Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Николай Рундквист отправился в путешествие по Свердловской области


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева, которая беседует с путешественником Николаем Рундквистом.

Кирилл Кобрин: Известный в Екатеринбурге путешественник Николай Рундквист отправился в очередную экспедицию. В составе группы из шести человек он планирует обойти Свердловскую область за 80 дней. Николай Рундквист - президент Российской ассоциации пешеходных путешественников. Его предпоследний проект - поход в 2002-м году по сотому меридиану восточной долготы через Малайзию, Таиланд, Лаос, Китай, Непал, Монголию и Россию. Новая экспедиция названа "Губерния-66", по регистрационному номеру Свердловской области в реестре Госавтоинспекции. С Николаем Рундквистом беседовала Светлана Толмачева:

Светлана Толмачева: Николай Антонович, вы намереваетесь пешком обойти Свердловскую область, и на четных крайних точках, а также на самой высокой вершине Свердловской области, установить памятные знаки?

Николай Рундквист: Не только пешком, у нас три способа передвижения. Это езда на велосипедах, где есть дороги. На севере области мы идем пешком, поскольку там дороги кончаются, других способов перемещения нет. И еще вдоль восточной границы мы сплавляемся по рекам Пилым и Тавда - это крупнейшие реки Свердловской области.

Светлана Толмачева: Насколько вам, как путешественнику с 20-летним стажем это интересно? Ведь в 1991-м году вы прошли весь Урал.

Николай Рундквист: Тогда мы путешествовали по всему Уралу, от, буквально, казахских степей до Северного Ледовитого океана. А сейчас мы более детально изучаем ту часть Урала, которая принадлежит Свердловской области. То есть, это весьма интересно. И после путешествия по дальним странам мы вернулись как бы на свое поле и, оказывается, что очень большие туристские возможности у нашего региона. Одна из задач как раз состоит в том, чтобы продемонстрировать, что Урал - это не только опорный край державы, но еще и очень красивый уголок с огромными потенциальными туристическими возможностями.

Светлана Толмачева: Николай Антонович, кому продемонстрировать? Уральцы и так знают, что интересного есть в окрестностях тех городов, где они живут.

Николай Рундквист: Во-первых, уральцы тоже далеко не все это знают. Потому что большинство людей знают, может быть, какие-то объекты, которые близко находятся к их городу, к их населенному пункту. А те объекты, которые располагаются в малообитаемых районах, красивейшие, достойные, о них уральцы не знают. А что касается других регионов, то там просто все знают, что на Урале проблемы с экологией и больше ничего хорошего нет. Кстати, проблемы с экологией явно преувеличенные.

Светлана Толмачева: Уточните, пожалуйста, вы считаете, что экологи явно преувеличивают, когда говорят о проблемах Свердловской области, или ваша экспедиция пройдет там, где экологическая ситуация более-менее благополучна?

Николай Рундквист: Мы пройдем и по тем местам, где они есть, и по тем местам, где их нет. Такова география границ Свердловской области, что мы попадаем в крупные промышленные районы, и попадаем в абсолютно малонаселенные местности.

Светлана Толмачева: Два года назад у вас был грандиозный проект под названием "Сотый меридиан". За восемь месяцев вместе с другими путешественниками вы прошли по сотому меридиану восточной долготы от экватора до полярной Эвенкии. Уточню, что сотый меридиан уникален тем, что является единственным на Земном шаре непрерывным участком суши от экватора почти до Северного полюса. Вы пересекли юго-восточную Азию, Тибет, почему после столь большого размаха столь локальный проект?

Николай Рундквист: Во-первых, нужно отдохнуть от международных впечатлений - это раз. Во-вторых, именно идея путешествия по Свердловской области и по ее границам возникла именно в ходе экспедиции по сотому меридиану. У нас с собой был альбомчик про Урал. И где бы мы ни были - в Малайзии, в Таиланде, в Китае, мы везде показывали природу нашего края. Подавляющее большинство местных жителей стран Юго-Восточной Азии говорил нам примерно такое: что же вы сюда приехали, у вас такая красотища?! Сначала нас это шокировало, а потом мы поняли, что так оно и есть. Таиланд, например, туристское место, но там три пляжа, две горы, четыре водопада - вот и все, а остальное просто прогонные участки, где низменности, степи. То есть у нас концентрация объектов больше, чем в таких странах, которые известны в мире как туристские центры.

Светлана Толмачева: Я знаю, что прежде, чем отправиться в экспедицию, вы побывали в тех местах, где вам предстоит пройти пешком. Скажите, каковы ваши наблюдения, что изменилось в уральской глубинке по сравнению с 1991-м годом, когда вы в первый раз через Урал?

Николай Рундквист: Да, действительно, неделю назад мы совершили поездку, даже это был не тренировочный сбор, а ознакомительная поездка. Мы на автомобиле ездили на север Свердловской области, чтобы уточнить состояние дорог, состояние мостов с тем, чтобы немножко скорректировать наш маршрут. В общем-то, некоторые изменения в глубинке присутствуют. То есть количество деревень не изменилось, но немножко изменился их облик. Народу в деревнях стало меньше, куда он девался - непонятно. То ли люди уехали в другие населенные пункты, то ли они просто вымерли, но по сравнению с 1991-м годом и оставшиеся люди представляют собой более работоспособное население. Если в 1991-м году были деревни, что ты ее проезжаешь, там ни одного трезвого человека можно не встретить, то сейчас такого уже нет. Деревни стали малолюдные, но зато в них вполне адекватные, трезвые люди, которые своими делами занимаются.

В основном население занимается рыбным промыслом, охотой, летом они собирают грибы, ягоды. То есть, есть довольно мощные хозяйства, животноводческие, и так далее. Тем не менее, есть элемент воровства. Есть такая кливенская дорога на севере Свердловской области, из поселка Калья она идет к горам непосредственно. Достаточно хорошая дорога, но за последние полтора года вырвали из-под нее все металлические трубы, по которым водотоки под дорогой проходили, и теперь получилось, что каждые три-четыре километра дорогу пересекает канава, водоток размыл ее. Я не могу другого объяснения найти, кому понадобились металлические трубы, но, действительно, может быть, их сдали в металлолом. Рядом с поселком Вижай был довольно добротный мост через реку Вижай, в этом году его не стало, то есть мост сгорел. Как говорят местные, они не отрицают, они заявляют, что сами сожгли этот мост - для того, чтобы чужаки не ездили на их территорию. Они считают, что все окрестности принадлежат им, чтобы там было поменьше чужих людей, они сожгли этот мост.

Светлана Толмачева: Остается вам пожелать удачно преодолеть бездорожье и другие неприятные сюрпризы, которые, возможно, встретятся вам в течение 80-дневного путешествия. Николай Антонович, что станет результатом вашей экспедиции? Какую цель вы вообще ставите?

Николай Рундквист: Одна из основных задач - съемка фото- и видеоматериалов. По данным этой экспедиции будет подготовлен 12-серийный фильм, который будет показан сначала на местном телевидении, а потом, надеюсь, к нему интерес возникнет у других телеканалов. Потому что, действительно, про Урал мало известно, как о районе с туристскими возможностями.

XS
SM
MD
LG