Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объединение Екатеринбурга и ближайших к нему городов в единое муниципальное образование

  • Сергей Соловьев

Программу ведет Сергей Соловьев. В программе участвует корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова. Гость студии – академик Евгений Анимица.

Сергей Соловьев: Сегодня мы обсудим объединение Екатеринбурга и ближайших к нему городов в единое муниципальное образование. Такой процесс естественно происходит вокруг Москвы и Санкт-Петербурга, но это наши мегаполисы. А вот насколько естественно такое объединение ближайших поселений вокруг российских городов-миллионников? И как такое объединение должно происходить? На эти вопросы мы постараемся сегодня ответить.

У нас в гостях профессор, заведующий кафедрой региональной и муниципальной экономики Уральского Государственного Экономического университета Евгений Анимица. И я хочу попросить нашего гостя рассказать об истории вопроса. Евгений Георгиевич, ясно, что проект, который получил название "Большой Екатеринбург", возник не в один прекрасный момент. Когда такая концепция возникла?

Евгений Анимица: Это еще не проект и не концепция. Это пока еще идея. Это пока еще только наметки и первые схемы, первые мысли о необходимости интеграции, я говорю - интеграции, а не объединения пока Екатеринбурга с городами ближайшего окружения, городами-спутниками. Каждый город-миллионер имеет свою зону тяготения, и это объективная реальность мирового уровня: чем крупнее город, тем больше влияние на его окружение. Раньше это была пригородная зона, раньше был выгон - это интересная такая российская идеология. Петербург имел вокруг себя выгон - 2 километра, где он размещал выпуск топлива, дровяные склады, спичечная фабрика была, скот пасли. То есть это было окружение города, чтобы вредные и не характерные для города производства выносить за пределы города. Такая была пригородная зона при советской власти, с ее учетом делалась планировка районная.

Сейчас, когда каждый город получил самостоятельность как муниципальное образование, таковая пригородная зона де-юре исчезла. Де-факто она есть, а де-юре ее нет. Поэтому и городские власти ставят вопрос о том, чтобы каким-то образом реанимировать зону влияния Екатеринбурга, с тем чтобы жители города имели свободный доступ к озерам, к лесам, к так называемым пионерским лагерям, к базам отдыха, чтобы они открывали там свой бизнес, не согласовывая с местными властями.

Такая идея объективно зародилась, когда мы составляли комплексный план развития Екатеринбурга, стратегию города до 2015 года. Мы выяснили, что Екатеринбургу нужная такая вот отдушина, для того чтобы он мог развиваться более свободно в пространстве. С другой стороны, это очень выгодно и жителям Верхней Пышмы, и Березовска, других городов и поселков-спутников, потому что они могут свободно пользоваться благами крупного города, то есть больницами, учебными заведениями, бизнесом. То есть люди смогут жить так же, как живут екатеринбуржцы, и пользоваться всеми благами крупного города. Это вот обоюдная необходимость объективная, но это процесс не одного дня. Это должно быть поэтапное, естественное срастание городов и муниципальных образований.

Сергей Соловьев: Евгений Георгиевич, у нас есть звонок от наших радиослушателей. Доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Валентин Кузнецов из Омска. Я считаю, что и то и другое вредно. Например, в Омской области инициатива губернатора - образовать 600 муниципальных образований. И в таком случае затраты на разваленные поселки лягут на самих жителей. А вот политическая концепция вашего гостя также конъюнктурна в связи с тем, что разваленные поселки, которые находятся рядом с городами, вынуждены будут финансироваться за счет городского бюджета. Нужно научить жить стабильно, и то, что у нас есть, нормально организовывать. А такое объединение может быть только постепенное и в очень редких случаях. И вот такое представление различных концепций приводит только к развалу экономики.

Сергей Соловьев: Евгений Георгиевич, я хочу уточнить у вас. Скажите, насколько тенденции объединения с поселениями-спутниками крупных городов характерны для других российских городов-миллиоников с населением больше миллиона?

Евгений Анимица: Эта тенденция всегда есть и будет. Имеется в виду прежде всего экономическое объединение, и имеется в виду объединение с точки зрения создания основных магистралей, единого водопровода, единых зон по сбору мусора, единых зон по экологии. Это не значит, повторяю снова, что это административное объединение. Мы не говорим: давайте завтра мы создадим новый муниципалитет. Мы говорим об объединении экономическом, градостроительном, пространственном. А если создадутся какие-то условия для объединения административного, тогда, пожалуйста, объединяйтесь. Но должен быть обязательно референдум, нужно обязательно учитывать волю жителей. Никто насильно никого не будет загонять в какие-то там рамки того или иного муниципалитета. К сожалению, у нас очень многие населенные пункты, особенно маленькие, разрушены, без помощи более стабильных и богатых городов им не подняться. Надо делиться, как говорили еще наши классики, без этого нельзя ничего делать.

У нас нет ни одного города, который не имел бы объединения со своим окружением. Например, Пермь - Краснокамск, Волгоград - Волжский, Ростов - Батайск. То есть все города-миллионники обязательно имеют зону тяготения. Это мировая тенденция. Например, в городе Леон 9 муниципальных образования создали ассоциацию и назвали - Большой Леон. А все города, подобные нашему, не столичного типа (или столицы второго, третьего ранга), естественно, они имеют ассоциации.

Сергей Соловьев: У нас есть звонок от слушателя. Доброе утро.

Слушатель: Виктор, город Томск. Вы знаете, вы говорите о Леоне, еще о чем-то, но, к примеру, в Нью-Йорке сделана промышленная зона отдельная, а жилая зона отдельно. То, о чем вы говорите, конечно, хорошая идея. Но на чьи же плечи это все ляжет? И потом, смотрите, последние события на Украине, на Кавказе и так далее, говорят о том, в общем-то, что можно все сделать, но я предлагаю вам сделать это на средства богатых людей.

Сергей Соловьев: Евгений Георгиевич, как вам такое предложение?

Евгений Анимица: Я же говорю, что надо делиться, и так оно и есть. Богатые города, богатые населенные пункты должны каким-то образом помогать своим бюджетом, другими механизмами более бедным населенным пунктам, оказывать помощь в проведении водопровода, телефона, канализации, сбора мусора. Так и делается, такова и мировая тенденция. Повторяю еще раз и делаю на этом акцент: это идея не политическая, а это идея экономическая, экологическая, социальная, духовная и нравственная, а потом уже административная. Я за то, чтобы чиновничьи границы всего этого рассматривать в последнюю очередь. А в первую очередь должно быть объединение экономическое.

А предпосылки для этого есть. Например, крупному бизнесу выгоднее строить предприятия в небольших населенных пунктах, где есть более-менее свободная рабочая сила и где очень дешевая земля, где налоги на землю, на недвижимость меньше в 3-5 раз, чем в центральных частях города. Поэтому некоторые производства, естественно, выгоднее выносить за пределы крупного города и размещать их в ближней зоне, километров 50-60, чтобы вокруг города не было мертвой зоны или зоны экологического бедствия. Нужно обязательно благоустраивать эти территории за счет именно предпринимателей. Городской бюджет не выдержит, конечно, там есть свои болячки и свои проблемы. А за счет крупного и среднего бизнеса мы это можем сделать.

Сергей Соловьев: Ассоциация городов-соседей вокруг Екатеринбурга, если она возникнет, должна будет, кроме административных вопросов, решать целый ряд проблем, связанных с понятием качества жизни. Какие прежде всего составляющие этого качества будут меняться в лучшую сторону для жителей будущего объединения?

Евгений Анимица: Во главу угла мы сегодня ставим качество жизни. Раньше говорили - уровень жизни, а теперь стали еще тоньше говорить - качество жизни. В понятие качества жизни входят сотни показателей. Японцы в понятие "качество жизни" вкладывают более 2 тысяч показателей. У нас, в нашей науке мы вкладываем около 200 показателей, но если бы, по крайней мере, эти показатели мы бы довели до ума, хотя бы до средних величин, у нас бы поднялся уровень и качество жизни. В первую очередь я имею в виду качественное здравоохранение, качественное образование, качественный воздух, качественную воду, качественное жилье, качественный транспорт и так далее, и тому подобное. И зарплата достойная, естественно, уровень зарплаты, и помощь старикам, и помощь инвалидам. Объединение населенных пунктов как раз даст возможность быстрее решать проблемы качества жизни.

Для Екатеринбурга еще объективная реальность состоит в том, что он исторически развивался вместе со своими спутниками, потому что для всех этих городов единственная основа для развития - это природные ресурсы, ископаемые (медная руда или золото).

Сергей Соловьев: Понятно, что процесс объединения городов-соседей ведет не только к географическому укрупнению центра, но и к подчинению соседей этому центру. Насколько вы, создатели проекта "Большой Екатеринбург", ощущаете на себе какое-то политическое влияние или, может быть, даже давление во время своей работы?

Евгений Анимица: Никакого давления я лично не чувствовал и не чувствую. Во-первых, как ученый я всегда старался быть независимым, поэтому я стараюсь и депутатам городской Думы, и администрации говорить о необходимости, о причинах этого. Я никакого давления не приемлю. Если давление будет какое-то оказано, я имею право уйти.

Естественно, есть какие-то амбициозные предпосылки, для того чтобы быстрее это сделать с точки зрения амбициозных каких-то планов, проектов. Амбициозность заключается в том, что если город наш будет в одном муниципальном образовании вместе с окружением, то он сразу выходит по числу жителей на третьей место в стране. Мы занимаем сейчас пятое место - после Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Нижнего Новгорода, а тогда будем занимать третье место. Наш город компактный, маленький по площади по сравнению с другими городами, и в этом плане объединение не даст большого роста площади города.

Мои коллеги меня поддерживают, у меня много единомышленников - ученых из Академии наук, из Экономического университета, из Архитектурного института. Мы одна команда, и мы верим в доброе начало. Мы имеем в виду жителей, мы имеем в виду в первую очередь нас как граждан или как жителей этого города. Я повторяю, Екатеринбург имеет благоприятные предпосылки для объединения, потому что Верхняя Пышма, Березовский, Арамиль - они исторически развивались вместе. Они использовали одну сырьевую базу, они использовали одну рабочую силу. Поэтому здесь какого-то насилия не должно быть. Очень жаль, если какие-то политики будут использовать это как лозунг для реализации своих чисто амбициозных планов. Многие хорошие идея губятся из-за того, что политики берут их на себя и нечестными методами пытаются претворить их в жизнь для достижения своих собственных интересов. Мы постараемся сделать так, чтобы так не было. Или, по крайней мере, будем объяснять нашим жителям, кто пользуется этим "флагом", чтобы свои выборные дела осуществить.

Сергей Соловьев: Насколько вы сегодня в своей работе ощущаете и получаете конструктивную поддержку властных структур Екатеринбурга и соседних городов? И в чем эта поддержка была бы вам прежде всего необходима?

Евгений Анимица: Поддержка была бы необходима в том, чтобы процесс искусственно не ускорять. Давайте через два-три года это сделаем. Я за то, чтобы этот процесс был эволюционным, чтобы он инициировался, но не из-под палки все это делали, не через колено, как говорится, чтобы мы более-менее шли в логике объективного процесса объединения. Я беседовал со многими мэрами, депутатами, чиновниками разного уровня из городов окружения, и почти все поддерживают эту идею. То есть такого неприятия, отторжения резкого среди чиновников нет. Они понимают, что это процесс объективный, он идет на пользу и им, и Екатеринбургу.

XS
SM
MD
LG