Симаходский: Нет, нарушением прав это не является, потому что имеют право на существование все виды здравоохранения - государственные, частные. Поэтому уже родитель выбирает вид здравоохранения или вид помощи - платная, бесплатная.

Татьяна Валович: Хорошо, если у него есть выбор. А тут его все время подталкивают к тому, что надо платить за все.

Анатолий Симаходский: Вы не правы. Есть платные услуги в государственных учреждениях, есть чисто коммерческие организации. Просто они не заняли в настоящий момент свою достаточную нишу, не заполнили. Я могу сказать одно: конечно, поликлиники испытывают сейчас очень большой дефицит врачей и испытывают, с другой стороны, то, что уменьшается количество детского населения. То есть все ставки, все штаты амбулаторной помощи рассчитываются на прикрепленное население. Если было 15 тысяч детей прикрепленного населения к поликлинике - было 3 массажиста, если стало менее 15, уже одну ставку с нас снимают финансовые органы.

Татьяна Валович: Как вы считаете, такой расчет правильно ли делать или, может, надо как-то пересмотреть какие-то нормировки, чтобы, наоборот, была помощь детям?

Анатолий Симаходский: Мы не можем безгранично каждому ребенку делать массажи. Должны быть какие-то нормативы. Поэтому и сейчас бюджет, который принят на 2005 год, и принимается бюджет фонда обязательного медицинского страхования, вот эти вопросы мы стараемся утрясать.

Второе - это то, что идет реструктуризация детских поликлиник. Так как население мы уже перспективно решаем до 2010 года, как же развиваться детским поликлиникам? Многие потеряли свою самостоятельность и объединились с взрослыми поликлиниками, чтобы было сэкономлено определенное количество их на административно-хозяйственном аппарате. Рациональное расходование ресурсов обследования медицинского оборудования. Вот эта вся работа ведется, чтобы первичное звено - участковые, педиатры и те, кто непосредственно сталкиваются с ребенком - оставить в полном составе.

Татьяна Валович: Как вы относитесь к такой идее, что вообще не должно существовать вот этих первичных, педиатров, участковых врачей, а перейти к системе врачей общей практики?

Анатолий Симаходский: Вы мне удар в сердце наносите. Я сам педиатр, профессор, доктор медицинских наук, который всю жизнь проработал с ребенком, знаю, как воспитывается студент, как воспитывается врач-педиатр. Это совершенно разные линии. Подготовить врача общей практики, который бы имел просто представление о ребенке, или воспитать педиатра, который знает на каждом этапе, что происходит с ребенком. Простите меня, 3 года и 5 лет - это совершенно разные люди, имеющие совершенно разные анатомические и физиологические особенности, разную структуру своего поведения, характера и прочих. Как можно их одной меркой, один врач будет решать эти вопросы. Поэтому первое, что у нас концепция развития здравоохранения до 2010 года - это то, что первичная помощь медицинская в поликлиниках оказывается только участковыми врачами-педиатрами.

Татьяна Валович: Вообще, существует такое реформирование, то есть обсуждается в Министерстве здравоохранения? Прислушиваются ли к мнению таких врачей, которые против? Не пойдет опять это просто административным решением, вот мы решили - все.

Анатолий Симаходский: Я считаю, что для сельской местности, где я начинал свою практическую деятельность, в Вологодской области, там врач общей практики - это благо. Потому что это все-таки фигура врача, мыслящего шире, дальше и умеющего оценить остроту состояния, где ребенку лечится, у него или его нужно направлять к врачу-педиатру. В Санкт-Петербурге с такой структурой развитое здравоохранение, веками все это развивалось, сейчас уничтожать эту структуру было бы неразумно. Хотя мы согласились. Например, Металлстрой. Там на то количество детей, которые сейчас есть, врача-педиатра им не положено. Значит, там должен быть врач общей практики. Парголово, Левашово - все наши пригороды, где детского населения, допустим, на 0,5 ставки. Кто же пойдет туда работать из врачей-педиатров? Поэтому там нужно рассчитывать все на население и там должен работать врач общей практики.

Татьяна Валович: А как же дети из пригородов могут получить тогда квалифицированную помощь?

Анатолий Симаходский: Будет направляться в поликлинику, к которой приписан этот врачебный участок.

Татьяна Валович: Куда-то надо ехать за много километров.

Анатолий Симаходский: Да, так сейчас получается. Ситуация так складывается на сегодняшний день.

Татьяна Валович: Анатолий Семенович, какова непосредственно задача вашего отдела? Чем вы занимаетесь и какие проблемы решаете?

Анатолий Симаходский: Основная проблема - это организация медицинской помощи как лечебной, так и профилактической. Начиная от первичных патронажей, от организации охраны репродуктивного здоровья молодых людей, и заканчивая 18-летним возрастом, когда мы передаем ребенка во взрослую сеть, - это все поле деятельности нашего района. Порядка 200 учреждений, с которыми мы непосредственно сталкиваемся. Это детские поликлиники, стационары, дома ребенка, санатории, центры - много всего. Именно организация работы в этих учреждениях.

Татьяна Валович: По телефону прямого эфира к нам дозвонился слушатель. Пожалуйста, ваш вопрос.

Слушатель: Добрый день, уважаемый гость. У меня такой вопрос. Вы сейчас говорите о следствиях. Когда говорят о наркомании, преступности, всегда говорят о следствии. Но ведь вы прекрасно понимаете причину. Всегда вы упираетесь в нехватку денежных средств, инвестиций, финансирование. Кто вам это все предоставит в стране, где все рассовано по карманам, по частным лавочкам? Вы же прекрасно понимаете, что разрушенный недругами общественный строй был самый идеальный строй для того, чтобы не развивались подобные явления. Вы ходите на какие-нибудь митинги, присутствуете на забастовках? Вот если бы вы покинули свой уютный кабинет, вышли бы из своих комфортных авто и больше бы ездили в общественном транспорте, больше принимали участие в митингах, призывали бы к этому, тогда бы все изменилось. А так это просто одна говорильня.

Анатолий Симаходский: Спасибо за вопрос. У меня нет авто уютного, мне не положено по штату, как начальнику отдела, авто. Второе. По статусу государственного служащего я не принимаю участие в митингах, хотя прилично информирован. Мы общаемся, у нас есть отдел писем, жалоб и заявлений, которые мы разбираем. Так что если бы у вас была конкретно поставлена какая-нибудь проблема здоровья, я бы на нее постарался ответить. А так вы понимаете, что медицина во многом борется со следствиями, в частности, даже со следствием вредных привычек каждого человека, которые потом вызывают кучу заболеваний.

Татьяна Валович: Анатолий Семенович, раз уж затронули вредные привычки. Как вы относитесь к тем законам, которые сейчас рассматриваются и по поводу борьбу с курением и запрете курения в общественных местах, о запрете распития пива в общественных местах?

Анатолий Симаходский: Вообще, это просто колоссальная проблема. Давайте зрительно себе представим, кто-нибудь лет 10 назад видел наших 13-15-летних детей, раскуривающих сигареты в центре города и распивающих значительное количество пива. Нет. У нас отдых весь превращается только в одно - банка пива, сигареты, компания и прочее. Мы столкнулись уже теперь с последствиями того, что идет пивная алкоголизация, идет вал заболеваний, связанных с курением, то есть у нас не уменьшается количество бронхо-легочных заболеваний у детей. Могу даже сказать, что у нас открыто целое отделение детоксикации в Пятой детской инфекционной больнице, куда поступают дети до 15 лет с алкогольным и наркотическим отправлениями.

Татьяна Валович: Анатолий Семенович, вы должны заниматься профилактикой, у вас отдел называется лечебно-профилактический. Что делается?

Анатолий Симаходский: Первое. Законы я принимаю и приветствую законы. Другое, как они будут исполняться, и как будут реагировать те службы, которые должны контролировать этот закон и его исполнение, именно его применение в городе.

Второе, то, что делается по профилактике. Я вас уверяю, что делается очень много. Но не доходит. Пока то, что мы делаем, не доходит до сознания. Все-таки защитником интересов и прав ребенка по нашему законодательству являются его родители.

Татьяна Валович: А не доходит до сознания родителей, учителей?

Анатолий Симаходский: Я считаю, что семья прежде всего должна сложить у ребенка представление о том, как ему вести здоровый образ жизни.

Вы знаете, я посещал несколько раз наш музей гигиены в Центре медицинской профилактики, там очень много школьников, до 40 тысяч в год проходит школьников этот музей. И когда они видят легкие курильщика, сердце алкоголика, у них это вызывает определенные опасения. Но среда, в которую они возвращаются обратно... они не хотят быть хуже других. А значит, если кто-то взял сигарету, надо тоже попробовать.

Татьяна Валович: Анатолий Семенович, очень много вопросов, в том числе и в нашу редакцию, поступает в связи с монетизацией льгот с 1 января, что будет? Особенно это касается лекарств и детей в первую очередь. Потому что понятно, что есть и дети-диабетики, и дети, больные гемофилией, астмой. Вы себе представляете, насколько действительно будет обеспечиваться и как вообще происходить?

Анатолий Симаходский: Я могу сказать, что комитет сейчас уже не один месяц прорабатывает все организационные технологии финансового обеспечения, чтобы ни один не пострадал при переходе на эту систему. В частности, по детям все выверены списки, медикаменты кто какие получает, все передано дальше в информационное поле, где по разным уровням будут проходить эти обеспечения: кто из федерального бюджета, кто из городского бюджета. То есть нам абсолютно понятна эта сторона вопроса.

Татьяна Валович: Можно назвать конкретную сумму, скажем, на ребенка, больного диабетом?

Анатолий Симаходский: Я сейчас эту сумму не назову, потому что это все будет пересчитано. Это все будет опубликовано, никто тайны из этого не делает, потому что здесь мы заодно с больными. Вы понимаете, что если мы сейчас что-то недоработаем, то этот вал жалоб и обращений придет опять на нас.

Татьяна Валович: Вы знаете, очень часто получается так, что раньше было бесплатное обеспечение, скажем, больных детей, у которых астма. У меня, кстати, ребенок болен астмой, мы ни разу не получили бесплатного лекарства, потому что мне говорили - нет, нет.

Анатолий Симаходский: Мы включили, что от нас зависит. Мы предоставили по каждому ребенку всю информацию на получение этих средств. И это должно быть выплачено.

Татьяна Валович: Каким образом будут выплачиваться эти деньги? Они будут перечисляться на какие-то счета?

Анатолий Симаходский: Технология этого за финансовыми органами. Но сейчас идут постоянные консультации о том, чтобы никто не пострадал в этой ситуации.

Татьяна Валович: Очень часто возникает вопрос в связи с рождением ребенка, когда он только появляется дома. Понятно, что сейчас ужесточены методы по обслуживанию по медицинским полисам бесплатным. И для того, чтобы их получить, нужно иметь и прописку, и гражданство. В этой ситуации как получают помощь маленькие жители?

Анатолий Симаходский: Мы не отказываем никому в помощи. Первое, что я могу сказать, детские поликлиники все равно выполняют, хотя бы в ущерб даже своему финансовому положению. Потому что, опять же, все, что случается с ребенком и переходит в состояние экстренности, опять ложится на нас. Поэтому задача вообще педиатрии - профилактика возможных ситуаций.

Далее то, что поликлиники с 1 ноября перешли от подушевого финансирования на оплату по страховым полисам по посещениям, так скажем. Тоже есть решение этого вопроса. Оплата услуги медицинской, выполненной к новорожденному, который не имеет еще страхового полиса, может счет выставляться на страховой полис матери и по месту ее прописки. Так что здесь нет проблем. Это для нас утяжеляет работу, конечно. Поликлиника должна в ручном режиме это все вводить на полис матери, а не в автоматическом для ребенка, но это все делается. Я буквально в пятницу объехал две поликлиники Выборгского района, а до этого уже посетил пять районов, с 1 ноября везде эта работа ведется.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день. Когда ваш гость сказал, что он не может каждому ребенку предоставить массажиста, я подумал, что он оговорился. Затем все опять "мы не можем", "мы учтем", "мы все сделаем". Я вдруг понял, почему россияне не платят налогов. Когда слышат в поликлинике, в школе, на улице "мы не можем", "мы обещаем", все, у кого есть деньги, их прячут, говорят, ладно, мы без этого государства обойдемся. Особенно когда президент говорит, у нас уникальный ракетно-ядерный комплекс.

Теперь вопрос. Давайте вспомним основательно забытое старое. Региональные целевые комплексные программы. Давайте программу "Ребенок" начнем. В интернете выставить все этапы, все чтобы отработано было. Мы будем обсуждать вас, критиковать, подсказывать, но вы не будете выглядеть настолько беспомощными. Извините, мы с вами, наверное, одного и того же возраста, но это же несолидно. Ответьте, пожалуйста, на вопрос.

Татьяна Валович: О региональных программах.

Анатолий Симаходский: Да, я вам отвечу о программах. Вы очень плохо информированы. Сейчас выполняются две программы, они финансируются, это программы "Дети-сироты", "Дети-инвалиды". Они прошли законами в городском бюджете Санкт-Петербурга.

Следующее. Выделены средства на программу, но в бюджете отдельной строкой комитета по здравоохранению - развитие санаторно-курортной помощи детям. Со следующего года финансируется программа "Профилактика правонарушений" среди детей. И сейчас заканчивается программа "Диабет и профилактика его осложнений". Вот сколько программ.

Татьяна Валович: Была такая программа, по-моему, "Материнство и детство" называлась.

Анатолий Симаходский: Нет, была программа "Безопасное материнство", это программа 2002-2003 года, она финансировалась за счет средств фонда обязательного медицинского страхования. В родильных домах и во всех акушерских отделениях крупных больниц, где они имеются, была проведена замена медицинского оборудования операционных, родильных залов, палат реанимации и интенсивной терапии.

Татьяна Валович: По-моему, как раз к выполнению этой программы даже у правоохранительных органов были какие-то претензии. Я помню, была какая-то достаточно неприятная история как раз с этими средствами, которые пошли не на выполнение данной программы.

Анатолий Симаходский: Нет, у меня такой информации нет. Порядка 140 миллионов рублей - это средства фонда. Все оборудование стоит, все проверяемое. Поэтому я такой информации не имею.

Татьяна Валович: Но дети большую часть, можно сказать, своей жизни проводят в школе. Мне хотелось бы поговорить о том, как вы следите или помогаете, или взаимодействуете с комитетом по образованию в этом плане. Понятно, что дети есть дети, они и шалят, да и что-то произойти может в школе. Медицинские кабинеты сейчас хорошо если открыты один раз в неделю, куда приходит доктор, который обслуживает несколько школ. Как быть в этой ситуации?

Анатолий Симаходский: Давайте с первого начнем. Все-таки дети проводят большую часть суток дома, в школе они 8 часов проводят. Второе, что касается медицинской помощи в образовательных учреждениях. С комитетом по образованию у нас существует координационный совет по охране жизни детей, который регулярно собирается, рассматривает серьезнейшие вопросы, в частности, травматизм, вакцинопрофилактика и многие другие. У нас есть совместный приказ о взаимодействии и оказанию помощи в проведении профосмотров, проведение информации до педагогического комитета.

Татьяна Валович: Ну, хорошо, это все приказы. А конкретно?

Анатолий Симаходский: Конкретно. Приказ министерства, на который вы ссылаетесь, о том, сколько должен быть врач в школе. Так вот, по приказу Минздрава на одну ставку врача 1500 детей. Давайте отсюда считать: если в школе приблизительно 600-800 учащихся, значит, это уже две школы на врача. Значит, он уже каждый день не может. Поэтому только усилиями Санкт-Петербурга были внесены серьезные изменения в этот приказ. Мы писали много, доказывали, и сейчас у нас ставка у врача 1200 детей приходится.

Следующее, это медицинская сестра, на которую приходилось до 1000, сейчас норматив снижен до 700 детей. Чтобы ей хотя бы каждый день в школе быть. А теперь наши реальные цифры укомплектованности: 67 процентов укомплектованность школьных отделений физическими лицами детских поликлиник и порядка 78-80 процентов - это те ставки, которые занимают. Вот та реальная картина, которая есть. В остальном профилактический осмотр декретированных контингентов, кого необходимо, это все проводится и доводится информация до педагогических коллективов. Во что упирается в дальнейшем? Это в мебель, в режим дня, в освещенность, в нагрузку на школьника. Вот эти вопросы мы выносим там, где мы совместно с образованием можем их решить.

Татьяна Валович: Спасибо, Анатолий Семенович. Конечно, у меня осталось еще много вопросов. Я думаю, что мы не последний раз с вами встречаемся.

Я хочу напомнить, что мы сегодня беседовали в петербургской студии Радио Свобода с начальником отдела лечебно-профилактической помощи матерям и детям городского Комитета по здравоохранению Анатолием Симаходским.

И в заключение небольшой блиц-вопрос. Чего вы ждете от начинающейся недели?

Анатолий Симаходский: От начинающейся недели я жду, что ряд вопросов организации амбулаторной помощи детям в связи с переходом на новую систему все-таки разрешится.

Татьяна Валович: Спасибо большое.

XS
SM
MD
LG