Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социальные проекты Информационного бюро Совета министров северных стран


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие руководитель проектов в социальной сфере Информационного бюро Совета министров северных стран в Петербурге Мария Сагитова.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях руководитель проектов в социальной сфере Информационного бюро Совета министров северных стран в Петербурге Мария Сагитова.

Но прежде чем мы начнем беседу, несколько слов о том, что явилось поводом для нашей встречи с Марией Сагитовой. Вчера в Петербурге состоялся семинар, организованный при участии Совета министров северных стран, на котором была представлена программа "Социальное благосостояние". На семинаре побывала корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: "Социальное благосостояние" - это новая программа Совета министров северных стран на Северо-Западе России, направленная на объединение усилий государственных органов, общественных организаций, научных, образовательных учреждений и средств массовой информации, чтобы помочь детям и молодежи из групп риска. Основной смысл проекта - координация усилий, связь с уже действующими проектами, среди которых есть удачные, например, мурманский проект. О нем рассказывает старший советник Совета министров северных стран Нильс Петер Карлсон - Копенгаген, Дания.

Нильс Петер Карлсон: В настоящее время мы финансируем в Мурманске проект мобильной работы с уличными детьми. Это иллюстрация того, какие замыслы могут быть у нас в отношении нового, большого проекта. В рамках этого проекта мы создали команду социальных работников, имеющих дело с уличными детьми. Они действуют по-разному - это и прямой контакт, и автобус, который ездит по городу, и организация убежищ, и советы, и, что очень важно, освещение в средствах массовой информации. С этой целью кооперируются социальные, медицинские работники, учителя, милиционеры. Идея простая - все эти люди необходимы, чтобы обеспечить нужды этих детей. В то же время мы ясно видим, что у таких детей много проблем, связанных с наркотиками. Существуют много новых знаний, которые надо усвоить, рассматривая проблему уличных детей с гендерной точки зрения.

Татьяна Вольтская: Уличные мальчики и девочки ведут себя по-разному. Например, девочки, чтобы достать денег на дозу наркотика себе или своему дружку, становятся проститутками. А мальчики, как правило, идут на достаточно серьезные преступления.

Проекты должны быть реализованы до конца 2006 года. Всего на них отпущено 1 миллион 600 тысяч датских крон. Совет министров северных стран не хочет навязывать России свои идеи, он только финансирует проект, полагая, что на местах, где-нибудь в Мурманской, Псковской, Архангельской областях, люди лучше знают свои проблемы и могут предложить свои проекты. Подавать их можно будет уже с 1 декабря.

Татьяна Валович: Мария, скажите, пожалуйста, как мы слышали, это не первый проект, и вообще, насколько я знаю, Совет министров северных стран с начала 90-х годов активно стал сотрудничать с Россией в различных сферах, в том числе и социальной. На ваш взгляд, вот за это время в Петербурге какие наиболее значимые проекты были осуществлены?



Мария Сагитова: Дело в том, что в данном случае речь идет не совсем о проекте. Речь идет о программе, о плане действий, в соответствии с которым поддерживается ряд проектов. И в Совете министров северных стран уже существовала программа по преодолению гендерной дискриминации. Вторая программа - это программа по работе с детьми и молодежью, о которой Нильс Петер Карлсон как раз говорил. И третья программа - это программа по преодолению наркозависимости. Сейчас вот эти три программы объединены, туда еще включен момент, касающийся здравоохранения и социально опасных инфекций. То есть все эти три программы, они, так или иначе, были с этим связаны, но здесь еще раз поставлен этот акцент.

По тем трем программам, которые я перечислила, безусловно, подавались проекты, и их было достаточно много. И, в частности, по работе с детьми и молодежью подаются дважды в год малые проекты, дважды в год - большие проекты, это свыше 50 тысяч датских крон запрашивает организация. Это может быть и проведение летнего лагеря, и профилактические программы...

Татьяна Валович: Это то, что касается всего Северо-Запада, или...

Мария Сагитова: По Северо-Западу и в Петербурге в частности.

Татьяна Валович: А вот конкретно назовите какую-то программу в Петербурге, чтобы наши радиослушатели смогли представить, насколько реальна помощь наших северных соседей.

Мария Сагитова: Дело в том, что я эти программы не координировала раньше. Я могу сказать, допустим, о гендерной программе. Создавалась сеть кризисных центров Баренцева региона, в которых участвовали в том числе и петербургские организации. Это был очень серьезный обмен опытом между различными кризисными центрами для женщин, организациями социальной помощи.

Татьяна Валович: Да, я знаю, вы долгое время работали в одном из таких кризисных центров юристом. Этот центр пользовался какой-то поддержкой Совета Министров северных стран?

Мария Сагитова: Да, безусловно. И сейчас продолжается поддержка. В частности, там сейчас реализуется проект, касающийся мужских групп, для мужчин, которые работают с насильниками.

Татьяна Валович: Это кризисный центр "Ангел"?

Мария Сагитова: Это Институт недискриминационных гендерных отношений.

Татьяна Валович: Это официальное название?

Мария Сагитова: Да. И эта организация возглавляет коалицию "Ангел".

Татьяна Валович: Хорошо. Вот сейчас сказано, что к 1 декабря можно подавать проекты. Кто может подавать? Будет ли какой-то приоритет: это должны быть государственные структуры или общественные организации? И как будут эти проекты рассматриваться? Кому будет приоритетно даваться финансирование?

Мария Сагитова: Дело в том, что основная задача этой программы, как было уже сказано, объединить усилия государственных организаций, средств массовой информации, общественных организаций, образовательных и научных учреждений. Фактически подавать проект может любая из этих организаций в партнерстве с остальными. От остальных требуются соответствующие подтверждающие письма о том, что они готовы участвовать в проекте.

Почему мы говорим о том, что приоритет будет отдаваться прежде всего государственным учреждениям. Про государственные органы пока говорить сложно, каким образом мы их можем финансировать. Государственные учреждения мы финансировать можем, но это прежде всего медицинские учреждения, больницы, приюты, убежища и так далее.

Татьяна Валович: А это не связано с заявлением Владимира Путина, что общественные организации, которые используют западные средства, должны ликвидироваться?

Мария Сагитова: Нет, это совершенно с этим не связано. А связано это только с тем, что в данной программе ограничены средства, а мы хотим получить конкретный практический результат, который бы появился и продолжал существовать и приносить пользу. А у государственных учреждений, как правило, есть для этого база.

Татьяна Валович: И контролировать, наверное, их более успешно можно?

Мария Сагитова: По поводу контролировать, мы одинаково контролируем и общественные организации, и все другие. То есть это предоставление финансового отчета, повествовательного отчета. Здесь разницы нет никакой, в такой же форме делается.

Татьяна Валович: У нас есть уже вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Мария, я внимательно вас слушаю. Почему это Дания и вдруг бесплатно будет заниматься проблемами наших беспризорных и устройства их в будущем? У России есть богатейший опыт советского периода борьбы с беспризорщиной. После Гражданской войны, в тяжелейшие годы, после тяжелейших лет было 200 тысяч беспризорных. И эту проблему решили очень успешно, без всякого привлечения зарубежных каких-то деятелей.

Татьяна Валович: Спасибо за вопрос. Итак, почему же действительно такой интерес Совет министров северных стран... а это не только Дания. Наверное, нужно пояснить нашим слушателям, что туда входит и Швеция, и остальные северные страны Балтийского региона. Так почему же они так заинтересованы в том, чтобы помочь России?

Мария Сагитова: Можно сказать, что проблема беспризорности, в частности, о которой идет речь, успешно не решается на протяжении многих лет. И, в частности, одной из причин...

Татьяна Валович: Несмотря на то, что опыт-то есть?

Мария Сагитова: Да. И одной из основных причин называется, в частности, отсутствие финансовых ресурсов. Что касается того, почему северные страны готовы помогать, потому что это деньги налогоплательщиков северных стран, которые вкладываются сюда. Потому что северные страны заинтересованы в том, чтобы в приграничных территориях, в странах, которые граничат с ними, не было острых социальных проблем, потому что это отражается на всем международном сообществе.

Татьяна Валович: И в том числе, наверное, и на миграции, которая сейчас очень возросла, и именно в эти страны?

Мария Сагитова: Безусловно, и на эмиграции, и на всех остальных происходящих процессах. Потому что, безусловно, все взаимосвязано, и все международное сообщество, так или иначе, зависит друг от друга.

Татьяна Валович: А не является ли это таким "лучше мы сделаем в России климат и социальную среду лучше, чтобы люди жили здесь, только чтобы они не приезжали к нам со своими проблемами"?

Мария Сагитова: Не думаю, потому что достаточно много эмигрантов, которые принимаются северными странами из разных стран, в том числе и из южных, африканских и так далее. И здесь такой проблемы нет.

Татьяна Валович: У нас есть дозвонившийся. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Это Дмитрий. У меня есть два опасения. Ведь если заниматься только следствием, порождаешь новые причины и следствия. Ведь беспризорные - это следствие бесправия родителей. И забота о них автоматически это бесправие консервирует. Это надо учитывать. И второе соображение. Я не против заботы, но какой? Здесь природу явления надо учитывать. Макаренко, например, из детей делал роботов. Как бы не повторить этот опыт. Спасибо.

Мария Сагитова: Спасибо за вопрос. Дело в том, что не совсем точно прозвучало... Целевыми группами этой программы являются не только дети и молодежь до 18 лет...

Татьяна Валович: То есть это не только беспризорники, как вы уже говорили, там очень много направлений.

Мария Сагитова: Да. И целевыми группами, в частности, являются лица, пострадавшие от насилия, вовлеченные в проституцию, торговлю людьми и зараженные социально опасными инфекциями, либо входящие в группу риска, а также их родственники и их семьи. Также целевыми группами являются преподаватели, воспитатели, сотрудники правоохранительных органов, в том плане, что необходимо их обучение для работы с этими людьми.

Татьяна Валович: То есть это как раз будет направлено на то, чтобы...

Мария Сагитова: Да. То есть наша задача не законсервировать проблему, работая только с определенной группой, а задача обеспечить комплексный подход, чтобы структуры, которые раньше занимались однобоко решением той или иной проблемы: медицинские учреждения - только медицинской стороной, правоохранительные органы - только правовой, и так далее, - обеспечить их взаимодействие. Потому что проблемы все - и правовые, и социальные, и психологические, и медицинские, они, как правило, касаются одного человека. И наша задача решить проблему по существу.

Татьяна Валович: Вот вы упомянули проблемы, связанные с гендерной дискриминацией. На ваш взгляд, какие основные проблемы в России связаны с этой темой?

Мария Сагитова: Ну, то, чем занималась я, это проблема насилия в отношении женщин. И здесь это уже будет связано, в том числе, с детьми и молодежью, потому что девочки, как правило, из семей, где распространено насилие, они оказываются на улице, они оказываются в проституции, в наркозависимости. Соответственно, это повышает риск заражения заболеваниями, передаваемых половым путем, заражения ВИЧ...

Татьяна Валович: То есть это опять же будет направлено на семью, чтобы искоренить насилие в семье?

Мария Сагитова: Да, безусловно, насилие в семье и сексуальное насилие в обществе. И эти дети, в частности, выпускники детских домов, те же самые наши беспризорники подросшие, они являются группой риска для вовлечения в торговлю людьми, в частности. То есть здесь все эти проблемы взаимосвязаны. И задача именно этой программы решать эти проблемы во взаимосвязи. И опять же это будет связано и с наркозависимостью, и со здоровьем, и с гендерной дискриминацией, потому что именно это, как правило, является причиной того...

Татьяна Валович: Вот вчера прошел семинар. Как бы вы могли оценить, насколько проявили заинтересованность какие-то структуры, организации для того, чтобы создать такой проект, сделать какую-то реальную работу? Потому что понятно совершенно, что перекладывать внутригосударственные, российские проблемы, чтобы их решали соседи, это, безусловно, неправильно.

Мария Сагитова: Соседи решать эти проблемы не будут, хотя мы приветствуем привлечение опыта северных стран, безусловно, то есть организаций или экспертов, которые имеют опыт. Но на семинар были приглашены представители государственных органов, в том числе и правоохранительных, и общественные организации, и представители журналистских объединений, и представители образовательных и научных учреждений. У них была возможность пообщаться, найти какие-то точки соприкосновения, потому что была работа по группам соответственным. И уже появились некоторые идеи и проекты. Будут, конечно, люди приходить, обсуждать эти все вопросы. Но это будет не один проект, безусловно.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, вот мы называемся Православным культурно-просветительским центром «Жизнь». Мы выступаем за то, чтобы нравственность как таковая в России укреплялась, потому что, знаете, нельзя одной рукой насаждать разврат, ужас порнографический, потому что, извините, у нас на канале НТВ даже пенис свиной поедает девушка. Какая семья может быть, какие могут быть вменяемые дети на фоне всего этого?! Поэтому как нам объединиться, чтобы вы узнали о наших мыслях? Мы за многодетные семьи, мы за то, чтобы дети воздерживались вообще от блуда как такового.

Мария Сагитова: Спасибо за вопрос. Дело в том, что если вы сможете создать какой-то проект, который также будет иметь конкретный результат, и вы нам распишете, как вы сможете его осуществить, пожалуйста, приходите – будем обсуждать, смотреть. Нужно только, чтобы ваш проект соотносился с теми приоритетами, которые есть в планах Совета министров северных стран.

Татьяна Валович: А где вы находитесь?

Мария Сагитова: Дело в том, что, безусловно, нужно договариваться о встрече предварительно, поэтому...

Татьяна Валович: А где вас найти? Может быть, есть сайт в интернете, чтобы посмотреть телефоны?

Мария Сагитова: Да, есть сайт в интернете, на котором размещены наши телефоны. Но нужно договориться заранее, потому что я не все время нахожусь в офисе и не жду прихода людей постоянно. Сайт: www.NORDEN.ru.

Татьяна Валович: Мария, вы говорили, что тот проект, который будет финансироваться Советом министров северных стран, он не только для Петербурга, а для всего Северо-Запада. И вы координируете по всему Северо-Западу? То есть если кто-то в Архангельске, или в Мурманске, или из Пскова хотят к вам обратиться - у них есть какие-то реальные идеи, тоже к вам в Петербург должны обращаться?

Мария Сагитова: Да, безусловно, мы координируем проекты по всему Северо-Западу. В частности, у нас были делегации из Архангельска, Мурманска, Петрозаводска, приезжавшие на вчерашний семинар. И Псков, Новгород мы тоже охватываем этой программой, безусловно. И здесь задача наша в том, чтобы объединить усилия также нескольких, может быть, городов, областей по решению проблем...

Татьяна Валович: Делиться опытом?

Мария Сагитова: Да. И одна из целей, в общем-то, создавать партнерские отношения, устойчивое партнерство, сетевые, может быть, проекты, в том числе между городами. И чтобы в эти сетевые проекты могли входить как государственные, так и негосударственные структуры различные. То есть все, кто так или иначе заинтересован в решении этих проблем и кто может предложить свой опыт или обучиться, наоборот.

Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, какими средствами все-таки можно добиться взаимодействия структур? По законодательству социальные структуры и так, в общем-то, взаимодействуют. Не будет ли это просто какой-то перепиской по всей стране? Потому что в России это очень сложно сделать, и на бумаге все эти вопросы социальные решить очень трудно. Какие конкретные могут быть действия?

Татьяна Валович: То есть практическое воплощение.

Мария Сагитова: Ну, в частности, недавно был реализован проект, скажем так, первая часть проекта в Санкт-Петербурге с привлечением Ленинградской области по созданию сетевого проекта по борьбе с насилием в семье. И сейчас на базе Комитета по труду и социальной защите создается координационный совет по этой теме. И в этот координационный совет войдут как раз различные структуры, не только социальные. Это и общественные организации, и представители средств массовой информации, и правоохранительных органов, и различных институтов. Какая задача? Чтобы проблемой насилия могли заниматься все эти структуры в комплексе. И даже если это будет совещательный орган, но уже те практики, которые в этот совет входят и которые знают, как с этой проблемой работать, могут вносить конкретные предложения, оказывать влияние на политику в социальной сфере на уровне города хотя бы. Это еще зарождающийся механизм, но он уже начал работать. И я думаю, что такие структуры будут развиваться и дальше.

Татьяна Валович: На примере структур, безусловно, в России очень сложно это реализовывать. Например, в Петербурге до сих пор уполномоченный по правам ребенка... такая должность существует, но она законодательно не закреплена. И из целого отдела сделали просто подотдел. Это Огнева, правозащитница для детей, тоже пыталась в свое время объединить эти усилия. И теперь, рассказывая о том, что если раньше она могла более оперативно реагировать на то или иное нарушение прав ребенка, то сейчас у нее такие механизмы отняли. Не получится ли так, что действительно останутся только ваши проекты на бумаге?

Мария Сагитова: Дело в том, что мы же не ведем речь о каком-то подотделе или отделе государственной структуры, который могут сверху упразднить, закрыть, прекратить и так далее. Это проект, который будет существовать сам по себе, но во взаимосвязи с этой системой. Поэтому я думаю, что не останется. Вообще говоря, не остаются эти проекты только на бумаге, безусловно. И мы получаем отчеты по проектам. В частности, был проект, который касался уличной работы детей и подростков во Всеволожске, где был создан и «телефон доверия» для них, и центр соответствующий, и обучение. Мы ездим, посещаем такие структуры, это все работает, это работает именно в комплексе, и психологи работают, и преподаватели с привлечением юристов. То есть можно сказать, что, да, это должно еще развиваться дальше и идти к более эффективному результату, может быть, к получению большей пользы для этих детей и для общества в целом, но это уже работает.

Татьяна Валович: А как вообще те члены, те страны Совета министров северных стран сейчас оценивают положение с вопросами соблюдения прав ребенка в России?

Мария Сагитова: Дело в том, что они могут оценивать только на основании тех исследований, тех данных, которые предоставляет российская сторона.

Татьяна Валович: А российская сторона что-нибудь предоставляет?

Мария Сагитова: Безусловно. Более того, официальная статистика есть, она доступна. Но она, к сожалению, не всегда соответствует той статистике, которая есть на самом деле. Поэтому Совет министров северных стран, в частности, финансирует исследования учреждений в этой области.

Татьяна Валович: У нас бывают грубейшие нарушения прав детей. В том числе и те законодательные инициативы, которые были озвучены, скажем, по монетизации льгот, в результате чего дети, которые будут выпускаться из детских учреждений сиротских, они, в общем-то, очень будут ущемляться в правах. Эта тема как-то будет рассматриваться?

Мария Сагитова: Безусловно. Потому что эта тема, которая связана со всеми этими проблемами. И, в частности, тема выпускников детских домов... я даже знаю организацию иностранную, которая создала новые проекты по работе с этими детьми. Когда они поняли, что дети, с которыми они занимаются в детских домах, оказывают им гуманитарную помощь и всякую иную, являются именно группой риска по вовлечению в проституцию, в торговлю людьми, заболеваемость и так далее, и просто оказываются социально незащищенными. То есть эта статистика, она предоставляется, и на ее основании, собственно говоря, составляется соответствующий план работы Совета министров северных стран, то есть что бы мы хотели сделать в принципе, какие проблемы решить, на кого направить. Это основа, какие мы ставим цели, и какие у нас приоритеты в решении этих проблем и для каких групп. А потом уже в соответствии с этим заявители, которые, в общем-то, лучше знают, наверное, ситуацию на местах, работая с этой проблемой, конкретные организации, они уже подают проект, в котором излагают свои идеи.

Татьяна Валович: Как данную проблему можно решить.

Мария Сагитова: Да.

Татьяна Валович: Спасибо, Мария.

XS
SM
MD
LG