Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт между студентами и администрацией Петербургского государственного университета


Программу ведет Татьяна Валович. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская. Гость студии - Игорь Роговцев, председатель Союза студентов Петербурга.

Татьяна Валович: Вчера у памятника Ломоносову на Менделеевской линии, перед Петербургским государственным университетом вновь прошел студенческий митинг. Что побудило студентов отложить занятия и выйти на улицу, расскажет наш корреспондент.

Татьяна Вольтская: "Университет - это не администрация", "Нет выселениям и переселениям", "Долой произвол администрации" - было написано на плакатах, которые принесли студенты. Около 300 студентов Петербургского университета в этом году переселили в Петергоф, так что они вынуждены тратить на дорогу 4 часа в день. Возмущенные студенты утверждают, что администрация под предлогом ремонта вытесняет из общежития бюджетных студентов. Например, в общежитии на улице Кораблестроителей, на этажах, пострадавших летом от пожара, делают капитальный ремонт, и вместо бывших простых комнат там будут гостиничные номера по 100 долларов в месяц. И это при том, что общежитие на Мытнинской набережной уже превращено в гостиницу.

Студентка Алина жалуется, что жить в Петергофе не только неудобно, но и небезопасно.

Алина: Я шла с электрички, километр идти фактически, через лес - там нет ни одного фонаря, три патрульных на весь лесопарк. Ты идешь и не знаешь, дойдешь ты домой или не дойдешь. Ну, я уже не говорю, в каком состоянии там находятся сами здания, у нас даже душа нет. Не понимаю, во-первых, почему "Корабли" списали на платные места, ведь абитуриентов в "Кораблях" жило больше половины, а потом вдруг оказалось, что никого туда вселить не могут. А второе, на самом деле, дорога для студентов стоит очень больших денег.

Татьяна Вольтская: Университет может обеспечить места в общежитиях только 52 процентам нуждающихся студентов, говорит проректор Игорь Мурин.

Игорь Мурин: Ежегодно прием увеличивается, и действительно проблема наличия мест в общежитиях из года в год растет. Сейчас проводится работа ректоратом, ректором по тому, чтобы город предоставил план реконструкции общежития.

Татьяна Вольтская: Ездить из Петергофа в Петербург на занятия - это не сахар. Этого не отрицает директор студгородка "Петродворец" Анатолий Еркулов.

Анатолий Еркулов: На 16 факультетов в городе - 3 тысячи мест всего в городских общежитиях. Все равно приходится принимать решение о каком-то размещении студентов в Петергофе. Изначально в 60-70-е годы планировалось перевести в Петергоф весь университет. Университет не переехал, а общежития с тех пор строились только в Петергофе. В настоящий момент сделать что-нибудь невозможно. В противном случае мы вообще не можем их никуда поселить.

Татьяна Вольтская: Студенты придерживаются другого мнения, что надо сначала решить проблемы студентов, а потом зарабатывать деньги на общежитиях, строя там гостиничные номера. Студенты говорят, что эти действия усилят разделение общества на богатых и бедных, и называют их административным террором.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях председатель Союза студентов Игорь Роговцев.

Игорь, скажите, пожалуйста, ваш союз - это союз студентов именно Петербургского госуниверситета или это какая-то общая питерская организация, куда входят студенты разных вузов?



Игорь Роговцев: Это общепитерская организация, в ней состоят студенты разных вузов. Мы решили объединиться для того, чтобы реально защищать права студентов в Питере, потому что они очень часто и очень сильно нарушаются. Организации, которые должны защищать наши права, - это профсоюзы студенческие. Они, по старой советской традиции, остались просто придатком власти; они занимаются чем угодно - продажей билетов на дискотеки, организацией культурных мероприятий - чем угодно, кроме защиты наших прав.

Татьяна Валович: А как давно Союз студентов организован?

Игорь Роговцев: Мы - организация молодая, мы объединились где-то полгода назад.

Татьяна Валович: И на каких принципах, кто захотел туда войти? Кто чувствует возможность отстоять свои права? Как организовывался Союз?

Игорь Роговцев: Я лично знал нескольких человек, которые уже занимались этой борьбой где-то в профсоюзе, просто организовывали какие-то кампании. И вот мы решили сейчас объединиться.

Татьяна Валович: А каким образом происходит информационный обмен у вас? Есть ли у вашего Союза свое помещение?

Игорь Роговцев: Пока мы просто собираемся у меня дома, но в дальнейшем, возможно, когда вырастем, будет и помещение.

Татьяна Валович: Вот ситуация с общежитиями Петербургского госуниверситета - насколько я знаю, этот вопрос уже довольно давно появился. Еще в марте 2003 года журнал "Санкт-Петербургский университет" опубликовал статью, в которой разбирался момент о том, что будут переселяться студенты из общежитий на улице Кораблестроителей. И Венера Галеева, которая попыталась выяснить в своей статье, кому это выгодно, для чего это делается, так и не могла привести доводов. Она опросила многих деканов, опросила представителей общежитий. Кстати, вчера я тоже пыталась пригласить к нам в эфир и Магомеда Мухудадаева, директора студенческого городка СПбГУ на Кораблестроителей, но он был вне зоны досягаемости. Как мне объяснили сотрудницы, до которых я все-таки смогла дозвониться, например, начальник отдела поселения Марина Владимировна вообще была очень удивлена теми вопросами, которые я задавала, то есть ни о каких переселениях или непоселениях ничего она не знает. Кроме того, когда я задала вопрос: "А как же сгоревшие этажи общежития?" - она сказала, что "у нас вообще пожара никакого не было". Хотя все знают, информация проходила во всех средствах массовой информации, что летом в одном из общежитий был довольно сильный пожар, ребята пострадали. Их куда-то переселили потом?

Игорь Роговцев: Да, их тоже переселили в Петергоф.

Татьяна Валович: Хотя обещали, насколько я знаю, поселить просто на других этажах.

Игорь Роговцев: Да. Там, где был пожар, там сделан евроремонт, и проживание теперь там стоит 100 долларов. О возможном переселении администрация вообще отказывалась говорить изначально. Мы еще с июня поднимали этот вопрос, когда в общежитии на Кораблестроителей только ходили слухи, что, возможно, будет переселение. Мы тогда составили обращение к ректору, где просили нам разъяснить, имеют ли эти слухи под собой основания. Под этим обращением подписалось 300 студентов. Мы провели пикетирование и передали это обращение в канцелярию. Вот уже все возможные сроки ответа на наше обращение истекли - и никакого ответа нет. А студенты приехали в этом учебном году - и им сказали: "Вы здесь больше не живете, вы теперь живете в Петергофе".

Татьяна Валович: Когда студент поселяется в общежитии, должен, наверное, какой-то договор найма заключаться, да? Заключается ли он? И прописаны ли там права и обязанности как администрации общежития того или иного вуза, так и права и обязанности студента?

Игорь Роговцев: С коммерческим студентом такой договор заключается. Студенты бюджетных форм обучения говорят, что они не видели никогда этих договоров.

Татьяна Валович: То есть они только платят по каким-то квитанциям. Хорошо, а не пытались ли вы привлечь, скажем, студентов юрфака, которые почти специалисты, для защиты своих прав. Как откликаются на эту проблему сами студенты?

Игорь Роговцев: Здесь очень тяжело что-то сделать именно в юридической области, потому что нигде права бюджетных студентов не прописаны. То есть здесь опять же еще по старым советским традициям у нас остался пробел законодательный, и в юридическом смысле очень тяжело защищать. То есть я сейчас вижу возможность нам как-то победить именно благодаря гражданскому протесту, гражданской инициативе.

Татьяна Валович: Насколько я знаю, вы проводили первый митинг 31 августа, когда был День первокурсника в Госуниверситете. И тогда ректор Людмила Вербицкая даже обвинила, насколько я знаю, назвала вас экстремистами. В результате той акции никаких негативных последствий для студентов, участвовавших в акции, не было?

Игорь Роговцев: Нет, негативных последствий не было. Наоборот, были позитивные последствия. Эта акция содержала в себе две проблемы: первая - это переселение студентов из общежития на улице Кораблестроителей в Петергоф, а вторая - это выселение сотрудников университета и аспирантов из 12-го общежития уже в самом Петергофском комплексе. И эта проблема во многом благодаря нашей акции решена, потому что до митинга, до акции ректор говорила, что университет не обязан решать жилищные проблемы своих сотрудников, то есть она просто открещивалась от людей, которые посвятили университету по 15 лет своей жизни за нищенские зарплаты.

Татьяна Валович: Насколько я знаю, 12-ое общежитие в Петергофе должно встать на капитальный ремонт, и оттуда все равно будут переселять людей.

Игорь Роговцев: Оно, возможно, и должно встать на капитальный ремонт, но то, что в августе появились объявления о капитальном ремонте, - это было сделано исключительно для того, чтобы создать правовую возможность для выселения оттуда лиц, неугодных администрации.

Татьяна Валович: То есть без предоставления какого-либо другого помещения, на улицу?

Игорь Роговцев: Да, просто на улицу.

Татьяна Валович: И в течение какого срока предлагалось покинуть общежитие?

Игорь Роговцев: Была поставлена охрана возле дверей, и людей заставляли подписать обязательства, уже заготовленные, где в течение 10 дней нужно было с вещами уйти на улицу.

Татьяна Валович: Игорь, как мы слышали, вчера на митинге к вам вышел представитель Петербургского госуниверситета - проректор Игорь Мурин. Что-то конкретное он вам сообщил, каковы дальнейшие планы по переселению студентов и как будет дальше этот вопрос решаться?

Игорь Роговцев: Да, к нам вышел господин Мурин. Он постоял, я к нему подошел и спросил: "Вы кто?" Он сказал: "Да я просто пришел со стороны посмотреть, что здесь происходит", и от какого-то диалога во время митинга он отказался. В дальнейшем мы решили, поскольку к нам никто не вышел, мы пойдем сами, чтобы поговорить с кем-то из администрации. Мы надеялись поговорить с самой госпожой Вербицкой, но нам сказали, что она находится в заграничной командировке. Но с двумя нашими представителями согласился встретиться господин Мурин, они поговорили с ним, и он сказал, что он лично очень сочувствует студентам, что действительно 4 часа проводить в электричке - это долго, но в ней можно читать книгу. И больше он ничего конкретного не сказал, сказал только, что ничем студентам помочь не может. А кого куда поселяют - определяют деканаты. Хотя такая позиция явно лицемерна, потому что это совсем не деканаты решают, а деканатам просто спускают сверху изначально разнарядку - допустим, 3 места в городе и 30 мест в Петергофе, - а уже деканаты сами решают, кто будет жить на трех привелегированных городских местах. То есть просто администрация от какого-то диалога сейчас отказывается.

Татьяна Валович: Насколько я знаю, еще, кроме того, что есть проблемы с поселением, еще и оплата за общежитие будет увеличена. С какого момента?

Игорь Роговцев: Да, оплата уже сейчас увеличена. Кроме этого, со студентов пытаются взимать за год вперед, что вообще абсолютно незаконно.

Татьяна Валович: А если студент, не дай бог, будет отчислен или возьмет академический отпуск, ему вернут эти деньги?

Игорь Роговцев: Никто не говорит этого, это неизвестно. Они оплату повысили с 90 рублей до 200 рублей, и вот они ее требуют выплачивать вперед. Но это просто для студентов тяжело, потому что люди не работают, сумма большая, и сразу ее заплатить студенту тяжело.

Татьяна Валович: А стипендия когда будет подниматься? Обещали, что с сентября будет стипендия поднята, - об этом что-то говорят?

Игорь Роговцев: Это, знаете, такая игра в поддавки. Власти сначала определяют: мы вам можем на две копейки поднять стипендию, а потом наши замечательные профсоюзы этого требуют на обычных октябрьских акциях, а потом ее повышают. У нас было недавно "большое достижение" - ее до 500 рублей подняли. Конечно, все студенты теперь заживут на эти 500 рублей, как сыр в масле катаясь.

Татьяна Валович: Будет ли в новом году льготным проезд студентов дневных отделений в наземном транспорте? Госдума приняла закон о монетизации льгот, где студенты, по-моему, вообще не упомянуты. Вы этот вопрос поднимали?

Игорь Роговцев: Это наша давняя борьба с городским Комитетом по транспорту. Мы начали, когда отбирали льготы у аспирантов, но, к сожалению, не удалось нам добиться сохранения их льгот. Эта льгота изначально была городской, и сейчас в новом законе ничего не прописано о льготах для студентов. Это городская проблема, и Комитет по транспорту еще два года назад заявлял, что сейчас есть целенаправленная политика на то, чтобы в конечном счете всех студентов лишить какого бы то ни было льготного проезда. Я думаю, что мы будем организовывать студенческий протест против этого. В частности, в октябре планируется общая акция протеста, и мы в ней, конечно, будем участвовать. Мы будем добиваться, чтобы студентам льготный проезд сохранили.

Татьяна Валович: Игорь, известно, что студенты сами не всегда корректно ведут себя в общежитиях. Скажем, причиной пожара в общежитии на улице Кораблестроителей как раз была вина студента, в связи с чем потом даже вышло распоряжение ректора Петербургского госуниверситета о том, что нельзя оставлять у себя гостей на ночь, как было раньше.

Игорь Роговцев: Просто это сейчас платно стало.

Татьяна Валович: То есть если заплатишь деньги, то пожалуйста?

Игорь Роговцев: Конечно.

Татьяна Валович: Насколько роль коменданта сейчас в общежитии важна? Комендант всегда прав по-прежнему?

Игорь Роговцев: Конечно, всегда прав. А насчет оставления гостей - это общепринятая практика. Я сам не живу в общежитии, но я знаю, что, если мне надо там у кого-то остаться, это стоит 100 рублей на входе - и проблемы нет. Коррупция там, конечно, существует.

Татьяна Валович: Я вчера посмотрела студенческий форум, где пишут о злоупотреблениях комендантов. Если ребятам известные какие-то факты, они боятся сообщить о них официально? Или там такие факты, которые уже должны были бы правоохранительные органы заинтересовать, на самом деле? Эти вопросы поднимаются?

Игорь Роговцев: По поводу нарушений администрацией действующего законодательства, - в Петергофе, например, заявление в прокуратуру подано по поводу выселения их общежития сотрудников. В этом же заявлении указано, что изначальным нарушением было, что этим людям не был выдан ордер социального найма. По действующему жилищному кодексу, такой ордер должен был выдаваться, и они бы не имели права оттуда выселять. Конечно, там есть огромные нарушения. А что касается мелких нарушений, я думаю, студенты просто не хотят конфликтовать с администрацией.

Татьяна Валович: Очень часто говорят о политической неактивности студентов. Как бы вы могли ответить? Вы знаете эту среду, и как студенты относятся к той социальной политике, скажем, которую проводит сейчас государство? Ходите ли вы на выборы?

Игорь Роговцев: Я был в гостях у испанского профсоюза студентов, и им для того, чтобы собрать какую-то акцию, достаточно не дверях университета повесить одно объявление. Или, например, когда 90 процентов населения Испании выступало против войны, этот профсоюз вывел на улицу миллион студентов на демонстрацию. Мы же распространили 5 тысяч листовок, чтобы собрать эту акцию, и на нее пришло 31-го числа 50 человек. То есть в России сейчас, после лет сталинизма, очень тяжело людям объяснить, что политика - это что-то честное, что можно защищать свои права.

Татьяна Валович: И что от твоего голоса тоже что-то зависит.

Игорь Роговцев: Конечно. Я обходил общежития и призывал прийти на митинг, а на меня просто смотрели как на своего рода коммивояжера, думая, что мне заплатили деньги и я что-то хожу рекламирую. То есть люди, в принципе, не верят, что может быть такая гражданская инициатива и мы можем действительно сами свои права защищать. И я думаю, что в принципе такая ситуация должна скоро измениться, потому что наши права нарушаются, кто-то уже протестует. И я думаю, что постепенно мы придем к тому, что у нас это будет так же, как в Европе, и студенты станут одной из самых политически активных групп населения.

Татьяна Валович: У нас звонок слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Николай Николаевич, Ленинград. Вы заблуждаетесь, не сталинизм является причиной низкой активности. Вы должны понимать, что народ накормили ложью и вселили в него апатию всеми этими шоу, уводят народ от реальности. Согласны ли вы с тем, что свои действия вы должны объединять с действиями КПРФ? Это единственная партия, которая защищает и представляет интересы большинства населения страны.

Игорь Роговцев: Я согласен, что должна быть политика единого фронта между различными организациями, которые защищают права угнетенных групп населения. Если КПРФ готова участвовать в этой борьбе, мы были бы рады, как и любой другой партии, которая готова защищать права студентов. Пока я таких партий в России не вижу. И сейчас люди не верят, что есть активисты, готовые бороться за права трудящихся.

XS
SM
MD
LG