Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформа школьного образования

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Валерий Волков, заместитель директора школы 619.

Ольга Писпанен: Сегодняшняя тема нашей беседы - реформа школьного образования. В Петербурге прошел круглый стол, посвященный реформе школьного образования. Перейдут ли петербургские школы на систему профильного обучения, по каким предметам будут сдавать единый госэкзамен в этом году, готовы ли школы города к новому учебному году - темы дискуссии круглого стола.

Татьяна Вольтская: До сих пор все дискуссии по поводу реформы образования разворачивались в основном вокруг того, как учить. В последние годы вводилось множество учебников по разным предметам, даже не прошедших надлежащей апробации. Идет эксперимент по единому государственному экзамену, к которому продолжают относиться скептически многие ученики и преподаватели. После всех формальных экспериментов главным должен, наконец, стать вопрос - чему учить, вопрос содержания учебников и школьных курсов, говорит заместитель председателя Комитета по образованию администрации Петербурга Петр Баранов.

Петр Баранов: На протяжении последнего десятка лет содержание образования кардинально не пересматривалось. И необходимо внимательно посмотреть, насколько оно сегодня востребовано, насколько оно актуально.

Татьяна Вольтская: Петр Баранов считает, что это не революция и даже не реформа, но модернизация образования. И ЕГЭ - только ее инструмент. Между тем, только в Петербурге в этом году на проведение единого государственного экзамена потрачено около 19 миллионов рублей - 318 рублей на каждого из 58-ми тысяч учеников региона, участвовавших в эксперименте. Член-корреспондент Российской Академии образования Олег Лебедев считает, что главное в эксперименте - подготовка школой абитуриентов вузов.

Олег Лебедев: Если сегодня мы можем увидеть мнение преподавателей вузов о том, что школа плохо готовит к поступлению в вузы, то я отчасти вижу за этим стремление вузов сохранить систему репетиторства, подготовительных курсов. И для этого надо всячески доказывать, что школа оказывается не в состоянии как надо подготовить абитуриентов. Кстати, с этой точки зрения государственный экзамен может положить конец всем этим спекуляциям.

Татьяна Вольтская: Пока что, подчеркивает Олег Лебедев, реформа идет на федеральном уровне, спускается сверху.

Олег Лебедев: Но для того чтобы что-то существенно в образовании изменить, надо посмотреть, какие возможности для этого имеются на уровне региона и на уровне отдельной школы.

Татьяна Вольтская: Судьба реформы будет решаться в декабре, а пока ожидается, что в Петербурге эксперимент по ЕГЭ продолжится, и в следующем году это будет уже 6 экзаменов: русский язык - обязательно, остальные предметы - по выбору.

Ольга Писпанен: У нас сегодня в студии замдиректора школы 619 Валерий Волков. И мы поговорим о том, готова ли конкретная, отдельно взятая школа к реформе образования. Валерий, насколько современные знания даются сегодня в школе, начальной и общеобразовательной?

Валерий Волков: На сегодняшний день имеется большой спектр учебных программ, по которым ведется обучение. Да, есть определенные сложности с учебными пособиями по некоторым предметам в плане их недостаточной апробированности. Вместе с тем общий уровень подготовки на старшей ступени, то есть в 10-11 классе, непосредственно перед выпуском ученика в большую жизнь, перед выбором им вуза, достаточно неплохой. И в этом отношении идея перехода на профильную подготовку представляется достаточно перспективной.

Ольга Писпанен: Что такое профильное обучение?



Валерий Волков: В принципе, в отечественной образовательной системе есть некоторые традиции, которые можно использовать как развитие профильного обучения на современном этапе. Однако, безусловно, жизнь не стоит на месте, и каждый год знания обновляются и изменяется ситуация. На сегодняшний день профильное обучение представляет собой достаточно сложную систему, которая позволит ребенку на этапе двухлетнего обучения в старшей школе (в 10-11 классе или, при 12-летнем обучении, в 11-12-ом классе) предоставить обходимый набор из трех видов курсов. Первое - это базовый курс, который обеспечит подготовку ребенка по всем предметам, минимально необходимый для жизни и для поступления в вуз любой специальности. Второй блок курсов и предметов - это предметы профильные, собственно, небольшой набор из трех-четырех предметов, по которым ученик 10-11 класса может получить углубленную, расширенную подготовку, получить больше знаний и получить знания не только теоретические, но и на практике. И практика в обучении в школе сейчас выдвигается на первую линию. И третий набор - это элективные курсы.

Если базовый курс дает общее представление, профильные курсы дают непосредственно подготовку к тому вузу или к той группе вузов, в которые ребенок хотел бы пойти дальше, выпускник уже средней школы, то элективные курсы позволят выпускнику получить еще больший багаж знаний, но уже в специальных областях, связанных с основным направлением деятельности, которое он для себя выбирает профессионально.

Ольга Писпанен: Но это хорошо, если ребенок уже определился, что он хочет делать в этой жизни дальше. Если он еще до сих пор не понимает, куда ему пойти, в какой институт поступать и стоит ли вообще это делать, как-то школа помогает?

Валерий Волков: Здесь есть, наверное, два механизма. Первый механизм - это механизм тех самых базовых курсов, о которых я говорил, которые обеспечат в любом случае подготовку ребенка. Если даже он выбрал для себя технический профиль и расширенно изучает профильные для себя предметы - математика, физика, информатика, то это не означает, что после окончания, например, 10-го класса, если он захочет поступать в медицинский вуз, он не сможет наверстать за год и получить объем знаний, необходимых для поступления в вуз по химии, биологии и тем предметам, которые будут востребованы при поступлении в вуз. Есть второй механизм - это предпрофильная подготовка. На сегодняшний день она менее разработана в практике, хотя документы все нормативные есть. Предпрофильная подготовка - это классы 8-ой и 9-ый, в которых ребенку предоставлена возможность познакомиться поочередно с каждым из профилей, который предлагает школа. И в зависимости от этого он сможет сориентироваться, что ему было бы ближе, какой вид деятельности, хотя бы в первом приближении.

Ольга Писпанен: Валерий, много говорят о том, что еще одна инициатива модернизации была опробована буквально в начале этого лета в Петербурге - это единый госэкзамен, который получил очень много нареканий, вызвал недовольство, все считают, что он недоработан. Как это прошло в вашей школе? И считаете ли вы, что это действительно выход, возможность избежать коррупции?

Валерий Волков: Ну, здесь получается сразу несколько моментов, которые хотелось бы рассмотреть. Первый момент касается собственно механизм тестового контроля знаний ребенка, выпускника школы, на выходе из нее. Это дискуссионный вопрос, и вместе с тем это мировая практика, которая существует на протяжении достаточно длительного периода в странах Европы и Северной Америки. Мне кажется, что здесь есть определенные риски, но они скорее связаны с тем, что если в конце 80-х годов журнал "Америка" публиковал огромную статью аналитическую о результатах реформы американской системы образования, отмечал, что школа расплачивается процентами прибавки в результатах национальных тестов последним интересом учеников к школе, к обучению, - вот этот риск есть и у нас сейчас. Дело в том, что школа - как самонастраивающаяся система - безусловно, будет работать в направлении повышения результативности тестовых работ и внедрять их повсеместно, по всем предметам, которые будут выходить на ЕГЭ. И конечно же, элемент такой целенаправленной подготовки к тестовой форме сдачи экзамена будет присутствовать и, возможно, подавит некоторые другие моменты, в том числе и дискуссионный.

Второй момент, что касается самой системы единого госэкзамена, для нашей школы это не было чем-то сложным и непреодолимым.

Ольга Писпанен: Вас готовили к тому, что дети будут писать тесты вдруг, которые никогда не писали раньше?

Валерий Волков: Да, конечно. Мы сами готовились и использовали те образовательные ресурсы, которые сегодня предлагают петербургские научные и методические организации. Мы провели подготовку наших учителей, работающих в выпускных классах, обучили их методикам работы с тестовыми заданиями, работы с детьми по введению этой формы экзаменов и тестирования как такового. И надо сказать, что многочисленные тестовые работы, которые мы использовали на протяжении последних трех лет в рамках своей экспериментальной работы, они тоже подготовили психологически и педагогов, и часть ребята к сдаче подобного экзамена. Я могу сказать, что для наших детей неудивительны тесты системы "Пиза" и "Тимс" - европейские тесты по проверке уровня математической подготовки. Для них не проблема и не сложными представляются тесты, которые разработаны в России, в Петербурге в рамках широкомасштабного федерального эксперимента или городского эксперимента по аттестации школ.

И, соответственно, результат ЕГЭ по русскому языку в школе 619 в этом году был очень хорош: мы имеем 75 процентов учеников, получивших отметки "4" и "5", и лишь одна четверть учеников получила отметки "3". Более того, приятно отметить, что каждый четвертый ребенок повысил свою отметку в аттестате, получив оценку по ЕГЭ выше, чем оценку за год.

Ольга Писпанен: Валерий, сегодня для того, чтобы собрать в школу первоклашку, нужно потратить минимум 3 тысячи рублей. Это не только форма, а теперь это включает еще и приобретение учебников, канцелярских принадлежностей. Раньше, насколько я помню, в школе учебники выдавали, каждый год они переходили из рук в руки, когда-то обновлялись. Насколько сегодня школа помогает малообеспеченным родителям, у которых нет денег, чтобы купить учебники?

Валерий Волков: На сегодняшний день школы имеют возможность обеспечивать учащихся необходимой учебной литературой, безусловно, не на 100 процентов. Эти возможности ограничиваются как существующими фондами, достаточно устаревшими, так и тем, что на сегодняшний день количество предметов и набор предметов изменился. В нашей школе мы обеспечиваем учебниками ребят по разным параллелям классов примерно от 50 процентов (в 10-11 классе) до 100 процентов (в начальной школе). Начальная школа при переходе на четырехлетку - это приоритет городского финансирования, она приоритетно обеспечивается учебными пособиями в последние три года, и потребности закрываются полностью. В старшей школе больше всего вложений родителям приходится осуществлять в учебники по иностранному языку, прежде всего по английскому (как наиболее распространенному в школах Петербурга), и по ряду точных наук.

Ольга Писпанен: Валерий, вчера было заявлено начальником Комитета образования Петербурга, что к 2006 году, видимо, все петербургские школы приобретут финансовую самостоятельность. Что это такое? Что значит - финансовая самостоятельность школы? Они должны будут сами зарабатывать деньги?

Валерий Волков: Отчасти да. А отчасти данное решение предусматривает переход на подушевое финансирование системы общего образования. В программе модернизации российского образования записано, что в перспективе образовательные учреждения должны получать финансирование в соответствии с реальным количеством учащихся, которые в них присутствуют. Условно говоря, за каждого ученика школа будет получать норматив финансирования. Он будет отличаться по регионам, может быть, по типам учебных заведений, но в целом он будет определять то количество расходов, которое государство несет за ребенка в течение учебного года. И эти средства будут предназначаться для оплаты труда педагогов, материально-технического обеспечения учебного процесса, оплаты коммунальных услуг.

Что касается перехода на финансовую самостоятельность, на сегодняшний день многие школы Петербурга работают в этом режиме, и работают не первый год. Наша школа не является исключением, мы работаем на системе собственного расчетного счета, мы имеем собственную бухгалтерию уже на протяжении трех лет. И данный механизм, можно сказать, на сегодня опробован в очень разных условиях, и этот механизм показал свою жизнеспособность.

Вместе с тем, безусловно, переход на самостоятельные расчетные счета и на экономическую самостоятельность предусматривает расширение возможностей школы по привлечению внебюджетных средств.

Ольга Писпанен: Внебюджетные средства - это что? Родители должны будут доплачивать за обучение в общеобразовательной школе?

Валерий Волков: За обучение в общеобразовательной школе, но не за те предметы, которые гарантирует федеральное правительство или региональные органы власти.

Ольга Писпанен: То есть за внеклассные какие-то занятия?

Валерий Волков: За те предметы, те дисциплины, которые находятся вне основной сетки часов. Речь идет, по нашему опыту, о дополнительных часах английского языка, о занятиях в студии фехтования, в студии настольного тенниса, которые не входят в число обязательных предметов в учебном плане.

Ольга Писпанен: То есть это то, что раньше были бесплатные кружки, а теперь это будут платные занятия.

Валерий Волков: Вероятно, так. Хотя, безусловно, какую-то минимальную долю внеучебной, внеклассной работы будет финансировать вот эта подушевая плата. Вместе с тем практика привлечения родительских средств или средств организаций существует на протяжении всех 90-х годов, и сегодня она уже не нова. Она вызывает разнообразные оценки и конечно, мы знаем, достаточно сложное и неровное отношение родительской общественности к этому.

Ольга Писпанен: Естественно. Я, например, знаю достаточно много случаев, когда ребенок, которые учился раньше хорошо, вдруг перестает приносить хорошие отметки и сам не понимает, что случилось, почему учитель ставит ему "двойки". А оказывается - потому что родители не внесли какую-то положенную лепту, которую нужно было внести.

Валерий Волков: Мне думается, что в каждом конкретном случае есть предмет рассмотрения скорее органом управления образованием. Ибо, если это нарушает права ребенка на образование, нарушает законодательство Российской Федерации в этой области, то, безусловно, органы надзора за правилами оказания образовательных услуг должны вмешаться в эту ситуацию. Вместе с тем, на сегодняшний день мы понимаем, что тот учебный план, который существует, несмотря на все модификации, которые мы вносим в него в каждом конкретном учреждении, все равно не сможет обеспечить весь набор областей, которые ребенку интересны. И задача на сегодняшний день школы - удовлетворить спрос родителей учеников на те виды образовательных услуг, которые не входят в обязательный перечень, находятся за его рамками, не финансируются государством, но пользуются большим спросом среди населения.

Ольга Писпанен: К примеру, основы правовых знаний даются в школе?

Валерий Волков: Это обязательный предмет.

Ольга Писпанен: Или основы подготовки жизни в обществе. Дети ведь выходят в большую жизнь абсолютно неподготовленными.

Валерий Волков: Предмет "Обществознание" является обязательным, согласно федеральному базисному учебному плану. И существует множество учебников и программ, по которым школа может работать, а судить об их качестве должны специалисты по предметам. Вместе с тем, раз они допущены органами образования, они отвечали тем требованиям, которые ставит перед собой государство или регион.

Ольга Писпанен: Кстати, об учебниках. Вот что творится с учебниками новейшей истории, - как вы справляетесь с этой ситуацией?

Валерий Волков: На протяжении последних лет у нас идет достаточно стабильный набор учебников по предметам истории. История разделяется, как вы знаете, почти на 5 разделов, даже 6. Это не только внутренние исторические разделы, но и обществознание, мировая художественная культура, история Петербурга. Мы решает эту задачу, используя методические рекомендации Академии постдипломного педагогического образования, методического центра района. И у нас нет такой сложной проблемы и в плане обеспечения детей учебниками, и в плане обеспечения уровня подготовки по этим предметам. Хотя, конечно, учебники по новой и новейшей истории в нашей конкретно школе в 8-11 классах относятся к разряду учебников, приобретаемых за счет родителей.

Ольга Писпанен: Кстати, еще одна проблема школы, помимо низкой зарплаты учителей, - старение преподавательского состава. Понятно, что это не такая уже престижная профессия, и зарплаты действительно очень низкие. Педагоги стареют, они не принимают новых дисциплин, не понимают того, что жизнь изменилась. Есть ли какое-то обучение учителей новым предметам?

Валерий Волков: Надо сказать, что наш педагогический коллектив достаточно молод, средний возраст - около 35 лет. У нас существует внутри школы своя система повышения квалификации, в частности, она имеет не столько предметную направленность, сколько общекультурную. К примеру, мы в течение двух лет реализовывали программы "Коммуникативная компетентность педагога" и "Корпоративная культура", чтобы наши учителя могли познакомиться с новыми приемами работы с учениками, могли улучшить стиль общения друг с другом, с родителями, с учащимися и более выгодно представлять себя и школу в школьном сообществе.

XS
SM
MD
LG