Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правительство готовит поправки к Закону "О медицинском страховании"


Правительство РФ предложило внести поправки в Закон «О медицинском страховании». Госдума вот-вот начнет их рассматривать. Однако пока все это покрыто тайной. Что скрывается в этих поправках?

Ведет программу Олег Вахрушев. Гость студии - Максим Стародубцев, руководитель отдела анализа проблем финансирования социальных мероприятий фонда «Территория» (Екатеринбург).

Олег Вахрушев: Здравствуйте, Максим. Правительство России готово внести в Государственную Думу ряд поправок к Закону "О медицинском страховании". Есть данные, согласно которым эти данные будут приняты без широкого общественного обсуждения. Вначале хочу попросить вас рассказать о том, почему именно ваш фонд занялся анализом этих поправок и действительно ли верна информация о том, что правительство вот-вот внесет эти поправки в Государственную Думу.

Максим Стародубцев: Ну, фактически эти поправки были уже внесены в Государственную Думу, но в рамках достаточно большого пакета законопроектов, которые касаются большей частью реформы местного самоуправления, административной реформы. И как бы они были скрыты в глубине большого достаточно пакета документов, исходя из того, что необходимо преобразовывать систему финансирования здравоохранения, социальных мероприятий, и нужно, естественно, что-то делать с тем же самым Законом "Об обязательном медицинском страховании". Фокус и беда в том, что в течение двух лет Министерство экономики занималось подготовкой нового законопроекта, который полностью пересматривал целый ряд отношений в области медицинского страхования. Да и вообще, честно говоря, можно говорить о системе финансирования здравоохранения, потому что думаю, что все финансирование здравоохранения, по крайней мере ее основная часть, будет проходить, исходя из регулировки именно Закона "О медицинском страховании". Так вот, тот закон Минэкономики по причинам, на которых, возможно, мы остановимся далее, был положен в корзину. Но нужно же отчитываться перед президентом, а президент у нас уже три года говорит, что необходимо заниматься медицинским страхованием. И первой ласточкой было, на взгляд правительства, может быть, наиболее легкое - это взять и изменить некоторые параграфы действующего закона в силу тех или иных обстоятельств и в рамках документа вбросить их.

Пока получили мы эти документы из федерального исполнительного органа нашего Уральского региона как специалисты в области медицинского страхования и в области юридических и экономических отношений в области медицинского страхования. Мы подготовили свои рекомендации, свое мнение и спросили дозволения выступить с пресс-конференцией. Нам разрешили, тем более, что люди, мягко говоря, недовольны, в том числе, именно юридической проработкой многих моментов по этому закону.

Весь этот пакет был внесен еще в апреле месяце, и в апреле месяце было предусмотрено, что первичное рассмотрение этих поправок должно пройти уже в июле этого года, а повторное - в августе этого года. Но, скорее всего, в связи с неожиданным для правительства (но для всех, наверное, ожидаемым) сопротивлением по льготам, эти поправки будут отнесены чуть позже.

Олег Вахрушев: Сейчас, Максим, я попрошу вас, наверное, более детально подойти к анализу этих поправок. Давайте правила игры установим такие, что сначала вы говорите о том, что было, как мы сейчас живем, согласно этому Закону "О медицинском страховании" - и что предлагает правительство, какие изменения, и что влечет за собой это изменение.

Максим Стародубцев: Что было... Закон у нас был написан еще, честно говоря, при Советском Союзе, и принят он был еще в июне 1991 года. Если честно говорить, закон, по моему мнению, очень хороший. Фокус в том, что он нигде и никогда не исполнялся. Заложены были в законе очень хорошие экономические принципы, но люди его писали свободно, потому что были уверены, что никогда этот закон работать не будет (опять же, повторяю, он писался еще в Советском Союзе). А потом, в 1993 году Верховный совет и Совет министров обнаружил, что, оказывается, мы должны жить по Закону "О медицинском страховании", и его пришлось срочно принимать.

Практика его реализации была отдана, с одной стороны, на откуп регионам; с другой стороны, естественно, скорректирована, исходя из имеющихся условий. И опять же, повторю. нигде и никогда закон не выполнялся. Согласно закону, человек должен был свободно выбирать страховую компанию; медицинское учреждение должно быть рентабельным, то есть свободно зарабатывать себе на жизнь, на прибыль; человек мог свободно выбирать врача. То есть как бы основные принципы экономических и свободных отношений в здравоохранении были этим законом предусмотрены. Но, я думаю, все вы отлично знаете, что эти принципы не работают. И более того, отклонение от этих принципов и породило ту лицемерную и очень неудобную для всех жителей Российской Федерации (и для врачей, кстати) ситуацию, когда нам декларируется одно, в том числе Конституцией, - бесплатная и общедоступная помощь - на самом деле мы видим совершенно другое. И как бы это положение, естественно, надо бы изменять. Но у нас вот эти изменения - и это доказывает новая практика - идут опять же, к сожалению, не на благо людей, а скорее всего, наиболее простое объяснение - для галочки. То есть опять же президент сказал - мы должны сразу же, быстро это сделать. Тем более что Минэкономики оказалось выброшенным из этой системы обсуждения законов, хотя, повторяю, Минэкономики в течение двух лет разрабатывало закон, советовалось по этому закону, обсуждало его с большим количеством заинтересованных лиц и, я считаю, в общем-то, подготовило достаточно грамотный, взвешенный, может быть, не до конца еще готовый к работе, но качественный документ. А качество этого документа и его практика должны были проявиться уже во время работы. Но поработать по этому не дали, и сейчас мы видим те изменения, которые однозначно оценивать нельзя.

Можно, наверное, остановиться на самом первом изменении, которое фигурирует и в рамках законопроекта Министерства соцзащиты... Дело в том, что Министерство соцзащиты вносит и поправки, и одновременно готовит законопроект - вот такая у него хитрая работа, но вот эти поправки и там и там идут. Первое - это то, что "медицинские учреждения", формулировка такая юридическая - "медицинские учреждения", которая существует в Законе "О медицинском страховании", вроде бы невинно заменяется на словосочетание "медицинские организации". С одной стороны, это хорошо, потому что предполагает, что человек сможет получать помощь по обязательному медицинскому страхованию совершенно во всех медицинских организациях, независимо от их организационно-правовой формы, в том числе в частных, ведомственных. Если они аккредитированы, лицензированы в этой системе - человек может туда свободно идти. Это, несомненно, хорошо, но здесь есть одна тонкость. Дело в том, что, согласно 41-ой статье Конституции, граждане имеют право на бесплатную общедоступную помощь, но в медицинских учреждениях. И в таком случае замена, вроде бы невинная замена одного слова "учреждения" на "организации", предполагает, что мы легко обходим Конституцию. И теперь уже бесплатная и общедоступная медицинская помощь, вероятно, будет оказываться в некоторых оставшихся медицинских учреждениях, а вот организации эту бесплатную общедоступную помощь, согласно Конституции, уже могут и не оказывать либо ограничить ее достаточно узким объемом, что предполагает обязательное медицинское страхование.

Олег Вахрушев: В таком случае нужно будет вносить поправки и в Конституцию, чтобы и там вместо "медицинских учреждений" появились "медицинские организации".

Максим Стародубцев: Нет, в Конституцию как раз поправки никто вносить не будет, потому что в Конституцию вносить поправки более чем сложно, там так и оставят. Дело в том, что эти поправки элегантно обходят Конституцию. Да, Конституцию мы не меняем, и Конституция предполагает, что учреждения будут оказывать помощь бесплатно. Ну так учреждений не останется? Поэтому, я считаю, это легкий и изящный способ решить вопросы привлечения денег от населения в медицинские учреждения. Другое дело, что этот способ привлечения денег в медицинские учреждений, на мой взгляд, и архаичен, и беспринципен, и вреден и населению, и врачам. Это каменный век!

Максим Стародубцев: Вот совершенно верно и правильно поставлен вопрос. Беда нашего сейчас законодательства и положения, что мы говорим первично, что, согласно Закону "Об обязательном медицинском страховании" и Конституции, нам все должно оказываться бесплатно и общедоступно. У нас не регламентирован тот объем помощи, который оказывается бесплатно и общедоступно в рамках обязательного медицинского страхования. Да, мы знаем, что денег на медицину выделяется очень мало. Процент - 3,6, который был, а сейчас еще и снижен Госдумой, по обязательному медицинском страхованию - с 3,6 до 2,8 процента, - это беспрецедентно низкий по европейским категориям. На обязательное медицинское страхование, если оно существует, выделяется минимум 7 процентов, до 14 процентов от фонда заработной платы, и аналогичные суммы идут за неработающее население. И как бы этими суммами мы декларируем, что мы можем обеспечить все. Кстати, поэтому и провалилась реформа, которая предлагалась в прошлом году, Пенсионного фонда.

Беда в том, что, с одной стороны, государство как бы обещает, что закрывает нам абсолютно все этими, явно недостаточными деньгами. И в здравоохранении люди не получают необходимого. И вот как бы посыл этого законопроекта и всех изменений - привести в соответствие государственные обязательства с реальными возможностями бесплатной и общедоступной медицинской помощи, которую может оказывать наши структуры. Но - я считаю, это вещь абсолютно недопустимая - при этом мы почему-то снижаем объем государственного финансирования этой бесплатной и общедоступной помощи, что, на мой взгляд, крайне удивительно в той ситуации, когда мы имеем профицитный бюджет. Когда вроде бы можно было насытить деньгами эту отрасль экономики, которая занимается здравоохранением, тем самым реально увеличить социальную защиту, реально заставить работать принципы рентабельности медицинских учреждений, - в это время мы снижаем единый социальный налог, отчисляемый на обязательное медицинское страхование. Ну, это вещи, пригодные к кризисной ситуации, но у нас, по крайней мере, вроде бы как не кризис.

И вот духом всего вот этого - минимизации государственных затрат - и пропитаны вот эти все нововведения. Поэтому я и говорю, что, к сожалению, такое впечатление, что они пролоббированы не желанием обеспечить здоровье, а желанием максимально "красивого" бюджета. Вот получается как бы два лоббиста - Минфин и Минздрав. Для Минфина что самое главное? Красивый, бездефицитный бюджет. Для Минздрава главное - опять же содержание основных фондов, чтобы больницы не осыпались и чтобы выплачивалась заработная плата врачам, небольшая заработная плата, которая им предписана. Здоровья населения в этой схеме нет. И поэтому доверять эту реформу двум получателям, реализаторам, ликвидаторам - Минфину и Минфину - просто недопустимо. Потому что иначе мы видим те графы, те изменения в законодательстве, которые только ужимают до необходимых минимальных гарантий. Вот мы ужали - и с этим мы справимся, а дальше, граждане, решайте сами, выплывайте сами, дорогие наши граждане.

Олег Вахрушев: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я из Санкт-Петербурга. Меня интересует такой вопрос: как финансируются медицинские учреждения, оказывающие помощь по этому самому обязательному медицинскому страхованию? Дело в том, что эти медицинские учреждения эти деньги получают не от застрахованного, они эти деньги получают помимо него, то есть они не зависят от меня - качество услуг и так далее. Вот есть поликлиника номер 12, например, стоматологическая, я туда обратился и убедился на своем опыте, что им нужно было, чтобы я ушел и больше не приходил никогда. И я больше никогда туда не приду, но в моем страховом полисе эта поликлиника забита.

Максим Стародубцев: Я хочу вас очень похвалить, вы молодец, вы совершенно правильно ставите вопрос. Дело в том, что у вас в Санкт-Петербурге (кстати, как и во многих регионах Российской Федерации) вами, гражданами, просто торгуют. У вас происходят конкурсы между страховыми компаниями, где вас, граждан, лотами, как рабов, как крепостных, выставляют на конкурс. И страховые компании предлагая определенные условия мэрии, например, Екатеринбурга, говорят: "А вот мы сделаем то-то и то-то (вероятно, не для застрахованных), и поэтому мы получим к себе, скажем так, в епархию определенный объем граждан. Поэтому страховые компании, к сожалению, заинтересованы не в работе напрямую с вами, а в работе с мэрией, чтобы получить вас скопом, лотом. Это, кстати, совершенно противозаконно, статья 6-ая Закона "О медицинском страховании" предполагает свободный выбор гражданином страховой компании.

Олег Вахрушев: Кстати, это один из пунктов вашего анализа, насколько я понимаю.

Максим Стародубцев: Да. И на мой взгляд, пока не заработают вот эти нормальные, демократические принципы, согласно которым сам человек, независимо от его социального положения, будь он инвалид с детства, будь он миллионер, сам может влиять на организацию финансирования здравоохранения через свободный выбор страховой компании, через свободный выбор лечебного учреждения, - пока не будет двух этих позиций, которые прописаны в законе с 1991 года, не заработает никакая реформа. До этого все будет лицемерие и административный произвол. Вами торгуют - это факт.

Олег Вахрушев: Если отойти от Санкт-Петербурга, в принципе, такая ситуация складывается по всей территории России?

Максим Стародубцев: Фактически да. С небольшими отклонениями, но фактически да. Кстати, у нас в Екатеринбурге она несколько более лояльна, но это возможно, прежде всего, благодаря нескольким судебным искам. У нас есть возможность выбрать лечебное учреждение, но здесь есть определенные нюансы. Мы в свое время даже проводили такой любопытный эксперимент: мы наняли несколько юристов и поручили им получить медицинскую помощь. Да, получается так: здоровый юрист, за спиной которого стоит страховая компания, может получить медицинскую помощь, но только после того, как его после определенного скандала берет за ручку заведующий отделением, глава поликлиники и ведет по всем кабинетам. Больному человеку, которому главное - получить лечение, которому не до того, чтобы устраивать скандалы, невозможно это сделать. И именно этой ситуацией, опять же не совсем корректной по отношению к людям, и пользуется ныне действующая система.

Олег Вахрушев: Будем надеяться, что когда-нибудь ситуация в России все-таки изменится и больной человек сможет получить действительно высококачественную медицинскую помощь и, хочется надеяться, бесплатную медицинскую помощь.

Максим Стародубцев: Ну, это и необходимо.

XS
SM
MD
LG