Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бизнесмен из Екатеринбурга Павел Неверов написал письмо президенту Путину


Программу ведет Светлана Толмачева. Гость в студии – бизнесмен из Екатеринбурга Павел Неверов.

Светлана Толмачева: Павел, какую цель вы ставили, когда садились писать президенту?

Павел Неверов: Я начал писать письмо сначала в уме, когда увидел выступление Путина по телевидению после событий в Беслане. И целью письма было понять – что можно сделать, чтобы изменить ситуацию? И для меня понятно – все что делалось сейчас, и все что делалось раньше – это не стратегичные шаги. Это такие вот метания пожарной команды. И все так и будет, если не остановиться и не посмотреть куда собственно плыть кораблю.

Светлана Толмачева: То есть вы рассматривали Россию, как какую-то корпорацию, а себя поставили на место президента – что бы вы сделали на месте Президента?

Павел Неверов: Нет, не на место президента, а на место человека, который видит и понимает систему. На место системного аналитика – есть такие специалисты. Посмотрел, собственно говоря, что надо сделать в первую очередь. То, что произошло – это очень яркий пробой системы. Вернее, это очень яркое проявление, что система не существует, что система не защищает гражданина, она не нацелена на создание долгосрочной перспективы, она обеспечивает поддержку самой себя. По закону Паркинсона, любая властная машина работает сама на себя, и до клиентов ( до жителей) дела уже никакого нет. Задача – вовремя показать свою значимость, неважно на фоне каких событий, или защитить себя со спины. Чтобы не вылететь из кресла какому-нибудь чиновнику.

Светлана Толмачева: После такого эмоционального потрясения Вы решили, что нужно все изложить на бумаге?

Павел Неверов: Это даже больше для себя, для своих коллег-бизнесменов. Я вращаюсь в среде людей действия, где не рассуждают, а берут и делают. Волшебство появляется, когда происходит действие.

Светлана Толмачева: Кстати, как ваши коллеги, друзья отреагировали на ваш шаг? Вы разослали письмо многим своим партнерам, какая была реакция?

Павел Неверов: У меня в электронной почте лежит писем 20-25 от друзей, где написано: «Под это надо миллион подписей и отправить, потому что пессимист это письмо не увидит и не услышит даже с миллионом подписей, но шансов все же больше». Вчера позвонил друг из Тюмени: «Я жму руку. Ты честно отправил письмо?» Да, в 8 утра пришел на работу и послал на сайт. Я правда думаю, что надо было послать еще и обычной почтой, но судя по всему там и так читают.

Светлана Толмачева: Под первым пунктом вы написали, что в 2005 году надо разработать национальную идею. Чем вас не устраивает провозглашенный президентом лозунг борьбы с бедностью, удвоение ВВП, как путь процветания государства?

Павел Неверов: А это не национальная идея, потому что это среднесрочная задача. Это задача лет на 7-8. Национальная идея – лет на 100-150 , на 200. Вот это идея.То есть сложнодостижимая. Мне бы не хотелось думать, что сокращение числа бедных - сложнодостижимая задача. И если удвоение ВВП - это национальная идея, то срок внедрения этой идеи лет 140-150. С моей точки зрения, это среднесрочная задача, лет на 7, 8 , ну на 10.

Светлана Толмачева: Вы оптимист.

Павел Неверов: Я привык ставить амбициозные цели, привык их добиваться.

Светлана Толмачева: Взамен национальной идеи в своем обращении 4 сентября Президент дал понять – России объявлена война, необходимо объедениться, чтобы стать сильными. Как вы относитесь к тому,что слово «война» все чаще произносится в этом контексте – контексте объединения нации?

Павел Неверов: Это единственный инструмент, который остается у власти. Инструмент, которым все привыкли пользоваться. Он отработан во многих странах. И Саакашвили заявляет о внешней угрозе Грузии со стороны России.Так проще консолидировать нацию. Но это консолидация временная, как во время забега у спортсмена открывается второе дыхание, но это дыхание ненадолго. На теме объединения против врага можно поработать полгода-год. Без явных побед на этом фронте пыл остынет очень быстро. Проще и конструктивней объединяться вокруг долгосрочной идеи страны.

Светлана Толмачева: А вы не верите, что не будут отловлены некие шахиды? Что нам будут предоставляться факты того, что меры по безопасности возымели свое действие?

Павел Неверов: Светлана, а вы в это верите?

Светлана Толмачева: Я верю, что действительно мы будем это видеть. И, кстати, неделю назад в Екатеринбурге произошли следующие события, наверняка вы были их свидетелем. Правоохранительные органы проводили широкомасштабные городские учения. ГИБДД, ОМОН, милиция искали шахидов: распространяли портреты неких женщин и говорили продавцам на улицах, предпринимателям: «Посмотрите, вот ориентировочка, не видели ли вы подозрительного человека?» Когда люди спрашивали: « На самом деле это угроза, или учения? », милиция молчала, потому что был такой приказ – приблизить все к реальным условиям. Если бы в результате этих учений отловили бы кого-то и нам показали, что найден шахид, то общество поверило бы. Потому что страх нагнетается все время, и, когда отлавливается очередная ведьма, это может стать подтверждением. Кстати, учения, которые проходили на прошлой неделе, заставили вас думать, что о вас заботятся, вас охраняют? Или создали вам какие-то неприятные моменты на дорогах в городе, что вызывало раздражение автомобилистов? Очень было много пробок в тот день.

Павел Неверов: Я пытаюсь вспомнить, где был в тот день. Потому что этой акции не видел и о ней не знал. Хотя пробки были – это я помню. Суть – нет системности в этом. Это сиюминутные тактические действия. Я бы не хотел, чтобы вся страна переходила на положение Израиля, где каждые 5 минут все готовы к войне - выйти из дома и встать в строй. Это другое состояние души, другое состояние жизни. Мы все-таки не воюем каждый день. Это не система, то о чем вы говорите. Это все реактивные действия. Попытка наших властных структур выслужиться, создать пиар-повод. Ребят, жизни этих детей не вернуть. Это и есть тушение пожара. Иногда даже сами придумываем себе костерок, на плитке разожгем – потушили.

Светлана Толмачева: У нас есть вопрос от слушателя. Здравствуйте, говорите пожалуйста.

Слушатель: Я из Омска, меня зовут Мария. Настолько актуально то, что Павел Неверов решил написать письмо – это крик души. В России сейчас настала пиковая ситуация, мы не понимаем друг друга. Только альтруист мог взяться за голову и сотворить это письмо. Я благодарю за ваше гражданское мужество. Мой вопрос – в вашем письме были ли отражены вопросы национально-экономические на сегодняшний день, когда у немощных отнимают все и сильных делают еще сильнее? Это ли не стыд для нашей России?

Павел Неверов: Спасибо, я не писал письмо как глубокий экономический трактат или как глубокий анализ существующей ситуации. Я зафиксировал некие точки, значимые, с моей точки зрения. Хочу Вас уверить, что я не альтруист. Я человек, которого среда научила, что если ты не действуешь, то бизнеса, организации не будет. Вопрос действия – это вопрос выживания, только не меня конкретно, а в целом страны. Будет это письмо, будет еще какое-нибудь действие. Мне рассказал партнер из Москвы, что предложение перевести систему на целевое управление, и определить отвественность министерств за достижение цели (видели, как все забегали в правительстве?), произвел один из консультантов, который в бизнесе работал. Это происходит, и какие-то вливания, какое-то изменение действующей власти происходит. Мне хочется верить, что в органах власти сидят не идиоты.

Светлана Толмачева: Павел, после того, как прочитала 10-й пункт вашего послания, у меня сложилось впечатление о вас не только как об альтруисте, а еще как о романтике. Вы рекомендовали президенту цитирую: «Публично призвать предпринимателей не давать взяток ни чиновникам, ни гаишникам, ни отката коммерческими фирмами». Вы сами-то верите, что высокопарными призывами можно повлиять на существующий порядок?

Павел Неверов: Можно действиями повлиять. Я со своей стороны штрафы за превышение скорости оформляю официально. Хотя были случаи, когда все происходило как у всех.

Светлана Толмачева: То есть лично вы перешли от слов к действию. Когда речь идет о ситуациях на дороге, это самый легкий вариант. А когда к вам в фирму придут люди из пожарной охраны, из санэпидемстанции, чем это может грозить?

Павел Неверов: Нет, это некий принцип, которому я давно следую.

Светлана Толмачева: Продолжим разговор по поводу вашего письма. У нас есть звонок.

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Юрий Васильевич, я из Москвы. О чем письмо, где было опубликовано?

Павел Неверов: Физически письмо состоит из 2-х страниц. Я писал его как закрытое и разослал своим друзьям-бизнесменам. Но письмо попало в средства массовой информации и было опубликовано в Екатеринбурге, приобрело форму открытого. Прочитать его можно на сайте: www.uhr.ru . Суть письма – описание 10 проблемных зон, которые существуют на сегодняшний день, отсутствие государственной стратегии и предложения о разработке национальной идеи, стратегических планов до 2020-2030г.г., конкретизация ближайших планов. Борьба с бедностью, удвоение ВВП – это среднесрочная задача до 2010г. А дальше надо ставить целью то, что делает Китай, приняв 3 недели назад решение об отмене запрета на рождаемость, они через 17-18 лет получат еще 40 миллионов молодых людей. Потому что они прогнозируют то, что произойдет в стране, большая рождаемость мужчин или женщин (извините, не помню) приведет к тому, что 40 миллионов будут одиноки через 20 лет. Они стратегически управляют страной. Посмотрите на Индию, которая заняла 1 место в оффшорном программировании, они 20 лет к этому шли.

Светлана Толмачева: А мы живем здесь и сейчас и решаем проблемы по мере их поступления. Павел, вы советовали власти перестать относиться к жителям страны, как к электорату, который все равно ничего не поймет. А в чем по-вашему это проявляется?

Павел Неверов: А вы посмотрите выступления всех наших политиков и чиновников.

Светлана Толмачева: Я хотела бы обратить ваше внимание на цитату из речи президента Сверловского объединения предприятий малого бизнеса Анатолия Филиппенкова: «Любое снижение уровня демократии нарушает конкурентную среду». Вы поддерживаете это мнение? Если губернаторов областей будут назначать из центра, это на самом деле отразится на вашем личном бизнесе?

Павел Неверов: Не принципиально. И сейчас достаточно рычагов, чтобы повлиять и закрыть любой бизнес. Недавно общались с одним бизнесменом, который сказал, что в регионах только отмашки ждут, потому что в каждом регионе есть свой маленький «ЮКОС». Любой бизнес в России можно снять с помощью административного ресурса. И пожарники могут прийти и новые какие-то требования под вас специально придумать. Сервисно иногда власть поступает под конкретную коммерческую компанию. Путина ругают, что его назначенцы не успешны. А я хотел бы привести пример Тюменской области. Там порядок, и город действительно развивается. Задача власти будет, как любой коммерческой фирмы, кадровый потенциал нарастить. Неважно, будут избираться губернаторы или назначаться, важно, где вы возьмете толковых, грамотных людей, готовых нести ответственность.

Светлана Толмачева: Вы не считаете, что демократические выборы, которые до сих пор существовали, давали гарантию, что из двух можно выбрать хотя бы одного?

Павел Неверов: А была возможность выбрать лучшего, более результативного или более успешного?

Светлана Толмачева: Формировалось мнение жителей страны о том или другом человеке, мнение жителей региона. Когда будут навязывать человека, ни у кого выбора не будет.

Павел Неверов: Я на эту тему не готов спорить. С моей точки зрения, важен результат.

Светлана Толмачева: Есть звонок. Доброе утро.

Слушатель: Поднимает ли Павел в своем письме вопрос о том, что когда 37-летний Абрамович владеет состоянием 13 миллиардов долларов и когда нефть и газ отданы для личного обогащения, это совершенно ненормально?

Светлана Толмачева: Павел, по-вашему это ненормально?

Павел Неверов: Я бы не стал отвечать на этот вопрос в такой формулировке. Если бы позволил слушатель, вообще не стал бы отвечать на этот вопрос. У меня есть ощущение, что реальный бизнес - это бизнес, созданный интеллектом с нуля. Нефтяные компании – это не совсем бизнес, это скорее некое слияние с властью. Я не нефтяник, мне сложно судить.

Светлана Толмачева: К вопросу о государственных чиновниках. В своем письме вы предложили срочно внести изменения в законодательство, заставляющее чиновников всех рангов и уровней нести «Ответственность за свои Действия, или Бездействия». Чем вас не устраивает существующий Уголовный и Административный Кодекс? Как раз там прописано за какие действия полагается наказание.

Павел Неверов: Пожалуйста, хоть одного чиновника покажите, который понес бы наказание за банкротство региона, за то, что происходит в том или ином городе. Самих целей, самих оцифрованных задач нет. Нет ни одного, кто ответственность бы понес. И даже за то, что произошло в Беслане. Сейчас обсуждается отставка начальника ФСБ. Где это? Что сделал начальник МВД республики, когда произошли события? Он как человек, который чувствует ответственность, пошел и подал в отставку.

Светлана Толмачева: У нас вновь звонок. Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Евгений Михайлович, Москва. Письма, которые мы пишем, можно складывать уже в тома. Мы должны давно убедиться, что все это бесполезное дело. Во главе государства стоят «стукачи» из ФСБ, 2/3 всего состава ФСБ уже находится на должностях, возглавляют и экономику, и политику. Военные, которые никогда в жизни этому не учились.

Светлана Толмачева: Как вы, Павел, к этому относитесь?

Павел Неверов: Хорошо бумажная индустрия хотя бы работает, и есть куда перерабатывать. Не очень корректно был задан вопрос. У Евгения Михайловича есть особое отношение к органам. Я бы не стал судить, откуда пришел человек, и среди военных есть много хороших людей и среди людей, работающих в органах. Вопрос в том, что, с одной стороны, у этих людей есть понятие стратегии и тактики, но, с другой стороны, у них могут быть некие шоры, заданые уставами, процедурами. А здесь надо раскрепоститься и подумать на 40 лет вперед, где страна хочет быть.

Светлана Толмачева: Изменится ли ваше отношение к президенту, если ответа на письмо ни в электронном, ни в письменном виде не получите?

Павел Неверов: Нет.

Светлана Толмачева: И отношение к стране, у которой нет стратегических задач на ближайшее будущее?

Павел Неверов: Мы, малый и средний бизнес, который реально развивает бизнес, будем дальше это делать. Да, не очень стратегично, но мы реально это делаем. Просто хочется помощи с той стороны.

XS
SM
MD
LG