Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы взаимоотношений между общественным организациям и бизнес-структурами


Светлана Толмачева: Мы будем говорить сегодня о возможностях социального партнерства между некоммерческими организациями, властными структурами и бизнесом.

С какими проблемами сталкиваются общественники, об этом расскажет гость нашей студии Ольга Бойко, исполнительный директор Специального Олимпийского комитета Свердловской области. Чуть позже к нашей беседе присоединится Ирина Шкутович, главный специалист Министерства образования Омской области.

Ну а пока предлагаю, Ольга Яковлевна, внести ясность. Имеет ли отношение Специальная Олимпиада, о которой мы сейчас будем говорить, к Параолимпийским играм, которые открылись в Греции на прошлой неделе?

Ольга Бойко: Нет, Специальная Олимпиада – это самостоятельная организация. На сегодняшний день это самая большая в мире спортивная организация для людей с ограниченными возможностями. И отличаются они друг от друга объектом приложения сил, если так можно сказать. Потому что Параолимпиада работает с людьми, у которых есть поражения опорно-двигательного аппарата и нарушения зрения, а Специальная Олимпиада работает с людьми, имеющими нарушения интеллекта.

Светлана Толмачева: И проходит она совершенно в другое время, если говорить о международных играх?

Ольга Бойко: Специальная Олимпиада – это программа круглогодичных тренировок и соревнований, и соревнования проходят на любом уровне, начиная от школьных соревнований и до Всемирных Специальных Олимпийских игр. Да, они проходят в другое время. Сейчас спецолимпийцы готовятся к Всемирным Зимним играм, которые пройдут в феврале следующего года в Японии.

Светлана Толмачева: Ваш рассказ дополнит мой коллега Павел Константиновский, который подготовил небольшое сообщение о том, что такое Специальная Олимпиада.

Павел Константиновский: Специальная Олимпиада – это крупнейшая в мире программа круглогодичных спортивных тренировок и атлетических состязаний для детей и взрослых с отклонениями в умственном развитии. Соревнования проводятся по 26 видам спорта, в них участвует около 1 миллиона человек из 166 стран мира. Международная общественная организация, которая занимается развитием Специальной Олимпиады, была создана в 1968 году Юнис Кеннеди Шрайвер, сестрой президента США Джона Кеннеди.

Специальная Олимпиада России – общественная благотворительная организация, официально признанная Олимпийским Комитетом России, - работает уже пять лет. У нее есть подразделения в разных регионах России. В июне прошлого года в Ирландии состоялись Всемирные Летние специальные Олимпийские игры. В составе российской делегации группа спортсменов Свердловской области была самой большой – 14 спортсменов и 3 тренера. Баскетбольная команда России, составленная только из екатеринбуржцев, заняла пятое место. Уральские волейболисты в составе российской сборной завоевали «золото» Специальной Олимпиады.

Более трех десятилетий Специальная Олимпиада использует спорт для борьбы со стереотипными представлениями и помогает изменять судьбы людей с нарушениями интеллекта.

Светлана Толмачева: Ольга Яковлевна, а до того, как в Россию пришла Международная общественная организация, которая занимается Специальной Олимпиадой, кто вообще уделял внимание категории детей с нарушением интеллекта?

Ольга Бойко: Ну, давайте скажем о том, что у нас есть государственная система воспитания и обучения детей с нарушениями интеллекта – это так называемые школы и школы-интернаты восьмого вида. Их более 50 только в Свердловской области. Что же касается спорта, то надо сказать, что системы как таковой, пожалуй, кроме школьных уроков, и не было. Проводились, конечно, отдельные соревнования, но, безусловно, серьезная работа в области спорта, физической культуры началась, конечно, с приходом Специальной Олимпиады. Причем во многих регионах это началось задолго до того, как была зарегистрирована официально Общероссийская организация. Так, например, Специальной Олимпиаде Санкт-Петербурга примерно 12 лет. И примерно в это же время, кстати, и в Омске началась работа.

Светлана Толмачева: В той справке, которую озвучил мой коллега Павел Константиновский, была фраза о том, что спорт Специальная Олимпиада использует для борьбы со стереотипными представлениями. Поясните, пожалуйста, что имеется в виду.

Ольга Бойко: Давайте скажем так, что Россия в плане цивилизованного отношения к людям, которые имеют различные отклонения в физическом развитии, в умственном развитии, пожалуй, еще далека от таких современных, цивилизованных представлений. Надо сказать, что практически каждый день в своей работе приходится сталкиваться с неуважением к нашей категории ребят, с пренебрежением к их интересам и нуждам, к недооценке их возможностей. И вот в этом смысле Специальная Олимпиада важна не только для ребят, она, может быть, еще более важна для общества в целом. Потому что помогает понять, что человек, который другой, не значит, что он плохой, не значит, что он ущербный. Он просто другой, он не такой, как ты, но он имеет право на такую же реализацию своих интересов, как и любой здоровый человек.

Светлана Толмачева: А с какими штампами советского сознания вам тяжелее всего бороться?

Ольга Бойко: Ну, пожалуй, труднее всего бороться с тем, что люди вообще имеют мало представления о том, кто такой человек с умственной отсталостью. Считается, что ему вообще, наверное, и спорт не нужен, ему нужно...

Светлана Толмачева: Какое-то растительное существование – и все.

Ольга Бойко: Да. Удовлетворение своих физиологических потребностей – и не более того. И самое главное, что недооцениваются возможности этих людей, которые, на самом деле, могут работать, жить рядом с нами точно так же, они прекрасно реализуются в жизни, только у них есть какая-то своя ниша, которую они могут занять, но... Вот, например, в Правилах Специальной Олимпиады есть замечательная фраза: «При соответствующем обучении и воодушевлении». Нужно помочь человеку поверить в себя. И для этого спорт и, в частности, программа Специальной Олимпиады – это, наверное, лучшее средство, если мы говорим о людях с нарушениями интеллекта.

Вообще в этом смысле Специальная Олимпиада – это не столько спортивная программа, сколько социальная программа, которая помогает человеку средствами адаптивной физической культуры найти свое место в жизни, и обществу принять его на условиях равенства.

Светлана Толмачева: Скажите, в вашей общественной организации есть примеры некоего социального партнерства? И вообще, как вы сами понимаете, что такое «социальное партнерство»?

Ольга Бойко: Социальное партнерство – сейчас эта тема достаточно популярная, и об этом говорят много, и говорят все – говорят и представители властных структур, и представители некоммерческих организаций, и бизнес. И, наверное, это не случайно, потому что это действительно веяние времени. Во всяком случае, сейчас уже все осознали, что не сотрудничая, не будучи партнерами, мы не можем решить социальные проблемы общества. К счастью, сейчас ушло в прошлое представление советских времен о том, что все социальные проблемы может и должно решать государство. Сейчас понятно, что без широкого участия граждан... собственно, высшая форма организации граждан – это общественная организация, невозможно решить проблемы, точно так же, как невозможно решить их без представителей бизнеса. Поэтому социальное партнерство – это объединение ресурсов и усилий всех слоев общества вокруг значимых для общества социальных проблем.

Наша организация с социального партнерства, собственно, и начала. Достаточно сказать, что президентом Специального Олимпийского комитета в Свердловской области является заместитель председателя правительства Свердловской области Семен Спектор. И практически все социальные министерства и ведомства Свердловской области, так или иначе, вносят свой вклад в развитие Специальных Олимпийских программ.

Светлана Толмачева: В Екатеринбурге накануне прошла встреча общественников, представителей городской администрации и бизнесменов, где обсуждались те проблемы, которые возникают у руководителей общественных организаций, когда они собираются реализовать какой-то свой проект, когда речь идет о социальном партнерстве. И вот как раз там говорилось о том, что с властью общественным организациям легче всего налаживать отношения, по сравнению, например, с бизнес-структурами. На этой встрече побывала екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец. Давайте послушаем ее репортаж.

Евгения Назарец: «Социальное партнерство – это союз двух или более организаций, которые представляют государство, бизнес-сектор, некоммерческие объединения, фонды и другие структуры. Они соглашаются разделить ответственность, риски и ресурсы, необходимые для достижения целей всех участников проекта». С таким определением термина «социальное партнерство» согласились все участники «круглого стола». Те общественные организации, которые существуют не первый год, приводили в качестве примера свой опыт взаимодействия или с городской администрацией Екатеринбурга, или с зарубежными фондами, предоставляющими гранты.

Лариса Леонова, руководитель Екатеринбургской общественной организации «Семья Мира», уверена: сегодня чиновники заинтересованы в том, чтобы переложить часть своей работы на некоммерческие структуры.

Лариса Леонова: Комитет по социальной политике очень со многими организациями инвалидными сотрудничает. Сейчас написана стратегическая программа «Семья». Наша организация там участвует, еще две организации, которые занимаются вопросами семьи, молодой семьи и так далее. Основная проблема – это взаимодействие с представителями бизнеса. Не очень хорошая информированность у представителей бизнес-сектора о значении социальных программ, которые уже выполняют некоммерческие организации.

Евгения Назарец: Максим Годовых, президент Уральской молодежной палаты, в недавнем прошлом коммерческий директор завода, считает, что бизнесмены достаточно информированы о том, чем занимаются общественные организации. На адрес предприятия, где он работал, каждую неделю приходили письма с просьбой профинансировать тот или иной проект.

Максим Годовых: Да, я лично подписал большинство отказов общественным организациям. Потому что предложения о сотрудничестве были сформулированы следующим образом: «Пожалуйста, выделите нам столько-то тысяч рублей», «Пожалуйста, окажите нам спонсорскую помощь в том-то и в том-то». И таких писем десятки за месяц. Предприятие, во-первых, не может себе этого позволить, а во-вторых, не хочет этого делать.

Евгения Назарец: С Максимом Годовых согласен и другой бизнесмен – Владимир Лобок, президент Екатеринбургской Ассоциации малого бизнеса. Он рассуждает так: «Прежде чем говорить о социальном партнерстве, должно появиться как можно больше предприятий, которые ведут социально ориентированный бизнес».

Владимир Лобок: Социальная ответственность бизнеса, на мой взгляд, она выражается всего лишь тремя факторами: бизнес соблюдает действующее законодательство, платит все налоги, обеспечивает полный пакет социальных гарантий наемных работников. Сейчас, по нашей оценке, не менее 90-92 процентов бизнеса не могут обходиться без выплаты заработной платы в конвертах. Это означает, что не более 8 процентов действительно можно относить к социально ответственным, но не по принципу благотворительности. Вы прекрасно представляете, что стоит за благотворительной частью. Криминал, он любит заниматься благотворительностью.

Евгения Назарец: Участники встречи пришли к выводу, что понимания со стороны большинства бизнесменов не будет до тех пор, пока общественники будут в роли просителей, а не социальных партнеров. Но что могут предложить некоммерческие организации потенциальным меценатам, чтобы их сотрудничество на самом деле стало взаимовыгодным, не могли сказать представители ни той, ни другой стороны.

Светлана Толмачева: Госпожа Бойко, у меня к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, каким образом ваша общественная организация может выступать не в роли просителя, а в роли социального партнера?

Ольга Бойко: Я думаю, что где бы мы ни работали – в общественной организации, в бизнес-структуре, в государственной или муниципальной структуре – прежде всего мы граждане, которые имеют несовершеннолетних детей, престарелых родителей, время от времени мы становимся пациентами, мы становимся учащимися, то есть социальная сфера – это сфера, которая касается буквально всех. И сказать, что мы плывем в одной лодке, и проблемы касаются, к примеру, общественных организаций и совершенно не касаются бизнеса, ну, по крайней мере, странно это слышать. И я думаю, что сейчас достаточно бизнес-структур, которые ощущают себя стабильно и ответственно до такой степени, чтобы действительно участвовать в решении социальных проблем общества. Я думаю, что таких уже много.

Светлана Толмачева: А как вы убеждаете своих потенциальных социальных партнеров из бизнес-структур в том, что необходимо поддержать Специальную Олимпиаду?

Ольга Бойко: Ну, во-первых, Специальная Олимпиада – это сама по себе достаточно авторитетная и устойчивая международная организация. Нам, во-первых, важно донесли вообще информацию о ее работе. И я думаю, что любая общественная организация прежде всего убеждает своей постоянной работой и безупречным имиджем. Но я могу сказать, что многие коммерческие организации совершенно правы, когда не хотят сотрудничать, к примеру, с общественными организациями, которые действительно не могут сформулировать свои цели, не могут предъявить то, чем они занимаются, не могут даже грамотно сформулировать свою просьбу. В общем-то, здесь речь идет о том, что если мы говорим о социальном партнерстве, то партнеры должны быть примерно на одном уровне по профессионализму. И в сфере некоммерческого сектора, к счастью, сейчас появились партнеры, с которыми бизнес-структуры работать согласны, поскольку считают их достаточно профессиональными.

Светлана Толмачева: А сейчас к нашему разговору присоединяется Ирина Шкутович из Омска. Ирина Николаевна, насколько мне известно, вы совмещаете работу в областной администрации с общественной деятельностью. Вы являетесь исполнительным директором Омской областной общественной спортивной организации «Сибирь», и занимаетесь в Омске тем же, чем и госпожа Бойко в Екатеринбурге – развиваете программу Специальных Олимпийских игр. Скажите, вот если бы вы занимались только детьми с проблемами интеллектуального развития, и у вас не было бы административного ресурса, насколько сложнее вам было бы работать?

Ирина Шкутович: Работать действительно было бы гораздо сложнее. И, видимо, определенный успех работы по развитию Специального Олимпийского движения в Омской области как раз и происходит оттого, что я работаю и в государственной структуре, а вот эта работа по Специальной Олимпиаде – это работа общественная. Но она очень тесно соприкасается с моими основными обязанностями. Дело в том, что я, как главный специалист Министерства образования Омской области, курирую вопросы специального образования, то есть работа с детьми с отклонениями в развитии. И вот работой по Специальной Олимпиаде я как бы дополняю что ли ту работу с детьми с отклонениями в развитии, до которой у государства пока, к сожалению, может быть, просто не доходят руки, может быть, просто не хватает каких-то возможностей. И вот это, наверное, соединение общественной работы и основных служебных обязанностей дает вот такой положительный результат. Там, где мы можем работать как общественники, мы работаем как общественники, если же нам необходима поддержка именно как государственных органов, то я имею возможность всегда обратиться и к руководству Министерства образования, и также с другими государственными структурами мы работаем в довольно тесном контакте.

Светлана Толмачева: То есть, Ирина Николаевна, получается, что потенциальные спонсоры не могут вам отказать, потому что прежде всего видят в вас чиновника Министерства образования, а уже потом общественника, так?

Ирина Шкутович: Я бы так не сказала, прежде всего потому, что когда мы обращаемся к спонсорам, к негосударственным, к коммерческим структурам, я никогда не делаю, как говорится, ставку, упор на то, что я представляю организацию государственную. Если мы обращаемся с просьбами, с какими-то письмами, с предложениями о сотрудничестве, мы всегда идем от общественной организации. Поэтому я не думаю, что моя работа в Министерстве образования в данной ситуации имеет какое-то значение.

Светлана Толмачева: Ирина Николаевна, сколько лет вы занимаетесь развитием Специальной Олимпиады в Омске, и каков главный результат вашей деятельности на сегодня?

Ирина Шкутович: Ну, развитием Специальной Олимпиады я занимаюсь с 1992 года. Вот Ольга Яковлевна говорила об общественной организации Специальная Олимпиада России, она действительно была зарегистрирована только пять лет назад. А вообще-то Специальное Олимпийское движение пришло в Россию в 1991 году. Это был год, когда впервые американские наши коллеги приезжали сюда, в Россию, с тем, чтобы провести семинар для специалистов всей России, с тем, чтобы объяснить, показать и рассказать, что же такое Специальная Олимпиада. И вот так получилось, что один из наших специалистов побывал на этом семинаре. И вот 1992 год явился годом создания нашей общественной организации, которая и занимается с тех пор развитием Специального Олимпийского движения в Омске.

Ну, за это время, конечно, организация претерпела ряд изменений, но, тем не менее, суть ее, то есть работа с детьми, имеющими отклонения в умственном развитии, суть эта осталась. И вот то, что эта организация наша, она теперь вот уже где-то 12 лет существует, наверное, говорит о том, что она нужна, эта организация, и о том, что всегда есть те, с кем нужно заниматься, кто хочет заниматься, те, кому систематические занятия физической культурой и спортом просто помогают в жизни, помогают ощутить себя полноправными, полноценными людьми.

Светлана Толмачева: Ирина Николаевна, а тогда, с 1992 года вы работали на энтузиазме или все-таки финансовая поддержка от Международной организации, центрального офиса существовала? Ведь необходимо платить учителям, которые занимаются с детьми, финансировать спортивные мероприятия, ездить на соревнования, за рубеж в том числе.

Ирина Шкутович: Вы знаете, вот в те годы, начало 90-х, где-то было немножечко полегче, в том плане, что у нас было больше тех, кого мы до сих пор называем спонсорами. Меньше было поддержки государственной, не было поддержки никакой собственно от Специальной Олимпиады международной, но спонсоров было больше. И мы могли себе позволить и постоянное участие в соревнованиях любого ранга, будь то соревнования областные, будь то российские, будь то международные. Так, первый наш выезд большой омской команды состоялся в 1995 году – мы впервые приняли участие во Всемирных Летних Олимпийских играх, которые проходили в США. Тогда наша команда насчитывала 11 человек. Согласитесь, это довольно много стоило. Но мы ехали исключительно на деньги наших спонсоров.

Светлана Толмачева: А сейчас спонсоры стали прижимистее?

Ирина Шкутович: Вы знаете, сейчас спонсоров как-то стало вообще-то поменьше. Я совершенно согласна здесь с Ольгой Яковлевной, что действительно спонсоры, наверное... может быть, много стало общественных организаций, которые обращаются за помощью, может быть, еще по каким-либо причинам. Но действительно мы сейчас, вот в последнее время, мы работаем... ну, мы не пишем письма везде, куда можно, где какие адреса узнаем, мы этим не занимаемся. Мы работаем с постоянными, так сказать, нашими партнерами. Для нас прежде всего из коммерческих организаций – это компания «Сибнефть», которая помогает нам. Более того, у нас проводятся соревнования, где учрежден приз «Сибнефтью», и они полностью финансируют нам эти соревнования по мини-футболу, это наши областные соревнования. И большую поддержку в последние годы нам оказывают именно государственные организации. Как правило, наши мероприятия областные финансируются и Министерством образования Омской области, и помогает нам в этом Министерство молодежной политики и физической культуры и спорта. То есть вот такие организации с нами постоянно сотрудничают, и мы как бы пользуемся их поддержкой, и рассчитываем на их помощь больше.

Светлана Толмачева: То есть если говорить о социальном партнерстве, партнерство формируется тогда, когда существуют не разовые акции, а есть постоянное, долгосрочное сотрудничество, и те люди, которые хотят поддерживать Специальную Олимпиаду, они знают, как будет в течение года строиться работа, и могут уже планировать в своих бюджетах затраты на благотворительность, так я вас понимаю?

Ирина Шкутович: Совершенно верно. Более того, я могу сказать, что Министерство образования включает наши мероприятия, которые мы планируем на год, в свой план работы. И, в общем-то, мы как бы совместно проводим эти мероприятия. С одной стороны, общественная организация – это полностью организация и проведение соревнований, Министерство образования принимает участие в этой работе именно как финансирующая организация, оказывающая нам помощь по обеспечению питания, проживания наших спортсменов, по обеспечению проезда их к месту соревнований.

Светлана Толмачева: Ирина Николаевна, есть звонок от нашего гостя. Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Это Сергей Сергеевич из Ленинграда. Я вот что хочу сказать. Вы понимаете, вот возьмите старых наших меценатов – Морозов, я не знаю, там очень много, тот же Третьяков. Ведь они строили колоссальные здания, вкладывали деньги в больницы, в содержание всевозможных детских приютов, и не требовали, чтобы они были как-то окупаемы. Мне кажется, что создается совершенно неправильное мнение, что наш бизнесмен хочет вложить деньги, но что-то с этого и получить. Мне кажется, для него... если у него есть деньги, для него благое дело сделать... Вот, допустим, там, где он живет, у него во дворе есть место построить детскую спортивную, допустим, хоккейную площадку. Построй ее. Пусть назовут его именем, только надо афишировать это, надо говорить, что вот этот дом построил такой-то.

А с этим обществами, я не знаю... правильно сказал Владимир Владимирович, что их много развелось, очень много развелось. И живут-то они за счет этих денег бизнесменов.

Светлана Толмачева: Спасибо, Сергей Сергеевич. Ваше мнение понятно.

Ольга Яковлевна, действительно много, наверное, развелось региональных комитетов Специальной Олимпиады по России, и, видимо, живете вы на деньги спонсоров, если взять за основу мнение Сергея Сергеевича.

Ольга Бойко: Сергей Сергеевич прав в том, что нас много развелось. Во многих регионах России, более чем половина субъектов Федерации имеют региональные отделения Общероссийской организации Специальной Олимпиады России. Слава богу, что они развелись, эти организации, потому что там, где есть Специальная Олимпиада, там дети с нарушениями интеллекта не брошены, там есть для них возможность изменения своей жизни и своей судьбы.

Но вот интересную тему затронул Сергей Сергеевич. Он сказал о том, что благотворители и вообще любые благотворительные программы, они должны иметь общественный резонанс. Действительно это должно быть озвучено. Поэтому мы все время говорим о треугольнике в социальном партнерстве, мы говорим: власть, бизнес, некоммерческие организации. Я бы конфигурацию немножко изменила. Я бы обязательно добавила в эту схему средства массовой информации, потому что это действительно огромная сила и огромный ресурс. Мы проводили 1 июня этого года большую благотворительную акцию. И огромное количество средств массовой информации освещали ее ход. Я должна сказать, что у нас появились новые партнеры, новые спонсоры. И сейчас, например, в Свердловской области огромное количество людей знают, что такое Специальная Олимпиада, и услышали впервые о том, что есть проблема вот с такими детьми, и что она решаема, что есть путь ее решения. Поэтому, конечно, роль средств массовой информации в этой схеме социального партнерства необыкновенно велика.

Светлана Толмачева: И действительно, средства массовой информации, видимо, то ли мало об этом говорят, то ли действительно мало действенных общественных организаций в России.

У нас на связи есть слушатель, который хочет задать вопрос нашим экспертам. Здравствуйте.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, где эта передача социальной программы для людей с отклонениями в развитии?

Светлана Толмачева: Вы звоните из какого города?

Слушатель: Из Екатеринбурга.

Светлана Толмачева: Ольга Яковлевна, видимо, вопрос к вам. Если можете, поясните, где найти вашу организацию.

Ольга Бойко: Нашу организацию найти очень легко. Специальный Олимпийский комитет расположен по адресу: город Екатеринбург, улица Толмачева, дом 25, первый подъезд. И наш телефон: 371-42-28. Если у вас какие-то проблемы с вашим ребенком, звоните, пожалуйста.

Светлана Толмачева: Ирина Николаевна, может быть, действительно о Специальной Олимпиаде мало кто знает? Может быть, это действительно нужно только тем, у кого в семье есть вот такая проблема – ребенок с отставанием в развитии интеллекта, и широкой аудитории это совершенно не нужно?

Ирина Шкутович: Вы знаете, вопрос действительно неоднозначный очень. С одной стороны, может быть, даже и хорошо, что детей, с которыми мы работаем, не так много. То есть в среднем по России процент детей с умственной отсталостью составляет где-то 3,8 от общего числа обучающихся. Ну, у нас в Омской области примерно такая же цифра. Учатся в специальных коррекционных образовательных учреждениях где-то 2,6 процента. То есть, к счастью, ребятишек с отклонениями в развитии не так много, чтобы о них знали. И где-то, может быть, даже здорово, что многих людей эта проблема не касается.

Но, с другой стороны, ответственность, необходимость в помощи этим детям – это, конечно, вопрос, который не может не касаться всего нашего общества. Поэтому даже вот то, что мы сейчас работаем, и в последнее время, буквально в последние три года мы очень широко привлекаем к работе волонтеров – это, как правило, учащиеся педагогических колледжей, нашего Сибирского университета физической культуры и спорта, это говорит о том, что эта проблема не оставляет равнодушными тех людей, которые впрямую с ней не связаны.

А то, что среди респондентов радио не попались люди, которые знают нашу организацию, ну что ж, я думаю, что это не самое страшное.

Светлана Толмачева: Ольга Яковлевна, а что происходит со спортсменами, когда они выходят из школьного возраста? Вот мы говорим о том, что главная ваша проблема, главная ваша аудитория – это дети с нарушением интеллекта. А вот после того, как они уходят из школы, Специальная Олимпиада для них в прошлое уходит?

Ольга Бойко: Хороший вопрос, потому что это действительно большая проблема для нас тоже. Во-первых, Специальная Олимпиада – это не программа для детей с нарушениями интеллекта, она не имеет верхней возрастной границы, поэтому человек может всю жизнь... и, кстати, мы видим это, допустим, и в Санкт-Петербурге, и в Омске, человек вырастает, становится взрослым и продолжает выступать в программах Специальной Олимпиады. Но другое дело, что у нас еще не настолько развиты вот эти институты Специальной Олимпиады, чтобы мы могли взрослому человеку предоставить возможность продолжать тренироваться и выступать по программам Специальной Олимпиады. Что мы делаем для этого? Во-первых, мы просим школы, чтобы они детей оставляли в своих секциях спортивных, и школы, конечно, с радостью на это идут, потому что любой ребенок наш, который имеет хорошие навыки и результаты в спорте, - это годы и годы труда педагога. И, конечно, если педагог вложил много лет и труда и научил чему-то ребенка, ребенок показывает хорошие результаты, это здорово. И вот наши многие ребята остаются заниматься в школьных секциях. И мы предоставляем им возможность участвовать в соревнованиях и дальше. Я могу сказать, что в этом году, например, свердловская команда, ребята-футболисты стали чемпионами России. Половина сборной – это были выпускники школ. Через две недели наши ребята едут на баскетбольный турнир всероссийский, и там тоже значительная часть команды – это выпускники наших коррекционных школ. Поэтому это очень важно, чтобы человек остался в спорте, остался в Специальной Олимпиаде, потому что это его шанс в жизни.

Светлана Толмачева: Каковы перспективы социального партнерства в России?

Ольга Бойко: Я считаю, что перспективы просто безграничны. Потому что на сегодняшний день есть самое главное – есть осознание всеми сторонами процесса необходимости этого партнерства, я бы сказала даже, неизбежности этого партнерства.

Светлана Толмачева: Ирина Николаевна, вы так же оптимистично настроены?

Ирина Шкутович: Да, я абсолютно согласна с Ольгой Яковлевной. Потому что действительно это партнерство, возможности партнерства, они уже сейчас достаточно четко просматриваются на примере нашей области. И я думаю, что действительно предела их развитию нет и не должно быть. Другое дело, что нам хотелось бы, чтобы это партнерство было еще не только с какими-то государственными структурами, но и чтобы нашими партнерами стали просто люди, просто те, кто мог бы приходить на соревнования, поддерживать на соревнованиях этих ребятишек, помогать им в занятиях, быть их волонтерами, быть их помощниками, и понимать, и принимать этих людей как равноправных граждан нашего общества.

Светлана Толмачева: Сейчас и в Омске, и в Екатеринбурге спортсмены готовятся к Зимним Специальным Олимпийским играм, которые пройдут в следующем году в Японии. Я хочу пожелать удачи сибирякам и уральцам!

XS
SM
MD
LG