Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Козак критикует Молдавию за срыв переговоров по Приднестровью


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Кишиневе Василе Ботнару и обозреватель РС Виталий Портников.

Владимир Бабурин: В последние дни испортились отношения России с Молдавией - после того, как эта страна отвергла план приднестровского урегулирования. В среду молдавская оппозиция провела пикет у парламента и президентского дворца, требуя отставки главы государства и досрочных парламентских выборов в связи с позицией, которую заняло руководство страны по отношению к предложенному Россией плану решения проблемы Приднестровья. Из Кишинева репортаж Василе Ботнару:

Василе Ботнару: Сегодня утром произошла легкая стычка с полицией, конфисковавшей усилительную аппаратуру, установленную участниками акции протеста на ступеньках президентского дворца. Карабинеры действовали решительно и под дубинки попали даже оппозиционные депутаты. Это стало дополнительным стимулом для протестующих, которые сразу увеличили свой контингент и с легкостью перекрыли движение на главной улице. В ответ полицейские выставили перед парламентом и президентским дворцом усиленные наряды полиции с устрашающей экипировкой. Оппозиционные фракции заявили, что не будут участвовать в заседаниях парламента пока власти окончательно не откажутся от московского плана федерализации Молдовы, которому президент Воронин не захотел давать ход из-за того, что нет поддержки со стороны ОБСЕ. Во вторник президент Воронин заявил, что не собирается отвечать на требования оппозиции и не видит повода для беспокойства. По мнению Воронина оппозиция занимается "политической педофилией", призывая под свои знамена школьников и студентов для достижения своих целей.

Владимир Бабурин: Накануне российский президент Владимир Путин отменил запланированный визит в Молдавию. Об этом было объявлено после заявления молдавской оппозиции о том, что предложение о воссоединении Молдавии, увязшей в гражданской войне с Приднестровьем, является прикрытием для военной оккупации. В среду с журналистами встречался заместитель главы президентской администрации Дмитрий Козак. Он сказал, что Россия выполнит все обязательства перед Молдавией несмотря на срыв переговоров по Приднестровью. Одновременно замглавы администрации Путина заявил, что пока не видит оснований считать руководство Молдавии договороспособной стороной. На сегодняшний день фактов, которые бы свидетельствовали о договороспособности другой стороны, пока нет. Рядом со мной в студии наш обозреватель Виталий Портников, он был на встрече с Дмитрием Козаком. Виталий, довольно резкие слова, как вам показалось, заместитель главы администрации Путина был раздражен?

Виталий Портников: Конечно, Дмитрий Козак оценил происходящее достаточно резко уже в Кишиневе, когда стало известно, за несколько часов до самого подписания соглашения между Кишиневом и Тирасполем, что этого подписания не будет. Но я должен заметить, и российская пресса об этом писала, что были постоянные международные консультации Кишинева с представителями ОБСЕ, и сразу после обнародования этого плана об этом говорилось - что план был выдвинут только Российской Федерацией, и в качестве гарантов этого плана не выступали ОБСЕ и Украина, два гаранта ситуации после того, как Приднестровье и Республика Молдова прекратили боевые действия. Это, в общем-то, не означает, что ОБСЕ и Украина негативно относились к российскому плану, они просто не хотели за него отвечать. А, судя по всему, руководство Республики Молдова настаивало на том, что все гаранты должны быть ответственны за воплощение любого миротворческого плана в жизнь. И это самая большая проблема, которая возникла при обсуждении и, самое главное, при подписании документа. Я спросил у Дмитрия Козака, почему же, если он говорит о том, что ОБСЕ поддерживала этот план, и Украина поддерживала этот план (президент Украины Леонид Кучма буквально за день до описываемых событий сказал на встрече с Козаком, что Украина его поддерживает) – почему же тогда не выступили вместе Россия, Украина и ОБСЕ с общим меморандумом об урегулировании ситуации. Вот как это объясняет Дмитрий Козак:

Дмитрий Козак: Предложение Молдовы в Тирасполь - именно в этом было предложение, в пятистороннем порядке. После того, как мы начали двигаться, мы действовали абсолютно открыто... Первые намеки будущего документа появились еще в середине сентября. Мы их предоставили, мы их обсуждали вместе. Мы договорились с миссией ОБСЕ в Кишиневе о том, что они будут вырабатывать политический документ, а мы параллельно будем прорабатывать чисто правовые вопросы конструкции будущего государства. Мы шли параллельным путем, и это была согласованная позиция. Согласованная с миссией ОБСЕ в Кишиневе. Мы обменивались документами. Когда к концу октября мы сверили часы, мы поняли, что тот документ, который подготовлен Россией, более детально прописанный, является реальной основой для подготовки Конституции. Тот документ, который был подготовлен в трехстороннем формате, он - результат еще большего, тройного компромисса, как его называла одна из сторон, он назывался "раскрась сам" - у вас обязательно что-нибудь будет или так, или эдак... Я не буду продолжать... Он такой, и на его основе подготовить быстро в сжатые сроки Конституцию невозможно.

Виталий Портников: В политике есть слово, которого по идее в ней не должно быть. Это слово называется искушение. Было у российской стороны искушение, что если она предоставит свой план в единственном числе и быстрее, чем договорятся все гаранты, то таким образом России будут принадлежать все лавры урегулирования приднестровского конфликта, а самое главное, что и российские миротворческие силы в Приднестровье смогут остаться на больший срок, чем если бы это было при общем согласии сторон. Потому что, как подчеркнул сам Дмитрий Козак, для членов ОБСЕ, например, таких, как Голландия, вопрос военной составляющей был важнее, чем вопрос составляющей политической. Тем не менее, план не удался, как многие наблюдатели утверждали сразу же после обнародования документа Владимиром Путиным. Причем Дмитрий Козак продолжает настаивать, что именно руководство республики Молдова виновно в том, что не проявило политической воли, и не соглашается с теми наблюдателями, которые говорят, кстати, это могло бы как-то спасти ситуацию в будущем, что руководство Молдовы просто испугалось синдрома Шеварднадзе после того, как оппозиция начала массовые выступления против подписания предложенного Россией документа. Грузинского синдрома Дмитрий Козак в Республике Молдова не увидел:

Дмитрий Козак: Развитие по грузинскому сценарию не грозило никак. Потому что, когда в течение нескольких дней мы выступили достаточно подробно и честно с объяснением, разъяснением положений этого меморандума, с объяснением того, почему мы вынуждены идти на те или иные компромиссы, почему мы отстаиваем те или иные позиции, когда мы об этом говорили, говорили честно с людьми, с журналистами, с оппозицией, и так далее, то ни демонстраций, ни протестов не было. Да, была критика со стороны оппозиции, она была достаточно взвешенной, часто была обоснованной...

Виталий Портников: Идеального плана быть не может, подчеркивает Дмитрий Козак. Но очевидно, что и этот план был не только не идеальным, но и не подлежащим подписанию. Возможно, Дмитрий Козак прав, когда говорит, что руководство Республики Молдова сегодня недоговороспособно. Но тут надо учитывать еще и то, что план только одного из гарантов по определению не может устраивать все договаривающиеся стороны.

XS
SM
MD
LG