Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Положение женщин в современном мусульманском обществе


Андрей Шарый: Женщина в чадре - таков обычный образ мусульманки, по крайней мере, мусульманки, не порвавшей с религией и привычным окружением. Однако религиозным консерваторам не удается заставить всех мусульманок следовать установкам, основанным на жесткой трактовке Корана. На днях телекомпания BBC передала репортаж о молодых иорданках, которые занимаются боксом. Любопытно, что спортсменок поддерживает правящая королевская династия, которая действительно, по всей видимости, озабочена проблемой эмансипации женщин. В Великобритании с успехом выступает первая в мире женщина - эстрадный комик. Еще несколько женщин-мусульманок выбрали эту профессию в Соединенных Штатах. Рассказывает Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Положение женщин в традиционном мусульманском обществе известно - целый ряд строжайших запретов закрывает для них целые области профессиональной деятельности. Эмансипация в исламских странах, довольно активно развернувшаяся в прошлом веке, фактически сошла на нет с новой волной мусульманского традиционализма, начало которой можно достаточно точно обозначить 1979 годом - годом вторжения советских войск в Афганистан и революции в Иране. С тех пор мусульманам-либералам, и особенно - мусульманкам, приходится крайне тяжело: не только в Иране, но еще и в ряде других стран установились теократические режимы, в которых женщины занимают положение, точно установленное законами шариата. Эта тенденция проникла даже в многочисленные мусульманские сообщества, существующие в западных странах. Напомню, что именно здесь для участия в джихаде - «священной войне» против неверных - вербуются десятки, если не сотни экстремистов. Тем удивительнее появление именно в мусульманских общинах стран Западной Европы и США женщин - представительниц совершенно невозможной, по установлениям шариата, профессии - эстрадных комиков. Более того, женщин - эстрадных комиков, предметом шуток которых является быт, нравы и положение мусульман в современном мире.

Три года назад, через три недели после терактов в США, на сцену одного из лондонских клубов вышла женщина в хиджабе. Оглядев зрителей, она сказала: «Меня зовут Шазия Мирза. По крайней мере, так написано в моем удостоверении пилота». Так под хохот лондонской публики началась карьера первой мусульманки - эстрадного комика. Или - если быть политкорректным - комикессы.

Шазия Мирза - пакистанка по происхождению - два года скрывала от родителей, что она выступает на сцене...

Шазия Мирза: Я работала учительницей, так что они думали, что я продолжаю это делать, и не знали ничего. Однажды я должна была принять участие в одной популярной английской телепрограмме, которую обычно смотрят до 8 миллионов зрителей. И я подумала: «Что же, пожалуй, я скажу им, ведь они могут увидеть меня по телевизору». Так что я рассказала родителям все и они посмотрели мое выступление. Мой папа был очень горд. Он сказал: «Надо же, моя дочь участвовала в таком шоу!» Но он также понял, что я - профессиональный эстрадный комик.

Кирилл Кобрин: Мирза прекрасно понимает: то, что она делает, совершенно не вписывается в рамки традиционных представлений мусульман о месте женщины...

Шазия Мирза: Это не в традициях нашей культуры, когда женщины выходят на сцену и смеются над собой. Это считается низким. Я не думаю, что когда-нибудь это восприятие изменится. Но сейчас, когда мои дела идут неплохо, мои родители думают: «Хорошо, сейчас у нее все в порядке. А потом она вырастет и выйдет замуж".

Кирилл Кобрин: Эстрадная карьера Мирзы стала причиной ожесточенных нападок на нее со стороны религиозных традиционалистов, а однажды на нее во время выступления набросились разъяренные мусульмане. Мирза относится к опасности вполне философски...

Шазия Мирза: Ты не можешь заставить всех полюбить это. Что с того, если кому-то из мусульман не нравится, что я делаю? Ну и что? Я не прекращу заниматься тем, чем занимаюсь, их реакция меня не волнует.

Кирилл Кобрин: За последние годы у Шазии Мирзы появились последовательницы - за океаном. Жительница Бостона Тисса Хами, иранка по происхождению, говорит, что начала выступать на сцене после 11 сентября 2001 года, чтобы каким-то образом исправить негативный образ ислама, сложившийся в западных обществах.

Тисса Хами: Люди думают: «Боже мой! Они так угнетены!» А я подумала: «Что, если я выйду на сцену в чадре и начну говорить о вещах, которых так все боятся? О мерах безопасности в аэропортах, о терроризме. Думаю, это отличный способ привлечь их внимание и разрушить стереотипы.

Кирилл Кобрин: Как и Мирза, Тисса Хами понимает, что многие мусульмане не принимают ее профессионального выбора, как и ее искусства, но и она не собирается отказываться от эстрадной карьеры.

Тисса Хами: Я получала электронные письма, полные ненависти. Моим родителям выговаривали люди - знакомые и незнакомые: «Что творит ваша дочь? Почему она занимается этим?» Так что негативная реакция есть. Но меня ободряет, то, что многие положительно реагируют на мои выступления.

Кирилл Кобрин: Что же, смех - важнейшее противоядие ненависти: национальной, классовой или религиозной. Тем более, если смешит вас отважная женщина. А уж мужества ни Шазии Мирзе, ни Тиссе Хами не занимать.

XS
SM
MD
LG