Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реконструкция памятников в России


Светлана Толмачева: В проекте бюджета Свердловской области на 2005 год на реконструкцию памятников заложено около 25 миллионов рубелей. В областном министерстве культуры надеются, что областная дума не урежет эту сумму - многие мемориалы накануне 60-летия победы нуждаются в ремонте.

Екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Павел Константиновский побывал в поселке Бобровский недалеко от Екатеринбурга. Как и в ряде других муниципальных образований, памятник в Бобровском пребывает в плачевном состоянии. Тем не менее, местные власти полны решимости отреставрировать его до 9 мая.

Павел Константиновский: Большинство памятников и обелисков, которые стоят сейчас в разных городах свердловской области, возводились в семидесятых и восьмидесятых годах прошлого столетия. В лучшем случае они создавались из камня, в худшем - из бетона. А он со временем разрушается. И если при советской власти государство регулярно выделяло средства на содержание памятников, то в начале девяностых о них просто забыли.

И сейчас такие картины не редкость - облезшая краска, треснувший местами бетон, ржавые таблички. А кое-где и признаки явного вандализма. Например, в поселке Бобровский, Сысертского района, в фигуре солдата зияет дыра размером с человеческую голову. Единственный человек, кто ежедневно присматривает за ним, убирает мусор, это настоятель местной церкви отец Леонид.

Отец Леонид: Молодежь сидит у памятника. Бросают и бутылки, и окурки. Вокруг памятника столько грязи. Хочется, конечно, памятник немного подделать. Чтоб за ним был уход. Не только уход, но и чтоб наши власти маленько глядели за этим. И эти памятники - это тоже история, история Великой Отечественной войны, принесшей боль в каждую семью.

Павел Константиновский: В преддверии юбилея победы, власти, похоже, озаботились восстановлением памятников. Рассказывает заместитель главы Сысертского района по социальным вопросам Любовь Сурина.

Любовь Сурина: На сегодняшний день все сметы подали главы территорий. И все памятники мы будем реставрировать. И, естественно, к 60-летию они все будут в порядке. Ну, мы пока запланировали 100 тысяч на этот год. На следующий год в бюджет включили еще 200 тысяч.

Павел Константиновский: Екатеринбургский скульптор Николай Куклин не совсем согласен с точкой зрения госпожи Суриной. Он считает, что этих денег недостаточно.

Николай Куклин: Смотря что бы они хотели сделать на эти 300 тысяч. Если 2 памятника, то еще можно что-то сделать. Если они хотят их распылить на 20 штук, то, конечно, это копейки. Очень хорошо, что хотя бы такие деньги выделяются. Потому что раньше, как я знаю по своей практике, в начале 90-х - в середине 90-х, вообще никаких средств не отпускалось.

Павел Константиновский: Поселок Бобровский - это все-таки небольшой населенный пункт. Есть и положительные примеры.

В райцентре, в городе Сысерть на бюджетные деньги недавно был восстановлен памятник матросам. За ним силами тамошнего кадетского училища организован уход. И у властей еще есть время до юбилея победы, чтобы привести все памятники в надлежащий вид.

Светлана Толмачева: Сегодня мы говорим о приближающемся 60-летии Победы, точнее, о том, как готовятся в Екатеринбурге и Омске к этой дате. Что касается Екатеринбурга, то его жители встретят новый год с ощущением одного из самых важных событий 2005 года: новогодний городок на центральном площади будет посвящен юбилею Победы, ледовые горки будут сделаны в виде Царь-пушки, танка и "катюши". Можно не сомневаться в мастерстве скульпторов: как минимум два месяца их творения обязательно простоят. Но в каком состоянии находятся сегодня памятники из камня, бетона, бронзы, те, что ставили на века? Что делается для того, чтобы 9 мая 2005 памятники и мемориалы, памятные доски были приведены в порядок? В нашем разговоре принимает участие ведущий специалист министерства культуры Свердловской области Анатолий Войтенко. Чуть позже к нам присоединится заместитель председателя Омского областного совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Василий Титов.

Анатолий Абрамович, насколько мне известно, вы, не только по долгу службы, но еще и по собственному желанию, занимаетесь каталогизацией памятников, которые имеют отношение к воинской славе Свердловской области. Сегодня каждый обелиск, каждый памятник находятся под надзором государства?

Анатолий Войтенко: К сожалению, это не так. На территории Свердловской области имеются где-то около 780 объектов мемориальных, имеются в виду мемориалы, памятники, обелиски, всевозможные памятные знаки, посвященные Великой Победе. В соответствии с федеральным законом №73 "Об объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры народов Российской Федерации" на государственной охране могут находиться только те памятники, которые отстояли со дня основания 40 лет. Второе условие - они должны быть долговечными, то есть они должны быть именно или в бронзе, или в металле, или в мраморе, только эти памятники решением научно-методических советов по регионам, в частности, а потом с утверждением в Москве Министерством культуры Российской Федерации, могут находиться под государственной охраной. Надо учитывать, что памятники создавались не сразу. Война закончилась в 1945 году. В Свердловске первый памятник появился на Широкореченском кладбище, на знаменитом нашем воинском мемориале. А первые памятники стали появляться где-то через 20 лет со дня Победы. Если мы посчитаем, 45 - 75-й, из этой массы памятников нужно выделять самые-самые и ставить на государственную охрану. Пока у нас в области на госохране находится 23 памятника, которые защищает государство.

Светлана Толмачева: Ну а что же делать с теми памятниками, которые сделаны были из бетона, особой художественной ценности не представляют и сейчас потихоньку рассыпаются?

Анатолий Войтенко: Вышло две мои книги, одна посвящена памятникам Великой Отечественной войны в Свердловской области, она называется "Когда стою у Вечного огня...", вторая книга вышла в конце прошлого года - "Они не вернулись из боя", памятникам локальных войн посвящен этот фотоальбом. Сейчас на выходе третья книга "Памятники Гражданской войны".

Мне очень больно смотреть, в каком состоянии находится основная масса наших мемориальных объектов. Почему? Потому что есть проблема финансирования, проблема содержания, проблема качества материалов, из которых сделаны эти памятники. К сожалению, когда люди с благими пожеланиями сооружали, ставили, они не думали, что уральская погода очень капризна, очень своеобразна. После реставрации памятников истории и культуры через 7 лет мы вынуждены их реставрировать по-новой. У памятников, особенно железобетонных, отваливаются руки, кисти и остаются остовы. Видимо, пожелание народное - увековечивать земляков, не только погибших. У нас много в области увековечивают тех, кто воевал, но умер позже, много памятников, посвященных трудовым подвигам. Мне приятно сообщить радиослушателям, что у нас, в Екатеринбурге, к юбилею Победы на площади Обороны, это рядом с администрацией Октябрьского района, будет сооружен памятник Победы высотой около 12 метров, который увековечит вклад уральцев в Великую Победу.

Светлана Толмачева: И все-таки что же делать с теми памятниками, которые рассыпаются?

Анатолий Войтенко: У нас в области существуют свои подходы. Мы регулярно проводим смотры состояния памятников. Они проходят в два этапа. Первый этап начинаем с празднования дня армии нашей, 23 февраля, и по апрель месяц, учитывая погодные условия, ведь 8 месяцев у нас фактически снег лежит. По управленческим округам определяются лучшие, определяются те, у кого памятники запущены, принимаются меры, чтобы их привести в порядок. Второй этап будет проведен в будущем году, это апрель-май, когда мы областной комиссией, состоящей из уважаемых людей, ветеранов Отечественной войны, известных архитекторов, искусствоведов, выезжаем и смотрим состояние лучших памятников, которые определили эти комиссии. Нам кажется, что эти подходы, смотры состояния памятников способствуют повышению внимания. Мы вернулись к старой системе закрепления за памятниками в муниципальных образованиях конкретных предприятий, учебных заведений, то есть как бы то, что было наработано в советское время, мы не отвергаем, а используем в полной мере.

Светлана Толмачева: Наверное, можно привести здесь пример Нижнего Тагила, где в качестве памятников на постаменте стоят танки, которые выпускались Уралвагонзаводом в конце войны, потом в послевоенный период. Наверняка, за этими танками-памятниками следит сам Уралвагонзавод?

Анатолий Войтенко: Да, 35 тысяч выпустил Уралвагонзавод и 35-тысячный танк стоит на территории Уралвагонзавода. Недавно они поставили танк Т-72, его выпущено около 30 тысяч, это танк уже советского послевоенного периода, но он так зарекомендовал себя, имеет такие высокие технические характеристики, что мы не удивлены, что рискнул Уралвагонзавод поставить еще один танк на пьедестал.

Светлана Толмачева: Я слышала о том, что оба памятника в действии и могут сойти с пьедестала при необходимости.

Анатолий Войтенко: Да, трижды танк Т-34 сходил, участвовал в парадах в Нижнем Тагиле. Просто там меняются резиновые прокладки, он обслуживается. Это говорит о том, что техника, которая ковалась на Урале, надежная, верная и послужит еще не одно десятилетие. Даже в ряде африканских стран танк Т-34 еще находится на службе обороны.

Если говорить о памятниках Свердловской области, мы сейчас можем выделить примерно 30% территорий, где вопросы охраны мемориалов решаются хорошо. Это в городах-донорах, муниципальных образованиях-донорах. Состояние памятников как пример для подражания - в городе Краснотурьинск. Очень много сделано, возводятся новые монументы, связанные с Великой Отечественной войной, и мемориальные объекты. Можем провести пример Меркушина, там, рядом с местом, где находятся мощи святого Семена Верхотурского, памятник, который раньше стоял на территории известного Покровского женского монастыря, рядом хорошо восстановлен памятник погибших в Великую Отечественную войну, это буквально 60 километров от города Верхотурье. Хотя само Верхотурье - район депрессивный, дотационный. Недавно вандалы надругались над главным памятником погибшим в Великой Отечественной войне верхотурцам, это прямо у стен знаменитого Свято-Николаевского мужского монастыря.

Светлана Толмачева: Сейчас поговорим о том, как обстоят дела в Омской области с сохранностью памятников и финансированием их реставрации, с заместителем председателя Омского областного совета Всероссийского общества памятников истории и культуры Василем Титовым. Василий Григорьевич, как обстоит дело с охраной памятников в Омской области?

Василий Титов: То, что, как я слышал, делается в Екатеринбурге и Свердловской области, примерно такое же положение и у нас, потому что большинство наших памятников, расположенных и в Омске, и на территории области, построены 30 с лишним лет назад. Естественно, памятники в тот период строились из материалов недолговечных - камня неоштукатуренного, есть просто отлитые из бетона. И таких памятников большинство. Всего у нас в области памятников и обелисков, посвященных Великой Отечественной войне, около 400. Из них только небольшая часть, также как и в Свердловске, стоит на государственном учете, потому что все остальные памятники находятся в ведении местных советов наших, местных муниципалитетов.

Какое состояние на сегодняшний день? Я начну чуть пораньше. В 2003 году решением мэра города Омска Евгения Ивановича Белова была образована комиссия. Мы просмотрели все памятники и обелиски на территории города. Пришли к выводу, что многие из них требуют ремонта, реконструкции, определили необходимый перечень работ, стоимость, попросили на это выделить 2,5 миллиона рублей. Но, оказалось, мы запросили слишком большую сумму. Однако потом, когда вышло постановление губернатора Омской области Леонида Константиновича Полежаева о подготовке к 60-летию Победы, на ремонт, реставрацию и реконструкцию памятников было выделено по городу Омску 70 миллионов рублей, сельским районам на оказание финансовой поддержки местным муниципалитетам - 4,5 миллиона.

Светлана Толмачева: То есть, можно сказать, что эти деньги были израсходованы целевым образом, какая-то работа ведется?

Василий Титов: Работа ведется, и большая. Первый заместитель председателя правительства Омской области Виктор Филиппович Шрейдер регулярно объезжал и контролировал ход работ, потому что были определены сроки - до 1 декабря провести все необходимые работы.

Общественность долго боролась за то, чтобы у нас был образован Мемориальный сквер «Казачий", это бывшее Казачье кладбище, участочек небольшой сохранился, где были захоронены воины, умершие в омских госпиталях. Много лет решался вопрос этот и только в 2002 году, наконец, было принято решение, и сейчас работы в полном разгаре. Многое там сделано, установлен памятный знак - камень, сделаны пешеходные дорожки, идет сооружение Всесвятской церкви, чтобы люди пришли, могли помянуть в этой церкви. Открытие ее будет произведено в декабре месяце на Николин день.

Светлана Толмачева: Анатолий Абрамович, расскажите о состоянии военных кладбищ в Екатеринбургской области.

Анатолий Войтенко: На территории нашей области в годы войны было 145 госпиталей. Понятно, что лечили воинов Советской армии и многие из них из-за ранений остались лежать в уральской земле. В Екатеринбурге есть Широкачинский мемориал, в котором похоронено более 1700 человек, умерших в госпиталях. У нас на госохране находится порядка 8 кладбищ воинов, умерших в госпиталях Великой Отечественной войны в разных городах, - и в Екатеринбурге, и в Серове, и в Ирбите, и в других. Ситуация следующая. Кладбища в основе своей являются муниципальными. Например, на территории Екатеринбурга находится 18 кладбищ, из них основная масса закрытых. Проблема эта - и муниципальная, и областная, и к этим вопросам, понимаем, надо обращаться чаще.

Светлана Толмачева: Буквально каждую неделю в нашу службу новостей поступают сообщения о фактах вандализма. Одно из последних сообщений - от 19 ноября. Осквернен мемориал в городе Невьянске Свердловской области. Неизвестные злоумышленники украли плиту с фамилиями погибших воинов. Одновременно охотники за цветметом пытались снять часть металлических конструкций возле Вечного огня.

Анатолий Абрамович, вы, как ведущий специалист министерства культуры Свердловской области, что можете сказать, предусматриваются ли какие-то способы борьбы, чтобы за оставшиеся полгода до юбилея Победы как-то снизить рост этих преступлений?

Анатолий Войтенко: Две цифры: 700 тысяч свердловчан ушли на фронты Великой Отечественной войны, из них почти 290 тысяч не вернулось. То есть я считаю, что нет такой семьи, в которой кто-то не погиб на поле боя. Это очень больная проблема, она постоянно обсуждается, масса предложений. Видимо, нет системы воспитательной работы, системы мер. В частности, у нас в области до сих пор не принят административный кодекс правонарушений, который четко предусматривал бы ответственность и прочее. Сегодня вы рассказали о происшествии в Невьянске, аналогичный случай был в Серове, в Нижнем Тагиле, где все-таки поймали одного из тех, кто на Холме Славы в Нижнем Тагиле снимал эти доски. Полгода человек отсидел и все. Пока у нас нет четкой системы административных мер к тем, кто оскверняет наши памятники.

Светлана Толмачева: Но в бюджете Свердловской области на следующий год будет предусмотрен какой-то резерв для того, чтобы ликвидировать то, что будет осквернено до мая следующего года?

Анатолий Войтенко: Работа у нас ведется, как и в Омске, напряженная, очень большая, системная. У нас идет сбор денег. В городе Полевском собрали более 700 тысяч на памятник Неизвестному солдату, более 5 миллионов - в городе Серове на мемориал погибших в годы Великой Отечественной войны. Я уже приводил пример Краснотурьинска, Нижнего Тагила. Я считаю, что в результате тех мер, которые принимаются на местах нашими муниципалитетами, районными образованиями, сдвиги будут очень большие. Лишь бы только эта работа не останавливалась и потом, когда пройдет юбилей. За это очень беспокоюсь, потому что не надо забывать, что, кроме погибших в Великой Отечественной войне, у нас очень много погибших в локальных войнах и в ходе конфликтов в "горячих" точках. Не нужно забывать про эти памятники, не нужно забывать про мемориальные доски, над которыми тоже есть случаи надругательства. Вообще, должна быть система работы, и надо продолжать эту работу, не ограничиваясь только праздниками.

Светлана Толмачева: Анатолий Абрамович, а обращались ли к министерству культуры Свердловской области родственники тех военнопленных, которые захоронены здесь, в Свердловской области?

Анатолий Войтенко: На территории нашей области находятся 98 кладбищ военнопленных Великой Отечественной или Второй мировой войны. По линии министерства обращений нет, но есть такая организация "Воинские мемориалы" в городе Москве, которая занимается ими. В частности, на территории нашей области этим занимается Владимир Матревич, профессор, доктор наук, который по договорам с Германией, с Италией, с Финляндией ухаживает за этими кладбищами, и сегодня из 98 кладбищ на 35 восстановлены мемориалы в честь военнопленных, умерших на территории нашего Урала.

Светлана Толмачева: Василий Григорьевич, скажите, есть ли у вас уверенность, что к маю все памятники в Омской области будут приведены в порядок?

Василий Титов: Я думаю, что общими усилиями этот вопрос решить можно. По городу Омску я уверен на 100%, что все сделаем. Дело в том, что у нас есть Северное кладбище, там пофамильно увековечены солдаты, умершие в омских госпиталях, есть Кировское кладбище - там 13 человек, на Северном - свыше 500 человек. И вот этот остаточек - 92 солдата и офицера, умерших в омских госпиталях, будут увековечены на бывшем Казачьем кладбище или так называемом Мемориальном сквере. Кроме того, создается еще один мемориал, это в районе карьера, около нашего Инженерного танкового института, там, где во время войны проходили все формирования частей и соединений, подготовленных на омской земле для нужд фронта.

Здесь шла речь о том, как прививать чувство уважения к памяти погибших, я хотел бы обратить внимание особенно наших слушателей-омичей. У нас в Омске издано 19 томов Книги памяти всех погибших на войне, там 150 тысяч человек, и всех, вернувшихся с войны живыми. В разное время они, естественно, умерли на омской земле. Приведен огромнейший материал. Надо, чтобы люди, которые ведут работу со школьниками, со студентами, использовали эти 19 томов для того, чтобы познакомить с историей своих предков.

Анатолий Войтенко: У нас вышло 17 томов, где увековечена память 296 тысяч и на выходе сейчас 18-й том, где мы увековечили память 241 погибшего в Афганистане более 400 человек, погибших в "горячих" точках и в Чечне.

Светлана Толмачева: Бюджет Свердловской области на 2005 год пока еще не принят, но что предусмотрено в законопроекте, увеличены ли расходы на содержание памятников?

Анатолий Войтенко: Да, расходы увеличены. Были предложения нашего министерства культуры, нашего управления по охране культуронаследия. Председатель правительства области Алексей Петрович Воробьев отнесся к ним очень внимательно и все наши предложения, я думаю, в бюджете будущего года учтут.

Светлана Толмачева: Василий Титов рассказывал нам, что под давлением общественной организации все-таки работа какая-то ведется и Казачье кладбище, которое они собираются реконструировать, реконструировано будет, благодаря усилиям общественности. Скажите, в Свердловской области какие-то надежды на помощь общественных объединений в деле реконструкции и сохранения памятников есть?

Анатолий Войтенко: Да, мы возлагаем очень большие надежды на Областной совет ветеранов войны правоохранительных органов, которым руководит генерал Подобед, на городской совет ветеранов, который возглавляет ветеран войны Касырский. Большинство наших глав муниципальных образований очень заботятся о памятниках Великой Отечественной войны. Мы вчера на научно-методическом совете министерства культуры области обсуждали вопрос о том, чтобы Михайловское кладбище, где имеются захоронения участников Великой Отечественной войны, летчиков Гражданской войны, участников Белого движения, чехословаков, которые захоронены в нашем городе, стало мемориальным. 100% участников научно-методического совета, выслушав информацию представителя общественного движения "Михайловское кладбище", приняли решение ходатайствовать перед правительством области, чтобы это кладбище стало мемориальным или по закону об объектах культуронаследия народов Российской Федерации стало достопримечательным местом у нас, в Екатеринбурге.

XS
SM
MD
LG