Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психология современного российского студента


Светлана Толмачева: Какова психология сегодняшнего студента, какие приоритеты у абитуриентов нынешнего года, об этом мы будем говорить сегодня с экспертами. Я представляю вам декана философского факультета Уральского Государственного университета Александра Перцева. Сегодня, судя по данным приемных комиссий, абитуриенты стремятся на экономический и юридический. Тенденция эта наметилась несколько лет назад. А вот кто идет на философский, какого склада люди?

Александр Перцев: Это заблуждение, что они стремятся на экономический факультет, на связи с общественностью, - они идут туда, где яркое название, заголовок. Я вам приведу пример: 20 примерно, а то и больше лет назад в Рыбнинске, по-моему, было такое училище, где готовили девочек убирать на пароходах, называлось это номерная-каютная специальность. Девочки стеснялись мальчикам говорить, что они номерные-каютные, их переименовали в стюардессы - сразу в три раза вырос конкурс. Поэтому надо просто разделять факультет и красивое название. Связи с общественностью, пиар, особенно, оно манит, равно, как и психология. На философский факультет тоже идут во многом потому, что не понятно, прежде всего пишут это слово через "в" - "филосовский", вот, но в общем и целом народ к нам идет достаточно интересный. Люди, которые пытаются разобраться в себе, они составляют сейчас уже, может быть, меньшинство, в основном это люди, которые собираются налаживать человеческие отношения в обществе.

Светлана Толмачева: Как у них это получается? Знаете ли вы, куда трудоустраиваются ваши выпускники?

Александр Перцев: Ну, один трудоустроился государственным секретарем России - это был Бурбулис Геннадий Эдуардович, другой спикер областной думы в городе Екатеринбурге который находится - это Николай Воронин. Один из руководителей администрации тоже областной Анатолий Войцехович Гайда. Первое частное высшее учебное заведение в России - Гуманитарный университет - тоже возглавляет профессор Заксман, он был тоже выпускником нашего факультета. Это образование, это люди, которые руководят муниципальной сферой, сферой управления, но также есть владельцы картинных галерей, кандидат философских наук владелец сети магазинов "Главный проспект" Михаил Юрьевич Логиновский.

Светлана Толмачева: Иногда приемная комиссия начинает давать добрые советы тем людям, которых считает недостаточно подходящими для того или иного факультета, отговарвия иными словами от поступления. А людей какого склада отговаривают от поступления на философский?

Александр Перцев: Тех, кто любит философию и с детства считают себя прирожденными философами, их сразу видно, они устраивают иногда сцены, особенно, когда они не сдадут математику, еще что-то, люди, которые считают себя, что они уже готовые философы, в общем, их нечему учить на факультете. Надо, чтобы человек приходил туда учиться, а не показывать себя.

Светлана Толмачева: Александр Владимирович, прежде, чем задать вам следующий вопрос, приведу данные, опубликованные журналом "Ньюсуик": только на "Яндексе" - крупнейшем интернет-поисковике - в течение июня слово "реферат" запрашивалось 1 миллион 455 тысяч 259 раз. Еще два года назад рефераты на "Яндексе" искали в 2,5 раза реже. В последнее время каждая новая сессия побивает рекорд предыдущей по числу обращений к интернет-банкам рефератов. Скажите, по этим данным можно судить, стал ли студент более ленивым?

Александр Перцев: Студент не стал более ленивым. Сегодня студент, как правило, учится сразу в двух вузах. Один диплом, видимо, это уже явление настолько распространенное, что сегодня образование начинается с двух дипломов, то есть кандидата наук. Поэтому, если мы сравниваем свое поколение и нынешнее студенческое, то мы учились меньше, мы учились первую половину дня, во второй половине дня развлекались, ставили спектакли, вообще занимались прекрасным лишним. Сегодня они учатся в двух вузах, они лучше организованы. Во-вторых, в жалком состоянии библиотеки. Я бы сам, может быть, будучи сегодня студентом, сел писать реферат, но западной литературы, например, по-моему, с 1994 года не закупалось, даже с 1993 организационно, даже прекратил выходить этот справочник новых иностранных книг. Поэтому народ ищет все по интернету, в интернете сослаться невозможно ни на что, потому что там нету страниц. Человек машет рукой и заказывает этот самый реферат, хотя в общем мы это не одобряем, сразу видно все эти поделки, для населения которые изготовляются в интернете. Любой преподаватель все это дело видит.

Светлана Толмачева: А каким образом вы определяете, что это скачано?

Александр Перцев: Видите, есть такой... Если взять и перевести, например, с английского языка что-то такое, оно все равно как-то где-то скалывается. В основном, то, что есть в интернете, это переводы. Там ведь небольшого ума люди сочиняли все это дело и я, как профессиональный переводчик, я всегда вижу, писал это человек, у которого русская культура, или это что-то такое типа шума информационного.

Светлана Толмачева: Вы упомянули о том, что студенты сразу на двух факультетах учатся, сразу два диплома пытаются получить. Насколько я понимаю, речь идет о совмещении двух очных образований? То есть они сразу пытаются и там, и там.

Александр Перцев: Бывает и очное, и заочное совмещается, бывает два очных. По Конституции можно только одно бесплатное получать, второе платное получается.

Светлана Толмачева: Смысл так, собственно говоря, себя утруждать, если можно что-то одно бросить, определиться: вот это мне нужно, а здесь я ошибся при поступлении. Каким образом они это объясняют?

Александр Перцев: Это движение к Европе. Тоже люди учатся, может быть, на двух факультетах параллельно. Там в Европе все по-другому, может быть, мы когда-нибудь в будущем поговорим. Там, собственно, преподаватель читает то, чем он занимается сегодня, и он полгода читает это для начинающих, дальше для продвинутых, дальше для тех, кто пишет диссертации докторские. Все, через полтора года в университете больше учиться нечему. Как правило, учатся на двух факультетах, а то и на трех параллельно, либо учат философию в трех разных университетах. Я их прекрасно понимаю - они должны быть динамичными. Сегодня есть такая потанинская стипендия, условие ее получения - надо несколько семестров получать одни пятерки. Но, чтобы это не получил какой-то книжный червь, надо. чтобы этот человек обежал, по-моему, за два дня весь вуз и набрал тысячу голосов в свою поддержку. То есть это совершенно новый тип отличника, отличника вообще приставучего, не стесняющегося. Меня поразило, когда мы с ним делали когда-то телепередачу, что они сказали, что они 10 часов спят в сутки, эти отличники, - наверное, устают сильно бегать.

Светлана Толмачева: Этот час прямого эфира подготовлен совместно с Омской телерадиокомпаний "Антенна-7" и сейчас в студии "Антенна-7" находится Олег Кропотин, начальник приемной комиссии Омского Технического университета. Доброе утро, Олег Витальевич.

Олег Кропотин: Доброе утро. Ответственный секретарь, а не начальник.

Светлана Толмачева: А, ну, вот поправляемся сразу. Хотелось бы сразу уточнить. Скажите, есть ли у вас какие-то наблюдения за абитуриентами нынешнего года? Вот только что мой собеседник Александр Владимирович очень подробно рассказывал о том, какова психология нынешнего студента. Что можно сказать об абитуриентах?

Олег Кропотин: Видимо, в некотором плане они такие же, поскольку они действительно более энергичные, чем были ранее, более напористые - те отличники, которые обладают хорошими знаниями, действительно верят в себя и пытаются убедить в этом окружающих, в том числе и приемную комиссию.

Светлана Толмачева: На ваш взгляд, можно ли сказать по абитуриенту, станет ли он студентом или нет, есть ли какие-то признаки?

Олег Кропотин: Признаки одни - это знания и именно те знания, которые показывает абитуриент на вступительных испытаниях. Пожалуй, это единственный признак, потому что судить по внешнему виду или по аттестату довольно сложно и не всегда это оправдывает себя.

Светлана Толмачева: На какие специальности в Омском Техническом университете самый большой конкурс в этом году?

Олег Кропотин: Это, как правило, специальности факультета экономики и управления, факультета гуманитарного образования, у нас есть такие факультеты. И я бы сказал, что в последние два года отмечается тенденция и возрастающего интереса к техническим специальностям, особенно радиотехнического, электротехнического профиля. У нас в этом году появились такие специальности, как пожарная безопасность, защита в чрезвычайных ситуациях - они тоже пользуются большой популярностью

Светлана Толмачева: В Екатеринбурге преподаватели вузов неоднозначно относятся к идее гуманитаризации технического образования. Вот, в частности, переименованию институтов в университеты. Как в Омске, в вашем вузе оценивается такая трансформация?

Олег Кропотин: Университет, сам термин, он связан, видимо, не только с появлением гуманитаризации и гуманитарных факультетов в тех или иных вузах. Вообще, как доцент кафедры физики, я все-таки отношусь отрицательно к чрезмерной гуманитаризации образования, поскольку должна быть, видимо, какая-то фундаментальная подготовка технических специальностей - это само собой разумеется.

Светлана Толмачева: Александр Владимирович, я знаю, что у вас есть тоже мнение по этому поводу.

Александр Перцев: Оно прямо альтернативное. Я считаю, что сегодня на технических специальностях у нас настолько устаревшее образование, что мы учим позавчерашним вещам. Поэтому человек сегодня выживает во многом не благодаря, а вопреки техническому образованию, благодаря тому, что там преподаются гуманитарные науки. Ну, это спор факультетов вечный. Что касается университетов, но это изобретение ни Свердловска, ни Екатеринбурга, ни Омска. Омск, кстати говоря, самый философский город страны - там два философских факультета, да единственный, может быть, такой город. Так вот, университетом сегодня, по меркам министерства, называется такой вуз, в котором есть достаточно различающихся несколько направлений. Если есть два, это академия, если есть одно, это институт. Это чисто министерская номенклатура, так называемая. А то, что называется в Европе университетом, это совершенно не то, что называется университетом сейчас у нас.

Светлана Толмачева: Вернемся к теме вступительных экзаменов. Насколько я знаю, вы, Александр Владимирович, кроме того, что являетесь деканом философского факультета Уральского Госуниверситета, еще и исполняете обязанности проректора по довузовской подготовке. Скажите, можно ли сегодня в вуз поступить, имея только багаж школьных знаний, без репетиторов, без подготовительных курсов?

Александр Перцев: Я думаю, что это очень трудно. В принципе я сам, когда еще поступал, было это очень-очень давно, я не поступил бы, несмотря на свою золотую медаль, приехал из города Нижнего Тагила, если б не ходил на курсы, которое нам устроило Управления образования города Нижнего Тагила. Там были лучшие педагоги. И вот без этого я бы не поступил уже тогда. Сегодня тем более, поскольку профессор зарабатывает не сильно много. С начала перестройки преподаватели университетские побежали по школам и объективно они преподают по вузовским нормативам, по вузовским требованиям во всех гимназиях, гимназии этим гордятся. Поэтому возникают сложности при поступлении людей, которые приезжают из области, из провинции. Мы пытаемся это компенсировать, открывая там подготовительные курсы. Отсюда такая проректорская должность.

Светлана Толмачева: Этот час прямого эфира подготовлен совместно с журналистами Екатеринбурга и Омска. Сегодня с гостями нашей студии мы пытаемся составить портрет современного студента, современного абитуриента. В свою очередь, корреспондент Омской телерадиокомпании "Антенна-7" Вячеслав Суриков интересовался у омичей, которые получили высшее образование, каких преподавателей они уважали в пору своего студенчества и за что.

Омичанин: Преподавателя по высшей математике. Хорошо преподавал очень, все у него было просто, понятно. По сопротивлению материалов - тоже был. Кому как, а мне он нравился, преподаватель, у него тоже было все понятно, без проблемы.

Омичанка: Преподаватель русского языка. Запомнилась тем, что неординарно относилась к своему предмету, запомнилась тем, что студент для нее - это как бы собеседник, друг, в общении никаких проблем не возникало между студентом и преподавателем.

Омичанин: Разумеется, были, особенно институтские, когда профессию получал. По чему они запомнились? Ну, во-первых, высокому профессионализму, тем объемом знаний, который они могли преподать, любовью к делу. Люди был преданы своему выбору, своей профессии. И это, разумеется, укрепляло и наш выбор.

Омичанка: Не знаю, как-то так быстро все прошло, не думали ни о чем. Просто учились - и быстренько работать. Не помню никого.

Омичанин: Я учился в педе, на историческом факультете. У нас там был Осколков Юрий Петрович - замечательный человек, все его студенты очень "любили". Требовал очень много по своему предмету. Были у него примочки очень интересные. Ну, здоровый у нас такой парень был маленького роста, он заболел, не пришел на семинар. Он говорит: "Где Дергачев?". - "Нет, болеет Дергачев". - "Так его же палкой не убьешь".

Омичанка: Вспоминаю студенческие годы - самые лучшие годы. Поэтому как-то преподавательский состав не очень запомнился.

Омичанин: Вера Петровна Ильченко - самый лучший мой преподаватель, которая научила меня тому, скажем, чему я хотел научиться. Все знания благодаря ей получены.

Вячеслав Суриков: Так омичи отвечали на вопрос, какие преподаватели и благодаря чему запомнились им в студенческие годы.

Светлана Толмачева: Александр Владимирович, можете ли вы сказать, какие преподаватели сегодня у студентов пользуются большей популярностью, и прикладывают ли ваши коллеги усилия для того, чтобы найти дорогу не только к уму, но и к сердцу студента?

Александр Перцев: Сегодня прежде всего неординарные преподаватели запоминаются, те, которых, как в Голливуде, актеров подбирают не потому, что он красивый, а потому что его раз увидел и никогда уже больше не забудешь, даже если ты при этом содрогнешься. То есть человек, который способен, во-первых, сказать что-то личное, от учебника отличающееся. А, во-вторых, что-то, наверное, такое, согласно которому он сам живет. Может, это специфика философии. По сопромату жить невозможно, а вот по философии - тут... В Древней Греции считалось, что, если ты сам не придерживаешься собственной философии, то и никто ее не должен придерживаться. Вот если человек говорит что-то и живет точно так, как говорит, тогда его будут уважать.

Светлана Толмачева: Минут 15 назад мы с вами выяснили, что в Уральском Государственном университете, в частности, на факультете философии студенческой жизни у людей нет - они учатся с утра до ночи.

Александр Перцев: Почему? Она есть, она просто проходит более интенсивно и стремительно, концентрированно, как в ускоренной записи. А так они успевают все то же самое.

Светлана Толмачева: Кстати, насчет того, чтобы все успевать. Для меня загадка, как студенты участвуют в КВНовском движении. Скажите, а в Уральском Государственном университете есть ли такая традиция и, по вашим прогнозам, как долго она еще будет сохраняться в российских вузах?

Александр Перцев: Они у нас существуют, хотя в общем у них нету того, скажем так, того напора или той организованности, которая есть у "Уральских пельменей", умение себя подать. Сегодня это вообще индустрия, это шоу-бизнес. У нас есть специальность - называется "Арт-бизнес" на факультете. То есть если вы соберетесь что-то делать в КВНе, то вы уже не должны быть любителем. Меня это вот это в общем в основном и отвращает, когда шутки заказываются в одном месте, что-то делается в другом, но в общем большой коллектив делает, на выходе 3-4 татарина, как команда называется.

Светлана Толмачева: Сейчас у нас на связи Олег Кропотин. Олег Витальевич, как часто абитуриенты интересуются у приемной комиссии, чем можно заняться в вузе в свободное от учебы время, и что вы можете предложить?

Олег Кропотин: Интересуются очень часто, и у нас в общем-то точно так же, как в каждом уважающем себя вузе, есть, чем заняться, - это и команда КВН "Полиграф Полиграфыч", это и ансамбль скрипачей, хор, различные творческие театральные коллективы, есть свой спортлагерь. То есть студенческая жизнь она в общем-то, конечно, не замыкается на учебу, она очень и очень разнообразна. Этим интересуются и мы, конечно, все это рассказываем.

Светлана Толмачева: Александр Владимирович, у меня вновь к вам вопрос. Возможно, вы замечаете по сообщениям в средствах массовой информации, что все чаще стали появляться новости, где фигурируют активисты национал-большевистской партии. Большинство из них все-таки студенческого возраста. Чем можно объяснить тот факт, что среди молодежи становится популярными радикальные настроения?

Александр Перцев: То же было в Европе в свое время. Если мы посмотрим, после Второй мировой войны, когда американцы пришли, принесли свободу и вместе с ними приехали жвачка, чулки, вообще изобилие, люди занялись добыванием вещей. Целое поколение занималось исключительно - добывало, добывало вещи, зарабатывало деньги. Детям этих родителей все это надоело, родители все время на работе, говорят они только о вещах, тряпках, о машине. Это их взбесило просто-напросто и в результате мы получили так называемую "революцию троечников" в 1968-ом году в Париже. У нас сегодня второй фактор: молодежь сегодня "крупно попала", как она выражается, потому что сегодняшним руководителям в бизнесе сколько лет?

Светлана Толмачева: Около тридцати.

Александр Перцев: 35-40. Когда они уйдут на пенсию? Через 30 лет. Когда мы были в их возрасте, мы знали, что нашим начальникам 50-55, через 10 лет руководящие посты освободятся. Молодежь видит, что через 30 лет у них появится какая-то перспектива сегодня. Потому что 20-летние смотрят наверх - там все занято 35-летними. Поэтому бунт - это во многом порождение отчаяния. И третий фактор, я считаю, что совершенно зря уничтожили полностью всю марксистскую литературу, куда-то подевали то, что выходило в 70-е, 80-е годы. Этого сегодня нет нигде, нету даже не Маркса, ни Энгельса, чтобы это все дело почитать. Отсюда возникает какой-то вымышленный, романтический образ. Плюс показывают еще какие-то старые ностальгические фильмы - какая-нибудь "Свинарка и пастух". И в результате сегодня у нас студенты говорят: "Вот, на стипендию можно было слетать в Питер". Они помнят, что можно было в Питер на студенческую стипендию слетать.

Светлана Толмачева: Откуда они это помнят?

Александр Перцев: А им напоминают ностальгирующие бабушки, но они не помнят, что в Питер, в Москву-то летали за колбасой в общем, потому что ее не было. Студенты говорят, что на стипендию можно было купить вот столько-то колбасы, сегодня ее столько не купить на эту стипендию. И в результате возникает такой романтизированный образ социализма, и мы получим в итоге поколение, которое воспримет социалистические идеи ностальгически.

Светлана Толмачева: Вот в Перми, например, существует "Анархо-экологическое сопротивление", которое возглавляют студенты Пермского Госуинверситета, также "Революционная рабочая партия", в которой принимают участие отнюдь не пенсионеры. Скажите, вот в Уральском Госуниверситете насколько велик интерес студентов к политике в связи с той темой, которую мы сейчас подняли?

Александр Перцев: Наступать на те же самые грабли может только человек, который в общем не отличается высокой культурой какой-то, не может он это все прочитать по книжкам и оценить, насколько это все было ужасно. Я в свое время тоже был секретарем партийной организации и до сих пор помню разнос, который мне устроили на парткомиссии за то, что я был кудрявый. Мне сказали, что у человека, секретаря, который кудрявый, порядка в парторганизации быть не может вообще. Если бы они хоть раз сходили куда-нибудь в райком партии на экскурсию - это, кстати, идея, надо сделать настоящий райком партии и туда вот их водить, как в музей, тогда, может быть, многое изменилось бы.

Светлана Толмачева: А вообще интерес к политике проявляют сегодняшние студенты? Ходят ли они голосовать и вообще?

Александр Перцев: Ну, как правило, вообще статистика показывает, что студенты голосуют меньше всех. Они, как правило, заняты собой и в общем они все то оправдывают тем, что все они там одним миром мазаны. Еще тут одна такая беда: нет молодежных организаций у многих партий. Хотя они появляются активно. Тогда я уж не буду. Впрочем, если я скажу, что у "Яблока" огромная партийная молодежная организация достаточно активная, это уже "Яблоку" не поможет.

Светлана Толмачева: Активизируются они накануне выборов исключительно, в течение трех лет не видно их деятельности.

Александр Перцев: Ну, да, но зато они в общем выдумывают всякие ярки шоу. И потом уже не будет таких партий, которые бы регулярно заседали раз в месяц. Партия сегодня все равно это будет организация, которая должна выиграть на выборах, а все остальное время она находится в анабиозе.

Светлана Толмачева: Это же тему я прошу продолжит Олега Кропотина. Насколько политически активны или аполитичны студенты вашего вуза?

Олег Кропотин: Скажем так, на выборы они ходят регулярно и голосуют по крайней мере. А что касается такой активной жизни между выборами, то тут я согласен с Алекандром Владимировичем, действительно ее маловато. И я бы хотел сказать еще, добавить к тем факторам, которые перечислял Александр Владимирович по поводу определенных партий, дело ведь в том, что это определенный, понятный пласт культуры и, естественно, его нельзя сбрасывать со счета. То есть, если есть культура какая-то, она живет, поддерживается и молодежь и немолодежь обращается к ней. А вот эта ностальгия по старым временам - вряд ли возможно представить себе современного студента, который смотрит "Свинарку и пастух", скорее это опять же именно западная большей частью культура и отголоски именно того, что было у нас в советское время, хотя в то время ведь тоже было много хорошего опять же - те же стройотряды. Ведь это тоже порождение той культуры и сейчас, допустим, в частности, вот эта форма работы со студентами не слишком широко пропагандируется и имеет место, но однако ведь это была хорошая, интересная форма.

Светлана Толмачева: Сейчас стройотрядовского движения нет в вашем университете?

Олег Кропотин: Стройотрядовское движение есть, но оно, конечно, имеет не тот размах, что раньше. Выезжают в стройотряды в общем-то ребята, работают. В основном, конечно, это не зарабатывание денег, а просто возможность куда-то выехать, посмотреть другой регион, отдохнуть.

Светлана Толмачева: Насчет ностальгии по старым временам я позволю себе с вами не согласиться. Если вы замечали, на улицах очень много молодых людей, у которых футболки с надписью СССР - это не только дань моде, это, по-моему, еще и убеждение, как вы думаете?

Олег Кропотин: Я думаю, что нет, это скорее всего желание противопоставить себя какой-то части общества, подчеркнуть, что ты не такой. То есть это уровень, ну, я не знаю, панки, хиппи в свое время. Эти движения пытались каким-то образом выразить себя, вот сейчас молодежь выражает себя по-другому, в частности, так.

Светлана Толмачева: Прежде чем продолжить беседу с нашими экспертами из Екатеринбурга и Омска, процитирую новость, которую в конце прошлой недели сообщили информационные агентства. Федеральная служба по надзору в сфере образования начнет проверки филиалов столичных вузов в регионах и негосударственных учебных заведений. Инспекторов будет интересовать содержание учебных программ, качество преподавания и соответствие предельной численности реально обучающихся студентов той, что указана в выданной лицензии. Стоит отметить, что на сегодняшний день в России насчитывается 3 тысячи государственных и негосударственных вузов и их филиалов. Для сравнения: в Советском Союзе было около 680 высших учебных заведений. Как заявил министр образования и науки Андрей Фурсенко, увеличение количества филиалов учебных заведений приводит к падению качества образования. Прокомментировать это сообщение я попрошу моего собеседника в екатеринбургской студии, декана факультета философии Уральского университета Александра Перцева. На самом ли деле необходимо провести ревизию, с вашей точки зрения?

Александр Перцев: Ну, ревизию надо провести безусловно, но это не означает, что она не проводилась раньше, - всегда министерство проводило лицензирование, аккредитацию. Тут проблема заключалась в том, что когда был дикий период демократии, приезжали разные нечестные люди из провинции, говорили ректору в Москве: "Вот у вас есть уважаемое название. Продайте мне свой брэнд, скажем так. 30в процентов от собранных денег вернется, например, вам, а на остальные я буду делать все, что угодно. Приезжает в какой-то город, не будем его называть, и там набирает преподавателей, ну, с бору по сосенке каких-нибудь, какие там есть. Я это сравнивал когда-то и писал об этом статью. Есть, например, один вариант, когда в город Урюпинск, например, приезжает человек, говорит, что здесь будет филиал Большого Театра. Набирает танцоров из сельского клуба, вешает вывеску "Филиал Большого Театра". Это надувательство, это обман потребителя. Другое дело, когда приезжает Большой Театр на гастроли в город Урюпинск первым составом. Вот это то, что делает Уральский университет. Он едет и он первым составом преподает сегодня более чем в 10 городах области. Потому что, если до того, как произошла вся эта перестройка, 60 процентов студентов примерно в свердловских вузах это были люди из области, а 40 свердловчане. Сейчас все наоборот: сейчас 60, а будет и 70 свердловчан, а потом они больше никуда не поедут.

Светлана Толмачева: А екатеринбуржцы, наоборот стремятся в центр.

Александр Перцев: Екатеринбурцы стремятся в центр, может быть. Но в Москве, как известно, лучше оставаться дворником, чем инженером на периферии, даже, может быть, даже и главным. Вот. И поэтому мы рано или поздно придет к тому, что описывал Чехов: одинокий врач сидит в провинции. Или Булгаков, помните. И надо присутствовать, нельзя уходить из региона, надо там что-то делать.

Светлана Толмачева: Известны ли вам случаи, когда студенты подавали в суд на не то качество образования, на которое они рассчитывали при поступлении?

Александр Перцев: Ну, видите, нельзя быть таким "тормозом", как выражаются студенты, чтоб 5 лет проучиться, потом обнаружить, что тебя не тому учат. Кому это не нравится, они там все учатся платно, они семестр проучатся и бросят, они не будут платить деньги за отвратительное качество. Это уже попытки вернуть, может быть, деньги, это какие-то шкурные, казуистические вещи из правового поля.

Светлана Толмачева: У нас на связи Омск. Олег Кропотин. Олег Витальевич, что вы думаете по поводу тех ревизий, которые, возможно, начнутся до конца этого года?

Олег Кропотин: Ривизии, видимо, нужны, но будем говорить так: министерству виднее. Что касается филиалов, у нас, например, Технического университета, три филиала в Ханты-Мансийском автономном округе и по поводу качества образования, видимо, аргументом в пользу того, что филиале в принципе все может быть хорошо, является то, что в эти филиалы выезжают сотрудники головного вуза и проводят там занятия. Я считаю, что вот таким образом организована работа филиала, то там по крайней мере должно или может быть все в порядке. Что касается негосударственных вузов, некоторое время назад я сам работал в негосударственном вузе и хочу вам сказать, что далеко не во всех негосударственных вузах лишь берут деньги, не давая взамен образования и знаний. Скажем так: эти вузы тоже разные и отличаются друг друга. В частности, есть вузы, которые очень и очень хорошо готовят специалистов.

Светлана Толмачева: Можно ли предположить, что, если количество негосударственных вузов и филиалов государственных уменьшится в результате проверки, то количество абитуриентов в государственных вузах резко возрастет?

Олег Кропотин: Отчасти да, негосударственные вузы составляют все-таки конкуренцию государственным, но, с другой стороны, само название "государственный вуз" оно само по себе уже привлекает абитуриента, абитуриент уже знает точно, что у него будет диплом государственного вуза - это одна сторона, ну, а я другой стороны, само присутствие в названии слова "государственный" дает какую-то гарантию того, что образование абитуриент получит все-таки достойное.

Светлана Толмачева: В первой части нашей беседы мы пытались составить приблизительный портрет современного студента. Александр Владимирович, каким, по-вашему, должен быть идеальный студент и встречали ли вы таких в жизни?

Александр Перцев: Но не может быть одного индивидуального студента, потому что в обществе нужны разные люди. Нам нужны те, которые прекрасно вообще говорят, выдумывают что-то, у которых моментальная способность есть перестраиваться, знаете, как компьютер перезагружаться - старую программу вычеркнуть, новую загрузить. Есть люди, которые хранят традиции, которые сидят в библиотеках, - такой идеальный студент, который, как книжный червь копается, - он нам тоже нужен. Есть люди у меня среди преподавателей на факультете, которым я поклоняюсь, но не хочу на них походить - они не втягиваются ни в какие общественные, коммерческие инициативы, они сидят и изучают, например, Древнюю Грецию. Не обязательно нужен человек, который все-таки возродит всю эту культурную жизнь. Я понимаю вашу ностальгию и мою тоже по поводу того, что было самостоятельное какое-то творчество во второй половине, сейчас просто даже негде заниматься - вуз работает с 9 утра до 9 вечера, после этого закрывается.

Светлана Толмачева: Олег Витальевич, что вы можете сказать по поводу абитуриентов - как часто среди них попадаются те, к кому невозможно предъявить претензии?

Олег Кропотин: Попадаются часто и я, видимо, не очень понял по поводу претензий. К абитуриентам вообще трудно предъявлять претензии - это люди, которые очень переживают, собираются поступать, это стресс для любого, видимо, абитуриента. А идеальных абитуриентов, видимо, тоже не бывает. Дело в том, что действительно, становясь студентами, они переходят в эту категорию. И вот Александр Владимирович очень точно подметил, что студенты в общем-то бывают и нужны разные. И иногда действительно отмечаешь для себя, что человек прекрасно разбирается в предмете, но вот почему-то не может его сдать, или наоборот человек сдает предмет, но ты видишь, что он в общем-то не проникся тем, что ты ему читал на лекции, и вряд ли он где-то еще применит. То есть они разные и, видимо, они разные нужны.

Светлана Толмачева: У меня последний вопрос к моему собеседнику в екатеринбургской студии. Александр Владимирович, вы говорили о морально-этическом облике вашего студента. Когда мы обсуждали нашу с вами беседу, вы говорили, что у вас есть некие наблюдения еще и в этой области. Я думаю, что портрет студента будет неполным, если не заострить внимание на этой теме?

Александр Перцев: Мы говорили про волну консерватизма некоторую, которая наступает. Вообще история развивается волнами, люди очень быстро устают верить во что-то одно, потом они пытаются развлекаться, когда они начинают верить в противоположное. У меня такое ощущение, что нынешняя молодежь. уже насмотрелась достаточно на порнографию, даже на эротику. Вот в древней Спарте девственниц заставляли на спортивные состязания ходить голыми, исключительно, чтобы молодежь устала от вида женского тела и любила существ своего пола, - это было целенаправленное воспитание. И поэтому сегодня начинается некоторая волна в некоторых кругах пуританства - юбка ниже колена, возврат к моральным ценностям и, может быть, это поколение нам покажет такие моральные стандарты, к которым мы даже и не готовы.

XS
SM
MD
LG