Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа по стерилизации животных и защита их прав


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: По мнению защитников прав животных, программа по стерилизации животных, действующая в Москве, негуманна и неэффективна. Кроме того, многие фирмы, получающие заказ на стерилизацию животных, этого не делают – бродячих собак попросту отстреливают. Московские власти это отрицают.

Любовь Чижова: В Москве до сих пор нет закона, регулирующего вопросы содержания, охраны, использования и защиты животных от жестокого обращения. Но представители санитарно-эпидемиологической службы бьют тревогу – это людей надо спасать от собак. По их данным, в Москве 25 тысяч бездомных собак, которые ежегодно кусают до 30 тысяч человек. Говорит представитель госсанэпидслужбы Людмила Цвирь.

Людмила Цвирь: За последние 5 лет, начиная с 1999 года, цифры у нас доходят до 30 тысяч в год. Для примера: в 1999 году - 32 тысячи, и прошлый год, 2003, - это 26 тысяч. Показатель обращаемости по укусам животных превышает среднероссийский, происходит рост укусов безнадзорными животными. И статистика есть, все цифры у нас статистически достоверные. Ежегодно у нас количество пострадавших от укусов животными прирастает на 5,6-5,9 процента. Если ранее преобладали укусы, как мы выражаемся, владельческими животными, то есть животными, которые имеют владельцев (это было 60 процентов, и 40 процентов было безнадзорных), то сейчас это изменилось. И уже в прошлом году укусы безнадзорными животными достигли практически 60 процентов - 58,8 процента. Это очень плохо. Причем у нас растет количество тяжелых укусов, травм. И вот этот небезызвестный прессе и общественности случай, когда погибла женщина, ее разорвали бродячие животные в Северо-Восточном округе.

Любовь Чижова: Руководитель приюта для собак в Вешняках Вера Петросян – ветеринар со стажем. Ее собаки никогда не кусали. Она считает, что собачья агрессия провоцируется человеком.

Вера Петросян: Что касается покусов, я за 8 лет работы в приюте сталкивалась неоднократно с бездомными животными - и я не видела случаев покусов безнадзорными животными людей. Я бы даже сказала, что другая проблема существует. Если поступает заявка на отлов стаи, то трудно поймать стаю бездомных животных, потому что они сторонятся людей, избегают людей. А если существуют покусы… Я живу на Таганке, и у нас такой случай был - просто два пьяные мужика, вооружившись палкой с гвоздем, напали на четырех собак, которые у нас жили 4 года. Когда уже люди пришли в состояние, когда они могли говорить, я спросила: "Почему же вы напали на животных?" - "А что они на солнце лежат, такие довольные, и греются?" Понимаете, у человека злоба.

И вот эта мотивация злобная проскальзывает у многих хозяйских собак, потому что хозяин целенаправленно натравливает их, например, на бездомную кошку, и от этого испытывает удовольствие. Я понимаю, что бездомная кошка - это не хозяйское животное, за нее никто не вступится, но человек, который так поступает, социально опасен, то есть он может напасть на нас с вами, если он посчитает, что мы слабее и социально не защищены. Это все очень просматривается - характер человека, его самоутверждение через кровь, пусть и через собаку - в данном случае она инструмент. Собака меньше всего в данном случае виновата. Поэтому я совершенно согласна, что нужны законодательные акты, которые ограничивают человека, ставят под контроль такие вот инстинкты, и которые защищают собак, создают им нормальные условия.

Я понимаю, что в Вешняках и тесно, и, может быть, нормы нужно расширять выгульные, но для этого нужна земля - а это только в руках наших властей.

Любовь Чижова: Не так давно в Москве стартовала программа по стерилизации животных – начинание, несомненно, похвальное. Московские власти поручили это дело фирмам, выигравшим тендер на отлов безнадзорных животных. В идеале – собак должны отлавливать, стерилизовать, прививать от бешенства и возвращать на то же место, где поймали. Стерилизация одного животного – дело недешевое – обходится в две с половиной тысячи рублей. И у защитников прав животных есть сомнения относительно того, что животные стерилизуются. Их просто убивают. Вот что рассказывает жительница Северо-Восточного округа Москвы, защитница животных Ирина Шувалова.

Ирина Шувалова: Я верю, что существуют единичные случаи, когда действительно отпускают собак на место. Но у нас произошла немножко другая история. У нас жили собаки, их действительно было много. По заявке лицея приехали ловцы из "Белого клыка" и отловили 10 маленьких, полуторамесячных щенков, одну старую суку и двух сук помоложе, у которых были эти щенки. У меня лично есть обоснованные сомнения, что эти собаки вообще сюда возвращаются. Потому что, отловленные 25 августа, они должны были 2 сентября находиться там, но когда я приехала туда, я обнаружила одну-единственную собаку с нашего адреса, старую собаку, по поводу которой у меня вообще есть сомнения, надо ли было ее вообще стерилизовать.

На вопрос, где остальные собаки, сначала мне говорили, что с этого адреса прибыла только одна собака, о других они вообще ничего не знают. Потом начали говорить, что они отпущены в округ, неизвестно куда. Потом это стало известно. Прибыв по названному адресу, я, естественно, не обнаружила никого, причем я не нашла даже людей, которые бы видели, как отпускали 10 маленьких щенков и двух сук, что уже странно. Оставшаяся старая собака, которую действительно стерилизовали, отсидела в "Белом клыке" три срока - не знаю почему. За это время она превратилась просто в истощенный скелет, кожа и кости. О том, чтобы привезти ее и выпустить на территорию, где она обитала, речь уже не идет.

Любовь Чижова: Когда только шла работа над программой по стерилизации, в ней принимал участие представитель российской кинологической федерации Евгений Цигильницкий.

Евгений Цигильницкий: Я предлагал одно очень простое решение стоимостью в 3 копейки, когда на стерилизованное животное надевается синтетическая лента-ошейник, на который горячим способом наклеена световозвращающая полоска. Во-первых, это позволяет с большого расстояния отличить стерилизованное животное от нестерилизованного. Он наглухо запаивается. Я был в Южной Африке, и там в парке львы в таких ходят, они не рвутся и служат годами. На собаке это будет держаться тем более.

Это позволяет, во-первых, визуально контролировать, сколько стерилизованных собак бегает по городу. Это позволяет не ловить второй раз стерилизованную собаку, потому что понять, стерилизовали ее или нет, можно только после того, как ее опять разрежут. И это позволяет, наконец, контролировать средства: сколько собак в ошейниках бегает - столько стерилизовали. Это не позволяет создать ситуацию, когда бюджетные средства оприходованы на 100 стерилизованных собак, а в реальности не стерилизована ни одна. До сих пор этого не сделано, и сделано, видимо, никогда не будет.

Любовь Чижова: Решить проблему бродячих животных частично могло бы строительство в каждом округе столицы государственного приюта для животных, где работали бы квалифицированные специалисты – ветеринары и зоотехники. Но московские власти сетуют на нехватку денег. А защитники животных говорят: власти не открывают приюты, потому что московская земля очень дорогая, и использовать ее под собачье жилье невыгодно – гораздо выгоднее построить рынок, магазин или бизнес-центр.

XS
SM
MD
LG