Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каким должен быть хоспис – медицинское учреждение по уходу за тяжелобольными людьми


Передачу ведет Светлана Толмачева. Гость в екатеринбургской студии – Ольга Харитонова, председатель Свердловского отделения Красного Креста.

Светлана Толмачева: Свердловская областная организация Красного Креста объявила о создании на территории области негосударственного хосписа – медицинского учреждения по уходу за тяжелобольными людьми. Ольга Ивановна, что такое негосударственный хоспис в вашем представлении?

Ольга Харитонова: Давайте будем говорить о том, какое это должно быть учреждение: медицинское или социальное? Это медико-социальное учреждение. Если мы будем говорить о медицинском учреждении, то должны будем забыть о негосударственной общественной организации. Статус такого учреждения должен определяться Министерством здравоохранения, Управлением здравоохранения города. Но мы с вами говорим о помощи пожилым людям, в тот момент, когда они находятся на пороге небытия (если мы можем так выразиться), здесь должны быть и медицинские услуги и социальные. Кто сегодня занимается обслуживанием больных в хосписах? Это не профессионалы - не медики, не социальные работники, это люди по зову души пришедшие помочь ближнему своему.

Светлана Толмачева: Они не оказывают медицинскую помощь?

Ольга Харитонова: Нет, конечно, они говорят о душе. Человек должен успокоится, он должен собраться с мыслями, должен прийти к Богу сознательно, умиротворенно. Но человеку нужно помочь не только духовно, но еще и с медицинской точки зрения.

Светлана Толмачева: Представители Свердловского отделения Красного Креста объявили о создании негосударственного хосписа на территории области. Единственное учреждение подобного типа, где оказывают помощь пациентам с тяжелыми формами онкологических заболеваний, работает в городе Каменске-Уральском. Хоспис существует благодаря поддержке местных властей – десять из тридцати больничных коек оплачивается из городского бюджета.

Денис Каменщиков: Хоспис в Каменске-Уральском работает уже четыре года. Он организован на базе первой городской больницы и принимает пациентов с онкологическими и сердечными заболеваниями. Основные направления работы – так называемая палиативная или "облегчающая" терапия для больных раком и восстановительное лечение для пациентов, перенесших инсульт или инфаркт. Рассказывает председатель Красного Креста Каменска-Уральского Любовь Бурко...

Любовь Бурко: Основная цель хосписа – выработка противоболевой терапии, работа с родственниками, и самое главное – облегчить состояние больного.

Денис Каменщиков: Стандартный курс лечения в хосписе рассчитан на тридцать дней. После этого больного отправляют домой. При хосписе работает психологическая служба, помогающая родственникам пациентов справляться с проблемами и выработать правильную модель поведения. Ведь некоторые из больных, по словам Любови Бурко, приходят туда умирать.

Любовь Бурко: Некоторые больные уходят в мир иной именно в хосписе. Я даже знаю случай, которым была настолько потрясена, когда одна женщина умерла в хосписе. Проанализировав, я поняла, почему она это сделала – она оградила своих родственников от переживаний…

Денис Каменщиков: Сегодня в каменск-уральском хосписе тридцать мест. Очередь пациентов растягивается на несколько месяцев, а потому Красный Крест организовал помощь нуждающимся на дому. Служба патронажных сестер обслуживает больше тысячи больных. Десять мест в хосписе полностью финансируется за счет городского бюджета. Причем, принимают сюда и одиноких и бездомных больных.

Любовь Бурко: Город на себя взял финансирование такой тяжелой категории больных, именно бюджетное финансирование. То есть и содержание, и лечение этих больных бесплатно. Это очень важно…

Денис Каменщиков: В рамках специальной городской социальной программы в Каменске-Уральском работают также реабилитационный центр для детей-инвалидов и центр для женщин, попавших в кризисную ситуацию. Оба центра также получают финансовую помощь из городского бюджета.

Светлана Толмачева: Ольга Ивановна, в Каменске-Уральском создана работающая модель хосписа на муниципальном обеспечении. Почему бы не копировать эту модель и в других городах?

Ольга Харитонова: Если не будет государственной поддержки, мы развернем благотворительную общественную работу. Но мы работаем уже 6 лет на этом рынке, правда, с помощью немецкого Красного Креста. У нас семнадцать медицинских сестер, которые ухаживают за тяжелобольными на дому, это, можно сказать, домашний хоспис. Когда приходит профессиональная медицинская сестра, ухаживает за больным, она не только думает о душе, говорит о душе, но и помогает лекарствами, оказывает медицинскую помощь. Таких сестер семнадцать, и за каждой прикреплено по шесть-восемь человек тяжелобольных - больных раком, туберкулезом, ВИЧ-инфицированных.

Светлана Толмачева: Такую медицинскую службу имеет один город в Свердловской области?

Ольга Харитонов: В городах Серов, Асбест, по всей Свердловской области работают такие медицинские сестры. Правда, сложно сегодня с финансированием со стороны немецкого Красного Креста, мы всячески ищем и спонсоров, и меценатов, которые помогут нам оставить эту службу милосердия. Посмотрите со стороны на социального работника. Что сегодня он делает? Он приходит к пожилому человеку, покупает ему за деньги продукты, убирает ему квартиру, при этом не оказывает никаких медицинских услуг. Я приведу вам пример другой. Когда мы совместно с департаментом международного развития Великобритании стали учить младших медицинских сестер, мне нужно было набрать семьдесят человек для бесплатного обучения, чтобы социальные работники пошли и что-то помогли с медицинской точки зрения ближнему своему. Что было интересно, Управление социальной политики города Екатеринбурга отказалось письменно: «наши социальные работники не нуждаются в обучении»; хотя звонки сегодня поступают. Когда социальный работник подписывает договор, существуют три категории людей, которых он вообще не должен обслуживать: ВИЧ-инфицированные люди, раковые и туберкулезные больные.

Светлана Толмачева: Ольга Ивановна, а как будет работать ваш хоспис, о создании которого вы объявили?

Ольга Харитонова: Мы задумали иное название – дом сестринского ухода. В России это ноу-хау, хотя за рубежом существует давно. Это то, чем занимаются в Каменске-Уральском, то, что сейчас нужно. Сегодня мы ведем переговоры с главой города Кировограда Свердловской области, где хотим открыть такой дом сестринского ухода.

Светлана Толмачева: То есть непонятное слово «хоспис» вы заменяете словосочетанием «дом сестринского ухода»?

Ольга Харитонова: Да, это звучит более мягко.

Слушатель: Что такое хоспис? Либо это место для успокоения человека, либо это место, куда человек приходит умирать. О чем идет речь?

Ольга Харитонова: Это медико-социальное учреждение, где и медицина должна быть – человеку предлагаются и медицинские препараты, медицинское обслуживание...

Светлана Толмачева: Человек к вам будет приходить на тридцать суток, так же как в Каменске-Уральском или он приедет к вам насовсем, пока не отойдет в мир иной?

Ольга Харитонова: Вот почему мы говорим о том, чтобы иметь два таких учреждения: дом сестринского ухода, где человек находится тридцать дней, получая реабилитацию, успокоение и затем возвращается домой. Вторая ступень социального видения – хоспис, когда человек приходит уже умирать.

Светлана Толмачева: То, что вы делаете в Кировограде, это какая ступень?

Ольга Харитонова: Мы думаем о доме сестринского милосердия. Совершенно правильный вопрос: где человек должен проводить последние дни своей жизни - в домашних условиях или он должен уйти в социальное учреждение? У нас есть дома для ветеранов, инвалидов, там есть третий этаж, где умирают люди. Но это же люди без семьи. Сегодня два дома-интерната открыли такие палаты, куда родные могут отдать своих близких на тридцать дней. Мало ли у кого отпуск, командировка.

Слушатель: Вячеслав из Санкт-Петербурга. Когда я обратился за материальной помощью в социальную службу, мне сказали, что моя очередь подойдет месяца через четыре. А как у вас осуществляется эта помощь?

Ольга Харитонова: У вас в Санкт-Петербурге еще хорошо, у нас дела обстоят гораздо хуже. Есть закон, который регламентирует выдачу материальной помощи, и в каждом городе она очень индивидуальна. Мы оказываем помощь людям с очень конкретной нуждой: питание, одежда. Денежными пособиями занимается только Управление социальной защиты, которое подходит к этому вопросу дифференцировано. Если вы инвалид, если у вас минимальная пенсия, то такая материальная помощь должна быть вам оказана.

Светлана Толмачева: Одна из самых больших проблем, с которой сталкивается действующий хоспис в Каменске-Уральском, - это куда отправлять людей без определенного места жительства? Условия содержания в Каменске-Уральском таковы, что пациент должен находится в учреждении тридцать суток, а затем выехать. Ольга Ивановна, как вы будете поступать с теми, у кого нет ни жилья, ни документов, ни здоровья?

Ольга Харитонова: Хороший вопрос. Сегодня в домах-интернатах огромные очереди. В городе Екатеринбурге есть для мужчин без определенного места жительства центр, к сожалению, для женщин такого центра нет. Мы сегодня имеем центры адаптации, реабилитационные центры, огромное количество, даже негосударственных. Но конкретной государственной программы по поддержке людей с неопределенными жизненными условиями - нет. У нас была такая ситуация: мы хотели помочь беспризорным детям, собрали одежду, еду, подарки. Мы искали этих детей в течении трех дней по теплотрассам, на улицах, вокзалах. Такое впечатление - они просто растворяются…

Светлана Толмачева: Ну, вот попали к вам такие дети, пожилые люди, отбыли у вас тридцать дней, а что дальше?

Ольга Харитонова: Мы будем искать их родственников, близких, если нет, будем устраивать в дома-интернаты. Никакой другой практики нет, потому что человека на улицу отправлять нельзя. Одну бабушку, от которой отказались родственники, «скорая помощь» после больницы привезла на улицу в телефонную будку.

Светлана Толмачева: Уполномоченный по правам человека Свердловской области каждую неделю получает сообщения о том, что медицинские работники таким образом избавляются от тех, кого привозят к ним на лечение. Ваш хоспис, который вы собираетесь делать, на какие деньги будет существовать? В Каменске-Уральском хоспис существует на деньги немецкого Красного Креста. Что будете делать вы, потому что финансовый вопрос - главный?

Ольга Харитонова: Немецкий Красный Крест финансирует не только Каменск-Уральский, но и областной Красный Крест. Поэтому мы здесь концентрируем тех международных спонсоров, которые хотят помочь в организации данного учреждения. Второе – мы ищем спонсоров среди родственников, которые могут оказать какую-либо помощь. Третье, я очень надеюсь, это будут учреждения Министерства здравоохранения, которые сегодня должны взять на себя обязательства создания таких учреждений, но у них денег, нет таких государственных программ.

Слушатель: Михаил Григорьевич из Москвы. Могут ли соцработники обслуживать психически больных?

Ольга Харитонова: В зависимости от формы заболевания. Если это не острое заболевание, обязаны, если форма острая, медицинские работники должны дать заключение и, согласно этому заключению, социальные работники не должны участвовать в оказании помощи.

Светлана Толмачева: В мае ваша организация выиграла грантовый конкурс Департамента международного развития Великобритании. На что ушли эти средства?

Ольга Харитонова: Я уже говорила, мы обучили сегодня 30 младших медицинских сестер. Эти люди будут ухаживать за своими близкими - первое, второе – будут работать у нас в медико-социальных учреждениях, третье – будут организованы курсы сиделок. Это люди, которые придут помогать ближним и на дом, и в любое лечебное учреждение.

Светлана Толмачева: Есть скептики, которые не верят в возможность существования негосударственных учреждений подобного типа. Ваши пациенты – тяжелобольные люди, которым требуются в виде обезболивающих наркотические вещества. Государственное учреждение может себе это позволить, негосударственному наркоконтроль тут же поставит запрет на эту деятельность. Как вы будете решать эту проблему?

Ольга Харитонова: Необходимо социальное сотрудничество с лечебными учреждениями. Я была в хосписе города Тюмени, и была поражена, во-первых, насколько качественно там относятся к пациентам, второе – централизация «скорой помощи», привезти , увезти пациента. То есть там задействованы государственные структуры, и Красный Крест этому не мешает, а наоборот - помогает. Пусть это будут сиделки от Красного Креста, пусть будет бесплатная медицинская помощь – больница, поликлиника, а что-то будет платным, будем сочетать. Нужны и хосписы, и дома сестринского ухода.

Светлана Толмачева: Получается, что хосписы в Тюмени, в Свердловской области, в Москве, Санкт-Петербурге появились потому, что жизнь заставляет, а не государство заботится о людях?

Ольга Харитонова: Вы сказали фразу, которую мы должны все себе сказать! У нас ведь как? Чиновник – проблема – человек. А должна быть обратная связь. Есть человек с определенной проблемой, значит нужно ее решать на государственном уровне. Когда мы это поймем, сможем быстро решать социальные вопросы. В данном случае, Красный Крест подталкивает, для того чтобы это решилось.

Светлана Толмачева: 2004-й год заканчивается, что вы еще успеете в этом году сделать для развития своей хосписной службы?

Ольга Харитонова: Самое главное – мы вышли на конечный этап переговоров, когда министерство здравоохранения Свердловской области, администрация города Кировограда, областной Красный Крест сядут буквально через два дня за общий стол переговоров. Есть уже помещение – больничка, которую мы готовы забрать и готовы сегодня обслуживать. Остался только крохотный шаг - собраться, обозначить приоритеты, кто чем будет заниматься. И, я думаю, что Свердловская область – это только начало того, что должно произойти. Мы должны с вами видеть закон о поддержке пожилого человека, брошенного ребенка. Когда он появится, мы будем говорить, что социальная защита у нас с вами есть.

Светлана Толмачева: Ольга Ивановна, а когда будет открыт хоспис, о которым сейчас говорили – хоспис в Кировограде?

Ольга Харитонова: Я готова это сделать завтра, но есть определенные препоны. Поэтому очень надеемся, это произойдет в начале 2005-го года.

XS
SM
MD
LG