Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России начинается осенний призыв на военную службу


Программу ведет Кирилл Кобрин. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Кирилл Кобрин: Завтра в России начинается осенний призыв на военную службу. А 7 октября во Владимире начнется судебный процесс над главой местного Комитета солдатских матерей Людмилой Ярилиной. Военная прокуратура обвиняет ее в пособничестве в уклонении от исполнения воинского долга. Статьи, по которым обвиняют Людмилу Ярилину, предусматривают наказание в виде лишения свободы от 3 до 7 лет.

Любовь Чижова: Уголовное дело в отношении Людмилы Ярилиной возбуждено по двум статьям Уголовного кодекса: 339-ой - "Уклонение от исполнения обязанности воинской службы" и 33-ей - "Пособничество в совершении преступления". Три года назад она посоветовала двум солдатам - Дмитрию Епифанову и Роману Крюкову, приехавшим на побывку и жаловавшимся на здоровье, - пройти медицинское обследование. Рассказывает председатель Комитета солдатских матерей Владимира Людмила Ярилина.

Людмила Ярилина: В Комитете солдатских матерей я начала работать с 1991 года. К нам очень много приходит родителей, очень много приходит военнослужащих, вынужденных оставить часть, и многие ребята приходят, которые приезжают в отпуск. Из этих двух ребят один мальчик обгорел в танке, в Чечне, ему был предоставлен отпуск. И во время отпуска он пришел к нам в Комитет солдатских матерей вместе с папой. Они объяснили, что сын чувствует себя очень плохо, нельзя ли его положить в госпиталь?

Мы обратились в комендатуру города Владимира. Сначала мы обратились в военкомат, военкомат сказал, что мы не можем отправить, и мы пошли в комендатуру. В комендатуре также сказали: "Когда закончился отпуск, приедешь по месту службы и там попросишь, чтобы тебя на обследование отправили, в госпиталь. Это все будет сделано так". Папа обращался: "Я не могу отправить его. Как он дорогой поедет и что с ним будет?" Я, конечно, стала спрашивать Дмитрия: "Дима, на что ты жалуешься, что тебя болит?" Он говорит: "У меня что-то с кишечником, что-то у меня с желудком". В первую очередь я позвонила в комендатуру, Сергею Вакировичу, коменданту нашему. Я говорю: "Сергей Вакирович, как отправить военнослужащего?" - "Да вы что, Людмила Александровна, вы сами знаете, как это трудно. Для того чтобы положить, нужно бумагу подписать. Давайте уж, у него отпуска остался полторы недели, мы его отправим в часть, а там его обследуют".

Конечно, очень трудно не только с Дмитрием, очень трудно сейчас приходится, когда ребята приходят к нам, их госпитализировать. А просто в госпиталь прийти и сказать, что "мне плохо", - это вообще нереально. Я, конечно, стала звонить по всем больницам, где можно обследовать солдата. Дозвонилась до одного знакомого, потому что сама обращалась туда несколько раз, попросила его посмотреть мальчика. Провели процедуру, и врач сказал: "Людмила Александровна, у него гастроденит, у него подозрение на язву 12-перстной кишки. Поэтому вполне можете настаивать, чтобы его госпитализировали в госпиталь". И сразу его направили в госпиталь, и он находился 24 дня в госпитале.

Любовь Чижова: Диагноз, поставленный в обычной городской больнице, подтвердили и военные медики. Солдат комиссовали. Ярилину же обвинили в пособничестве в уклонении от исполнения воинского долга. Говорит владимирский адвокат Людмилы Ярилиной Василий Сызганов.

Василий Сызганов: Уникальность данного уголовного дела состоит в том, что на протяжении более чем двух лет уголовное преследование со стороны органов уголовной юстиции, в частности Владимирской военной прокуратуры, велось в отношении человека сугубо гражданского, женщины, инвалида второй группы, не имеющей к нашим славным Вооруженным силам абсолютно никакого отношения, за исключением, разве что, того факта, что являлась председателем владимирского регионального отделения Комитета солдатских матерей.

Впервые у органов военной прокуратуры появился шанс в лице Людмилы Александровны посчитаться, если можно так выразиться, со всем движением солдатских матерей в России. По большому счету, это не скрывалось и следствием, и, в частности, следователем, ведущим данное уголовное расследование.

Второй удивительный факт, которым сопровождалось все расследование уголовного дела, - это то, что, несмотря на то, что Людмилу Александровну обвиняют только лишь в пособничестве в совершении уголовного преступления, по уголовному делу в суд направлена только она одна, все остальные - свидетели. Свидетели - врачи, которые, по мнению следствия, проводили какие-то незаконные экспертизы и процедуры. Свидетели - родители этих мальчишек, которые, опять же по мнению следствия, были инициаторами направления этих мальчишек к врачам. И свидетели, в конце концов, в настоящий момент и сами солдаты. И только лишь одна Людмила Александровна оказалась у нас на скамье подсудимых. Этот факт тоже, я думаю, говорит о многом.

Любовь Чижова: К защите Людмилы Ярилиной подключился московский адвокат Станислав Маркелов.

Станислав Маркелов: Яркий пример, который сразу поставил все точки над i, был, когда я только вошел в это дело. Представьте себе уголовное дело, его обложку. Что там обычно пишется? - Фамилия лица и статья такая-то. А здесь написано: "Ярилина Людмила Александровна. Комитет солдатских матерей". Так кого судят? Комитет солдатских матерей - просто за то, что Комитет солдатских матерей отправляет людей, которые жалуются на здоровье, в больницу?

Это та самая Военная прокуратура, с которой, естественно, имел контакты, и не очень приятные контакты, тот самый Комитет солдатских матерей: кому-то - выговор, кого-то сняли с должности, кого-то лишили очередного звания, кому-то еще какое-то дисциплинарное взыскание. Но тогда встает вопрос: может быть, это месть или это начало очередной кампании? И что тогда делать организации, которая занимается военной тематикой, если за самые элементарные действия идут уголовные санкции, уголовное наказание? Мне очень жалко суд, который вынужден разбираться с этим делом. Насколько бы он ни был объективным, очень трудно рассматривать дело, не основанное ни на каких фактах, а просто на желании.

Уже один раз это дело из-за явных, просто грубейших ошибок было направлено обратно прокурору, просто в таком виде его рассматривать нельзя. Уже вставал вопрос: как это предъявленное обвинение не совпадает с текстом обвинительного заключения? Эти вещи вообще недопустимы. Когда очень хочется осудить человека, у нас допустимо все. Уже совершенно непонятно, на какой базе будет строиться обвинение. Если даже предположить, что человек виновен и стал придумывать болезнь, то ведь моя подзащитная - не врач, она не может это сделать. Врач, который осматривал, просто направил в военный госпиталь, он не давал никаких заключений, никаких медицинских справок.

Я не раскрываю здесь материалы следствия, потому что это уже шло по СМИ. Более того, привлекается к ответственности только одна она. В чем же вина? В том, что человека направляют к врачам, выполняют просто свои прямые обязанности. Это обязанности не просто лица, которое занимается общественной деятельностью, а любого человека. Если приходят жаловаться, то обычно должны направлять к врачу. То, что следствием стало комиссование двух ребят, - это уже, извините, вопрос к военным медикам, вопрос к тем, кто проводил освидетельствование. И вопрос, кстати, к условиям службы в армии. Да, у них были медицинские заболевания, но не такой степени - значит, служба в армии просто усугубила этот процесс.

Любовь Чижова: По мнению Станислава Маркелова, даже если Людмилу Ярилину и не приговорят к тюремному сроку и у нее будет условная судимость, в России создается нехороший прецедент - судимость представителя общественной организации, который выполнял свой долг. И не исключает возможности, что судебные процессы, подобные владимирскому, могут начаться и в других российских регионах.

XS
SM
MD
LG