Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Позиция Партии пенсионеров по вопросу замены льгот на денежные компенсации


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие председатель петербургского отделения Партии пенсионеров, депутат законодательного собрания Петербурга Игорь Михайлов.

Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях председатель петербургского отделения Партии пенсионеров, депутат законодательного собрания Петербурга Игорь Михайлов. Игорь Павлович, самая острая, наверное, за последнее время проблема в российском обществе - это обсуждение замены льгот, монетизация так называемая льгот. Подход совершенно разный, как у различных политических сил, так и у средств массовой информации. Скажите пожалуйста, какова позиция Партии пенсионеров по вопросу замены льгот на денежные компенсации и, в частности, петербургского отделения?



Игорь Михайлов: К сожалению, необходимо отметить в первую очередь тот факт, что сегодня в Государственной Думе только один представитель российской Партии пенсионеров, - это ее всероссийский лидер, депутат Государственной Думы Гартунг Валерий Карлович. Совершенно очевидно, при составе Государственной Думы - 450 человек, что одного Валерия Карловича там, конечно, не слышно. Это первое. Второе, мы считаем, что если уж общее коллективное решение в Государственной Думе пошло в сторону так называемой монетизации льгот, то необходимо, как это уже высказывалось отдельными депутатами законодательного собрания, и мы эту точку зрения поддерживаем, оставить возможность выбора между компенсационной выплатой и льготой.

Татьяна Валович: Об этом ведь говорилось, что будет возможность выбора. Или сейчас это уже...

Игорь Михайлов: В базовом тексте этого нет. Поэтому здесь необходимо отметить: поправок подано очень много, счет пошел на тысячи, поскольку я уже опытный парламентарий, при этом еще и председатель Комитета по законодательству Санкт-Петербургского законодательного собрания, я могу сказать, что с точки зрения техники подачи поправок, и вообще, кулуарных процессов (слово "кулуарный" не ругательное, сразу же слушателям говорю, это нормальное совершенно слово), большинство этих поправок будет отклонено списком. Потому что совершенно очевидно, уважаемые радиослушатели, что тысячу раз на кнопку нажать физические невозможно, это можно до конца года нажимать.

Татьяна Валович: То есть обсудить даже не успеют?

Игорь Михайлов: И обсудить. Никто ничего не будет обсуждать, увы, таковы реалии законотворчества в Российской Федерации.

Татьяна Валович: То есть это такое шоу - показать населению России: вот сколько поправок, мы будем работать, а на самом деле...

Игорь Михайлов: Да, потому что, вы понимаете, ситуация какая? На сегодняшний день в Государственное Думе, а поскольку вопрос льгот - это предмет федерального ведения, то есть федеральных властей наших, вот я представляю моральное состояние депутатов от "Единства", которые прекрасно понимают, у них у всех есть родители, деды, которые воевали в большинстве случаев, я хорошо понимаю их моральное состояние: с одной стороны, жесткая установка от тех, кто их привел в Государственную Думу, а привела их "Единая Россия" туда, а с другой стороны, совесть-то должна, наверное, мучить. И вот они будут сейчас проглатывать этот комок совести и нажимать на кнопку в поддержку монетизации этих льгот.

Татьяна Валович: Но почему так получается в России, что повышение зарплаты, введение льгот начинается с госчиновников и депутатов, а ликвидация льгот - с пенсионеров и инвалидов?

Игорь Михайлов: Дело все в том, я вынужден сказать очень горькую правду, на сегодняшний день между обществом и государством сложились странные отношения: государство хорошо видит, что население не исполняет законы, нарушает правила дорожного движения, - я немножко иронизирую, - не платит налоги в полном объеме, яркий пример – Ходорковский. А ведь все те блага, которые у нас есть, мы получаем от нашей матушки-земли, от нашего государства. И чиновники видят, что население в общем-то индифферентно относятся к тому, кто руководит государством и как, а с другой стороны, население видит, что государство игнорирует их основные интересы и чаяния, как было принято говорить раньше. В итоге вот так друг друга обманываем. Поэтому государство беспокоится о себе, имея в руках государственные полномочия, а население оказывается заложником своего собственного неактивного поведения.

Я хочу сказать, что когда проходили выборы в Санкт-Петербурге, просто интересная статистика по Фрунзенскому району Санкт-Петербурга. На выборах губернатора Санкт-Петербурга процент пришедших голосовать от общего числа, процент ветеранов войны, то есть 65 лет и старше, составлял примерно 38%. На выборах в Государственную Думе - уже 35. А уже на выборах президента их всего пришло 33. А возрастная категория от 50 до 40 - ее практически нет, она держится на уровне 25-30%. Те, кто не приходят голосовать, молодежь, которая воспитывает детей, которые потом будут отстаивать интересы нашей родины.

Татьяна Валович: Игорь Павлович, вы, как руководитель регионального отделения партии, что делаете, чтобы поднять какую-то активность?

Игорь Михайлов: На сегодняшний день наши возможности крайне малы и мы пытаемся, мы работаем над тем, чтобы их повысить. Беда в том, что мы называемся-то Партией пенсионеров, поэтому под название к нам интерес проявляют люди пожилые. Никто из молодежи не хочет думать, что все там будем, сначала на пенсии, а потом уже и там, - понятно, о чем я говорю.

Татьяна Валович: В общем-то все, наверное, относятся к партии пенсионеров, потому что все имеют родителей?

Игорь Михайлов: Вся молодежь ринулась в партию власти, понимаете, в чем вопрос? Вот и парадокс, что может сделать Партия пенсионеров, если политически активное население ринулось в партию власти, то есть решать свои собственные задачи, не задачи окружающих?

Татьяна Валович: Общество блокадников в мае, по-моему, проводило акцию против замены льгот на денежные выплаты. Почему-то о такой акции Партии пенсионеров я не слышала.

Игорь Михайлов: Да, в данном случае мы проводим широкомасштабную акцию по всей стране, мы больше ориентируемся на политические процессы. Например, назначены выборы в областное законодательное собрание Иркутской области, там проводились мероприятия, связанные с отменой льгот. Назначены выборы в законодательное собрание Тульской области. И мы проводим мероприятия уже больше пиаровского характера. Почему? Эффективность демонстраций крайне низка. Собирать людей, выводить на площадь на сегодняшний день - это никак не затрагивает власти. Ну, вышли, пошумели, главное, чтобы вели себя прилично, а милиции у нас хватит.

Татьяна Валович: А что затронет тогда власть?

Игорь Михайлов: Я думаю, что власть надо брать, поэтому на сегодняшний день усилия Партии пенсионеров направлены на то, чтобы в цикле будущих думских выборов представительство Партии пенсионеров было в Государственной Думе, где решаются основные вопросы.

Татьяна Валович: Да, но льготы-то отменяются сейчас.Игорь Павлович, министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов сообщил, что граждане, подвергшиеся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, будут получать денежную компенсацию в размере 1000 рублей. Как вы считаете, нужно ли сохранять чернобыльцам льготы?

Игорь Михайлов: Я обратил внимание, как петербуржцы отвечают на опрос, прозвучало хорошее слово: реальный учет того, кто имеет отношение к льготам, а кто не имеет отношения к льготам, кто был в Чернобыле, а кто не был. На сегодняшний день система льгот страдает только одним недостатком и, собственно говоря, закон федеральный, о котором идет речь, он на это и направлен, если читать его весь, потому что сегодня все обсуждают только денежный вопрос, а с точки зрения правовой там можно увидеть очень много интересного, направленного на учет, на попытку учета.

Конечно, чернобыльцам надо оставлять льготы, это та самая локальная категория льготников. При одном условии - надо проверить. И вот тут пример. В один из собесов города Санкт-Петербурга приехал наряд милиции с одной целью: очень деликатно и аккуратно проверил документы у тех людей, которые пришли в указанный день за теми или иными денежными выплатами, денежной помощью, еще за чем-то, за теми самыми льготами. 20% фальшивых удостоверений блокадников, ветеранов войны и прочего.

Татьяна Валович: Как вы считаете, почему получаются фальшивые льготы?

Игорь Михайлов: А я с вами как раз на эту тему и говорил. Мы обманываем государство, государство обманывает нас. Это как раз к разговору о том, кого выбираем.

Татьяна Валович: А не сначала ли государство обманывает людей?

Игорь Михайлов: Давайте вспомним займ 53-го года облигационный, который был навязан людям, люди приходили, получали облигации, а не деньги вместо зарплат. Государство рассчиталось.

На сегодняшний день ситуация такова, что переходя из социалистической формации в капиталистическую, в рынок, мы почему-то подумали, что рынок останется только в пределах Кремля. Все думали, что все точно также останется - будут работать заводы, предприятия, все будет нормально. Никто не задумался, почему ваучер стоил 10 тысяч, а не 100 тысяч рублей, как, например, считаю я. Никто не задумывался над другими моментами и сюжетами. Об этом очень многие политологи пишут, это феномен. Все думали, что перестройка - это только лишь попытка нашей партийной элиты поменять одни фамилии на другие и что кардинальных, корневых изменений не будет.

Татьяна Валович: В 53-м году государство рассчиталось по займу, а до сих пор государство не рассчиталось с теми деньгами, которые люди потеряли по вкладам своим.

Игорь Михайлов: Смысл заключается в следующем, я понимаю, что мой ответ сегодня никого не утешит, беда заключается в том, что перестройка-то и затевалась, потому что социалистический режим понимал, что скоро обанкротится. И все равно в 1998 году, несмотря на то что последний заем был сделан в 4 миллиарда, о которых все говорят, что, якобы, они пропали, никуда они не пропали, все равно он не спас нашу экономику от банкротства. Поэтому никто не хотел брать на себя грех, признать великую Россию банкротом. А чтобы это банкротство сделать еще меньше, для этого понадобилось Советский Союз раздробить на несколько кусков, в противном случае катастрофа была бы уже вселенского масштаба. Понимаете, в чем проблема?

Татьяна Валович: Давайте дадим возможность задать вопрос нашему слушателю.

Лидия Ивановна: Здравствуйте! Вопрос из двух подвопросов. Лидия Ивановна из Москвы. Я не пойму, отмена льгот и замена денежными компенсациями, на которые, по сообщениям СМИ, в год расходовалось 500 миллиардов рублей, а по сообщению Кудрина в эфире "Маяка" будет расходоваться в 2005 году 170 миллиардов рублей, то есть 330 миллиардов рублей не пойдут на решение социальных проблем. И нам заявляют, что положение не ухудшится.

И второй подвопрос. Произошло законодательное сокращение единого социального налога приблизительно на 10%, в результате чего в бюджет 2005 года не поступит 280 миллиардов рублей, которые пойдут в карманы частным собственникам, а не для выплаты пенсий, на которую уже в 2003 году не хватило 160-ти миллиардов рублей, ни на выплаты детских пособий, ни на выплаты по больничным листам, медицинские услуги и так далее. То есть 610-ти миллиардов рублей, а это приблизительно одна пятая бюджета 2005-го года, не пойдет на решение социальных проблем. А куда же они пойдут? На скупку всего и вся в Российской Федерации? Заранее благодарю за ответ.

Игорь Михайлов: Спасибо за вопрос. Для начала я должен сказать, что примерно 30% заявленных льгот в Российской Федерации не обеспечены финансово. Второе, законодательство Российской Федерации не предусматривает обязательное пользование льготой, а носит заявительный характер. В связи с этим получалось так: исходили из одного количества льготников и закладывали эти средства, а потом по статистике просто посмотрели и выяснили, что, оказывается, значительное число лиц, имеющих право на те или иные льготы, ими не пользуются. Возьмем санаторно-курортное лечение для военнослужащих и уволенных в запас. Им пользуются далеко не все, хотя это достаточно интересный вид льготы. Его заменили на 350 рублей, хотя такое удовольствие на самом деле государству обходилось в 60 тысяч рублей.

Татьяна Валович: У нас есть следующий дозвонившийся. Пожалуйста, вы в эфире.

Михаил Юрьевич: Михаил Юрьевич из Санкт-Петербурга. Не смог ознакомиться с проектом закона изменения льгот, хотел бы узнать, как насчет больничного обслуживания ветеранов войны, платные, бесплатные операции, всякие анализы, как с ними обстоят дела?

Игорь Михайлов: Закон эту сферу закона о ветеранах не затрагивает. Мы все хорошо знакомы с таким понятием, как обязательное медицинское страхование. Вот в режиме обязательного медицинского страхования все ваши права сохраняются. В данном случае речь идет о льготах в других областях, в других сферах. Единственная из льгот, которая из медицинской сферы, и она тоже будет заменена денежной компенсацией, это бесплатное зубопротезирование. А обслуживание в больницах, все эти обследования...

Татьяна Валович: А на лекарства?

Игорь Михайлов: Лекарственная составляющая тоже идет через обязательное медицинское страхование. Это совершенно другие деньги в бюджете, другие статьи расходов.

Мы не ответили на вопрос первой радиослушательницы. Дело в том, что когда она говорила о сокращении единого социального налога, то речь идет о чем? Я не зря говорил, что закон огромный, там порядка 500 страниц живого текста, не просто каких-то цифр, справок или чего-то, это живой текст самого закона. Так вот, весь смысл сегодняшней реформы социальной, который в этом законе заложен, заключается в следующем: государство оставляет за собой функцию контроля за исполнением этого закона, также добавочное финансирование для бюджетов-реципиентов, это те бюджеты, которые не в состоянии иметь бездефицитный бюджет.

Татьяна Валович: Да, но таких в России большинство.

Игорь Михайлов: Безусловно, это всем известный факт. И с другой стороны, все делается для того, чтобы оставить больше денег в регионе на социальную политику. Есть льготная категория граждан, предусмотренная федеральным законом, за которых по-прежнему продолжает отвечать государство в целом, федеральные власти. А будут льготные категории граждан, такие как труженики тыла, ветераны труда, к которым будут применяться те меры социальной защиты (это сегодня новая замена слову "льгота"), которые выработает субъект федерации.

Татьяна Валович: Почему в законопроекте для госслужащих депутатами разных уровней используется термин "социальные гарантии", а для остальных категорий, как вы сказали, "мера социальной поддержки"?

Игорь Михайлов: Я вам отвечу, как уже ответил. Государство делает для себя, а население делает для себя. Я еще раз возвращаюсь к той же самой банальной теме, что, товарищи, на выборы ходить надо. Потому что сегодня что получилось? Верили наши ветераны в КПРФ... Не хочу никого сейчас обижать, я просто сейчас наблюдаю, это факт. КПРФ находилось у власти достаточно долго в Государственной Думе, там было коммунистическое большинство, в итоге все равно приватизация прошла, в итоге все равно пенсии маленькие, то количество огромное льгот, которое было пробито коммунистами в Государственной Думе, не имело под собой реальных денег. И разговоры о деньгах, о том, что они есть, как правило, были бездоказательны и ничем не подкреплялись. Но мы выбирали упорно этих людей, так сказать левого крыла.

Сегодня людям пора начать разбираться в политике и читать программы, тогда такие законы не будут падать, как снег на голову, тогда мы будем понимать, какие законы нам будут писать, потому что те партии, те политические движения, те политические лидеры или просто политические деятели, которые рекламируют себя, должны будут конкретно говорить, какие законы они будут принимать. Ну, и на самом деле надо включать механизм отзыва депутатов каким-то образом.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя.

Георгий: Здравствуйте! Санкт-Петербург. Георгий. Какое у вас впечатление, вот я колеблюсь между тремя, у нас государство какое - бедное, жадное или копит для чего-то очень важного деньги?

Игорь Михайлов: Я бы сказал, что у нас государство ни бедное, ни жадное и ни накопительное, а неопытное. Вы понимаете, случай с "ЮКОСом"... Ничего не имею против Ходорковского лично. Но как вот мы допустили, что один человек, по сути дела, пользуется недрами, на которые вы, Георгий, имеете такое же право, как и он? Почему у нас до сих пор природная рента не введена, когда государство, по сути... Что такое природная рента? Это участие в доходах от продажи нефти, от добычи ее. А у нас получается, что мы от Ходорковского получали, и от любых других нефтедобытчиков, и от "ЛУКОЙЛа" только лишь налоги на прибыль от их деятельности и получали с них экспортную пошлину. Но это процентов 5-6 прибыли, которую они получают.

Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя.

Радиослушатель: Здравствуйте, Игорь. Вопрос конкретный: что для вас льгота, и к чему она добавляется - к любой сумме или к какой-то конкретной? Вот для меня, например, льгота - это то, что поверх гарантии, а гарантия у нас одна - МРОТ, и льгота не может превышать гарантию. Значит, здесь что-то не стыкуется. Спасибо.

Игорь Михайлов: Я не совсем понял ваш вопрос, признаюсь честно. Наверное, вы употребляете понятия, вкладывая в них несколько иной смысл. На самом деле льгота - это не прибавка к чему-либо. Льгота - это, по сути дела, услуга, оказываемая государством бесплатно. На сегодняшний день государство ставит перед нами условия следующие: мы не будем предоставлять бесплатные услуги, мы будем дополнительно выплачивать деньги, а вы уже там определяйтесь сами, на что вы их будете тратить. Вот сегодня, если коротко, смысл этого большого закона.

Татьяна Валович: А льготы-то заменяются на деньги всем или только участникам войны и вдовам?

Игорь Михайлов: Речь идет о чем? Что все законодательство по социальной защите населения касалось граждан, которые так или иначе не в состоянии себя обеспечивать в полном объеме. Это либо лица, имеющие какие-то заболевания, инвалиды, либо лица, имеющие какие-то особые заслуги перед родиной, это ветераны. А у нас очень много таких перехлестов идет, когда он и ветеран, понятно, он и инвалид, он был ранен, он потерял ногу, ну, самый тяжелый случай, тяжелое ранение, еще что-то, поэтому речь идет о тех людях, которые социально не защищены, то есть не могут в полном объеме, как здоровый человек, строить свою жизнь.

Татьяна Валович: Я хочу привести официальное мнение Всероссийского общества инвалидов: "Компенсацию люди получат не по группе инвалидности, а по степени утраты трудоспособности". В переводе на русский язык: человек полностью незряч, инвалид первой группы по зрению, но по методике Зурабова у него нет и не может быть полной утраты трудоспособности, так как он слышит, может быть диспетчером на телефоне и способен к другому труду. Поэтому четыре пятых инвалидов рискуют льготы потерять, не получив денежной компенсации.

Игорь Михайлов: В проекте федерального закона просто написано: инвалид такой-то группы - такая-то компенсация. Я сейчас цифры не буду приводить, чтобы никого в заблуждение не вводить, там их очень много, чтобы не запутаться. Инвалид такой-то группы - такая-то компенсация. Поэтому в данном случае мне кажется, что уважаемый господин Зурабов когда говорил, по всей видимости, вкладывал в сказанное несколько иной смысл. Потому что в тексте закона, еще раз подчеркиваю, написано просто: компенсация такой-то группе. Беда в другом. Мало кто знает, что сегодня идет проверка, точнее, все инвалиды должны подтвердить свою инвалидность. И совершенно очевидно, что идет попытка уменьшить число инвалидов, чтобы потом, соответственно, уменьшить число выплат.

Татьяна Валович: Это огромный закон, он нужен, безусловно. Но почему так проталкивают - скорей, скорей, почему не обсудить, еще полгода хотя бы выделить?

Игорь Михайлов: Дело все в том, что этот закон бюджетообразующий, поскольку совершенно очевидно, что из того, будет он принят или нет, зависит, сколько денег закладывать в бюджет будущего года, а бюджет будущего года вот-вот внесут уже в Государственную Думу, в августе или сентябре месяце. Поэтому сегодня нужно иметь на руках четкое понимание того, сколько средств мы будем вкладывать в федеральный бюджет на социальные вопросы.

XS
SM
MD
LG