Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

За год значительно изменилось общественное мнение в России относительно дела Ходорковского


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов.

Андрей Шарый: Ровно год назад, 25 октября, в аэропорту Новосибирска был арестован глава компании "ЮКОС" Михаил Ходорковский.

Со специалистом из Соединенных Штатов беседовал корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: На официальном уровне дело Ходорковского в последний раз затрагивалось администрацией США 12 августа этого года. Представителя Государственного департамента Адама Эрели спросили на брифинге, намерен ли госсекретарь Колин Пауэлл поднять этот вопрос на ближайшей встрече с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Эрели ответил, что американская сторона постоянно поднимает вопрос о деле "ЮКОСа" в ходе двухсторонних контактов на разных уровнях и что позиция администрации за прошедшее с момента ареста Ходорковского время не изменилась. Она состоит в том, что обвиняемым должно быть обеспечено справедливое судебное разбирательство, и что суд не может руководствоваться политическими соображениями. Представляли ли себе Дэвид Сатар год назад, что арест Ходорковского - событие гораздо более серьезное, чем кратковременное тюремное заключение Владимира Гусинского.

Дэвид Сатар: Я был уверен, что это гораздо серьезнее, потому что Ходорковский был гораздо более серьезным оппонентом режима и, надо отдать ему должное, более принципиальным оппонентом. Он действительно пытался что-то сделать. Он финансировал институты гражданского общества и политические партии, и это могло привести к реальному политическому плюрализму в России. В этом отношении он был более дальновиден, чем тот же Гусинский. Он также создал новый стандарт, в соответствии с которым должна вести дела частная российская компания, стандарт прозрачности, отчетности, стандарт, соответствующий западному. Он был единственным, кто сделал это среди всех, кто приобрел капитал в эпоху приватизации. Так что он представлял собой не просто либеральное крыло российской олигархии, а потенциально новое направление развития частного бизнеса в стране. Он был арестован в тот момент, когда его компания, во многих отношениях ничем не отличающаяся от западных, успешно функционировала, и поэтому арест сразу стал знаком чего-то очень серьезного. Сразу стало ясно, что дело не закончится ни быстро, ни легко.

Владимир Абаринов: За год значительно изменилось общественное мнение в России относительно дела Ходорковского. Дэвид Сатар говорит об этом с сожалением.

Дэвид Сатар: Думаю, это полнейшее безразличие. И в этом во многом состоит проблема России. Люди чувствуют, что они не в состоянии повлиять на политический процесс, а потому и не пытаются. Ходорковский как раз пытался, и мы видим, чем это закончилось. Люди, похоже, не понимают - то, что сделали с Ходорковским, могут сделать и с каждым из них.

Владимир Абаринов: Это был Дэвид Сатар, журналист, политолог, эксперт Гудвиновского института.

XS
SM
MD
LG