Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как можно бороться с алкоголизмом в России?


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Денис Каменщиков и Олег Вахрушев. Гости студии - Владимир Андреев, председатель свердловского совета Всероссийского общества трезвости, и врач-нарколог Евгений Батурин.

Светлана Толмачева: Сегодня мы поговорим о том, как можно бороться с алкоголизмом в России. Поводом для нашего разговора послужили последние события в Свердловской области. Областное правительство развернуло антиалкогольную кампанию сразу после массового отравления в городе Верхняя Салда - там местные жители пили спиртосодержащую жидкость под названием "Хелиос". В реанимации свердловского областного центра острых отравлений сегодня находится 40 пациентов с диагнозом «токсический гепатит». Всего за два месяца пострадало 77 свердловчан, употреблявших "Хелиос", трое умерли. Тему продолжит екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.

Денис Каменщиков: Виталий Прянишников, слесарь-сантехник из Верхней Салды, оказался в Екатеринбурге в областном центре острых отравлений неожиданно для себя. Говорит, что очередная открытая зятем бутылка ничем особенным от прочих не отличалась. Разве что купили ее с рук.

Виталий Прянишников: Ну, как было. Мужик говорит: "Есть картошка на продажу?" - "Есть". Вынесли ему два ведра - он 100 рублей подает и говорит: "А может бутылку надо?" - "Ну, давай". А тут был день рождения в субботу у зятя - выпили. В понедельник жена на работу поехала, во вторник она приезжает с работы и говорит: "Ты чего, у тебя глаза желтые". Я в среду только в больницу обратился.

Денис Каменщиков: Большинство пациентов областного центра острых отравлений, как и Виталий Прянишников, покупали выпивку с рук. На название не смотрели, больше интересовало содержание спирта и цена. Почти все они имеют работу и стабильный заработок, но по размеру доходов пострадавших скорее можно отнести к категории малоимущих. Поэтому и пили «Хелиос» - жидкость, предназначенную для дезинфекции помещений, в которых содержатся больные туберкулезом. Яд, как выяснили врачи, поражает кровь и печень. За два месяца в больницы попало 77 человек, трое умерли. Заведующий реанимационным отделением областного центра острых отравлений Константин Брусин уверен, что больные еще будут. Многие, по его словам, просто не замечают отравления.

Константин Брусин: Люди-то особенного ничего не чувствовали. У них начинался кожный зуд, и они желтели. У некоторых, конечно, была тошнота, рвота, а были люди, которых ничего не беспокоило, они желтели, но продолжали пить. Кому-то говорили, что "ты желтый, сходи в больницу". Я думаю, что достаточно немалый контингент вообще в больницы не пошел. Те, кто бывает в Салде, говорят, что видит на улицах желтых людей. Ведь чем больше поражение печени, тем больше страдает мозг, и человек уже не понимает тяжести своего состояния. И в конце концов все это приводит к летальному исходу.

Денис Каменщиков: Пациенты реанимации, в том числе Виталий Прянишников, проведут в больнице еще не меньше трех недель. Но очень многие, как считают врачи, останутся инвалидами.

Светлана Толмачева: У нас в студии сегодня председатель свердловского областного совета Всероссийского общества трезвости Владимир Андреев.

Владимир, после массового отравления в Верхней Салде областное Министерство здравоохранения заявило, что Свердловская область на грани катастрофы. Средний уровень потребления алкогольных напитков на Среднем Урале в перерасчете на спирт составляет 14-15 литров на человека в год (в расчет идут и старики, и грудные младенцы). При этом, согласно данным Всемирной организации здравоохранения, если потребление спирта из расчета 8 литров на человека в год существует на территории какой-то области - это уже ставит под угрозу нормальное развитие социума. Каковы данные Всероссийского общества трезвости - свердловчане среди самых пьющих в России или похожая ситуация по всей стране?

Владимир Андреев: Мы не статистическая организация, поэтому такие данные не собираем, а пользуемся средствами массовой информации. В 1985-97 годах такую информацию нам предоставлял Госкомстат Свердловской области, а сейчас эта информация нам не предоставляется, поэтому мы можем судить только по средствам массовой информации. Но, проживая в нашем городе, я вижу, что творится просто какой-то алкогольный беспредел.

Светлана Толмачева: Это только в Свердловской области такая удручающая ситуация?

Владимир Андреев: Если судить по беседам с нашими коллегами, и в других областях все очень похоже, везде одинаково.

Светлана Толмачева: Если вернуться к событиям в Верхней Салде, в разговорах с медиками часто звучала такая фраза: "Отравились-то почти что маргиналы, люди с маленьким достатком, из маленького города, который почти не развивается. Они почти что бомжи, пьют все, что горит. Ну, что с них спрашивать?.." Вот когда мы обсуждаем тему алкоголизма, есть ли смысл делить потребителей алкоголя на маргиналов и сознательных граждан?

Владимир Андреев: Мне очень сложно в настоящее время увидеть связь между событиями в Верхней Салде и вообще проблемой алкоголизма. То, что произошло в Верхней Салде, - это единичный случай, это гром среди ясного неба. Умерли 3 человека, а то, что у нас ежедневно в Свердловской области люди погибают от причин, связанных с употреблением алкоголя - не фальсифицированного, а обыкновенного, - это никого не волнует.

Светлана Толмачева: Людям вообще уже все равно что пить. Да у нас вообще давно известно, что алкоголь приравнен к денежной единице.

Владимир Андреев: Люди отравляются любым алкоголем - и "Хелиосом", и дорогим коньяком. По данным Всемирной организации здравоохранения, не существует безопасных минимально допустимых доз алкоголя.

Светлана Толмачева: Владимир, действительно ли существует некая градация алкоголя - дешевое и некачественное для малоимущих и качественное и дорогое для тех людей, которые могут себе позволить потратить на это хорошие деньги?

Владимир Андреев: Наверное, это существует. Но я только что говорил, что алкоголь является сам по себе ядом, поэтому говорить о хорошем и плохом яде - это просто смешно. Человек просто оболванен рекламой хороших напитков.

Светлана Толмачева: После того, как стало известно об отравлении в Верхней Салде, председатель областного правительства Алексей Воробьев обратился к уральцам с призывом: "Давайте беречь свое здоровье. Не проходите мимо безобразий и вовремя сигнализируйте о теневой торговле "палеными" напитками в правоохранительные органы. Мы должны создать такую обстановку, чтобы земля горела под ногами мерзавцев, спаивающих и травящих наш народ". Как вы прокомментируете это послание местной власти к народу?

Владимир Андреев: Я внимательно прочел это обращение, но оно в основном обращено не к народу, а к представителям администрации, к милиции. Народ-то здесь при чем? Как Владимир Высоцкий пел: "Если я чего решил, выпью обязательно". Человек покупает то, на что у него хватает денег. А народ наш спаивает тот, что принимает такие законы, когда можно безгранично торговать круглосуточно алкоголем. А потом гонения начинаются на глав наших уральских городов, которые вводят ограничения на торговлю алкоголем в ночное время.

Светлана Толмачева: Я хотела предоставить вашему вниманию материал, который подготовил мой коллега Олег Вахрушев. Оргвыводы после отравления в Верхней Салде, конечно же, последовали. И вылились они как раз в антиалкогольную кампанию. Областному Министерству торговли, питания и услуг премьер Алексей Воробьев поручил пересмотреть перечень спиртосодержащих косметических и бытовых веществ, разрешенных к продаже в киосках "Роспечати" и в продовольственных магазинах.

Олег Вахрушев: Правительство Свердловской области решило радикально бороться с теми предпринимателями, кто бесконтрольно торгует спиртосодержащими жидкостями в розницу. Флагманом борьбы выступает министр торговли, питания и услуг Свердловской области Вера Соловьева. За время ее руководства ведомством в сфере продажи алкогольной продукции уже произошли некоторые положительные изменения: на треть сокращено количество предприятий, реализующих алкоголь, прекращена продажа крепких напитков на оптовых рынках и на объектах мелкорозничной сети. Однако всего этого недостаточно, поскольку не существует законодательного механизма регулирования на федеральном уровне.

Вера Соловьева: Коли федеральное правительство не принимает пока этих законов, а в области, как и во всей России в целом, складывается достаточно чрезвычайная ситуация с употреблением и легального алкоголя, и его фальсификата, и в последнее время с широким распространением продажи и потребления спиртосодержащей продукции, вредной для здоровья населения, правительство области и главы отдельных муниципальных образований просто вынуждены идти на какие-то непопулярные меры, которые сегодня находятся вне правового регулирования, и попробовать что-то делать.

Олег Вахрушев: К таким непопулярным мерам, о которых говорит Вера Соловьева, относятся запрет на продажу вина в разлив, а также запрет на продажу спиртосодержащих жидкостей в почтовых киосках и павильонах. По данным проверки 44-х газетных киосков, в половине из них были выявлены в продаже парфюмерно-косметические средства и предметы бытовой химии, содержащие в своем составе этиловый спирт. В то время как чистящие и моющие средства в подобных местах торговли продаваться не должны. Тем не менее, правительство намерено работать исключительно в правовом поле.

Вера Соловьева: Все будет делаться в пределах правил продажи тех или иных продуктов или товаров, в частности - парфюмерно-косметических товаров. Они будут продаваться в парфюмерных магазинах. Мы же не изымаем тройной одеколон из продажи вообще, а мы говорим, что он не должен продаваться в киосках "Союзпечати", ему там не место. То есть мы не делаем ничего, противоречащего закону, мы ужесточаем, но в рамках закона.

Олег Вахрушев: По словам министра торговли, питания и услуг Свердловской области Веры Соловьевой, некоторые муниципальные образования области уже самостоятельно развернули борьбу с нелегальной торговлей алкоголем. В Каменске-Уральском запрещена продажа спиртного в ночное время, а в Нижнем Тагиле будет организован «телефон доверия», по которому жители смогут сообщать адреса незаконных торговцев, реализующих спиртосодержащие жидкости из «домов и квартир».

Светлана Толмачева: По телефону из Омска к нам присоединяется врач-нарколог из Омска, кандидат медицинских наук Евгений Батурин. Некоторые наши слушатели считают, что надо всех поголовно кодировать от алкогольной зависимости. Как вы считаете, если это помогает, почему бы не ввести кодирование наряду с вакцинацией от гриппа по всей России, раз проблема достигла катастрофических масштабов?

Евгений Батурин: Это совершенно непрофессиональный подход, бытовое мнение. Я бы хотел коснуться ситуации в Свердловской области и позиции властей по поводу отравления. Такая реакция властей вызывает просто улыбку. То есть эти маргиналы будут идти в магазины, где разрешена продажа продукции, содержащей спирт, потому что эти жидкости имеют лицензии как разрешенные к продаже в розничной и оптовой сети. Это к вопросу о профилактике в целом. Медицинской профилактики в России нет. Казалось бы, все знают, что ВИЧ-инфекция - во всем мире в ее профилактику вкладывают большие средства, а у нас не вкладывается ничего.

Светлана Толмачева: Я хотела бы отметить, что предпринимают власти области. В городе Каменске-Уральском мэр Виктор Якимов по собственной инициативе ограничил продажу спиртного с 8 вечера до 10 часов утра. Территориальное управление федеральной антимонопольной службы по Свердловской области намерено в судебном порядке опротестовать такое подобие сухого закона. И в городе Нижний Тагил, где в минувшие выходные проходил День города, глава города запретил продажу спиртного вообще, в том числе и пива, в центральной части города, где проходили все праздничные мероприятия.

Владимир, вы знаете историю борьбы с алкоголизмом в России. Когда-нибудь запретительные меры приводили к успеху, не краткосрочному, о котором говорил наш коллега из Омска, а к продолжительному эффекту?

Владимир Андреев: Самое ближнее из истории - 1985 год, когда был принят Указ о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма. Приведу цифры. До 1984 году в Советском Союзе ежегодно умирало 3 миллиона человек. В 1985 году умерло 2 миллиона 750 тысяч человек - на 250 тысяч человек меньше. В 1986 году умерли 2 миллиона 500 тысяч человек. В 1987 году умерли 2 миллиона 250 тысяч человек. Вы представляете, какое количество людей не умерли только из-за этих ограничений! Это данные из официальной статистики. Поэтому ограничения приводят к положительному эффекту, то есть меньше убивают, меньше грабят...

Конечно, если человек впал в зависимость от алкоголя, эти ограничения для него были тяжелыми. Я не хочу сказать, что указ был со всех сторон хорош, но определенные меры там были хорошие. А много было просто глупого и смешного. Я считаю, что необходимо вводить запреты.

Светлана Толмачева: То есть вы за запретительные меры? И вы поддерживаете мэра Каменска-Уральского, который ввел практически сухой закон?

Владимир Андреев: Под сухим законом я понимаю запрет еще и на употребление. А меры, которые вел мэр Каменска-Уральского, я поддерживаю.

Светлана Толмачева: А что делать с законом о конкуренции, который был нарушен мэром? Федеральное антимонопольное агентство собирается в суде опротестовывать это решение главы города.

Владимир Андреев: Я считаю, что мэр действовал правильно. Что превращает человека в мразь, в убийцу, в поджигателя? Пьянство, алкоголизм! Поэтому бороться надо с употреблением алкоголя.

Светлана Толмачева: Евгений, а как вы смотрите на запретительные меры?

Евгений Батурин: Я считаю, что власть на данный момент сделала то, что от нее зависело. Но люди могут отравиться и другой жидкостью. Я считаю, что свердловские власти заслужат уважение жителей, если обратятся с законодательной инициативой в правительство России и непосредственно в антимонопольное управление, с тем чтобы ограничить и снять с продажи суррогаты алкоголя, которые технического назначения не имеют. И сейчас есть такая уникальная возможность сделать это для свердловчан, а не ограничиваться одноразовыми мерами.

XS
SM
MD
LG