Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Минске продолжаются акции протеста оппозиции


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Свирко, Андрей Шароградский, Юрий Векслер, Михаил Саленков, Ян Рунов.

Андрей Шарый: В Белоруссии лидеры оппозиции сегодня вечером планировали вновь организовать в центре Минска массовые митинги с требованием отменить итоги голосования на референдуме и парламентских выборах, которые состоялись в воскресенье. Напомню, в понедельник в Минске милиция разогнала многотысячную манифестацию. По сообщению информационных агентств, десятки людей задержаны, однако белорусские власти эту информацию опровергают. Сейчас мы проверим такого рода сведения, на линии прямого эфира корреспондент Радио Свобода в Минске Юрий Свирко. Юрий, добрый вечер. Что происходит сейчас в центре белорусской столицы?

Юрий Свирко: Здравствуйте. Я нахожусь на Центральном проспекте Минска, возле резиденции президента Александра Лукашенко. И из-за Дворца республики, где буквально недавно подводились итоги выборов и референдума, выезжают десятки военных грузовиков, "Уралы" и ЗИЛы. Они пустые. Власти подготовили их для того, чтобы сажать в них демонстрантов. Однако сегодняшняя акция, в отличие от вчерашних, была не такой массовой, до тысячи человек приняли участие в несанкционированном шествии от Дворца республики, от резиденции Александра Лукашенко, по Центральному проспекту Минска. Однако колонна затем вернулась назад и здесь же начались массовые задержания. Подъехали три автобуса минского ОМОНа, в них запихнули десятки людей, которые перед этим несли транспарант.

Андрей Шарый: Эти люди арестованы, задержаны или они отпущены на свободу?

Юрий Свирко: Они задержаны. Я только что говорил с одним из них по телефону, это фотокорреспондент американского агентства «Ассошейтед Пресс» Сергей Гриц. Он сообщил мне, что их везут в районе минской кондитерской фабрики "Коммунарка", очевидно, везут в местный отдел милиции, где будут допрашивать и составлять протоколы.

Андрей Шарый: Что произошло с теми активистами оппозиции или участниками демонстрации, которых арестовали в понедельник? Им предъявлены какие-то обвинения? Где они находятся?

Юрий Свирко: По неофициальным данным, всех их отпустили. Председатель КГБ вчера лично принял у себя делегацию от оппозиции, в том числе корреспондента Радио Свобода Любовь Луневу. Я думаю, что, скорее всего, какую-то официальную информацию мы получим завтра по двум акциям и по количеству задержанных за два дня.

Андрей Шарый: Верно я вас понимаю, что сегодня обстановка в центре Минска спокойнее, чем вчера вечером?

Юрий Свирко: Трудно сказать. Люди, которые принимали участие в демонстрации, были настроены решительно, они протестовали, кричали, что Лукашенко проиграл, эту фразу они скандировали несколько раз. Лидеры оппозиции, в частности, лидер блока "Молодая Беларусь" Павел Северинин заявил, что оппозиция будет сражаться до конца. Также требовали очень громко от КГБ вернуть пропавших людей, поскольку проходили мимо здания КГБ. Возможно, что акция протеста и продолжится.

По пути я встретил народного поэта Белоруссии Нила Гелевича, который сказал мне, что поддерживает действия молодежи. "Если не молодежь, то кто будет протестовать? Если молодежь не будет протестовать, то будет совсем плохо", - сказал белорусский народный поэт.

Андрей Шарый: Юрий, последний вопрос. Сошлюсь сейчас на то заявление, которое сделал один из лидеров оппозиции, который намеревается идти до конца. Акции протеста планируется продолжить?

Юрий Свирко: Видимо, да. Но мы даже не знали, что сегодня, возможно, будет эта акция. Первоначально планировалось только 18-го, в понедельник, протестовать против фальсификации итогов выборов и референдума. Однако не исключено, что это будет и завтра и послезавтра.

Андрей Шарый: Я благодарю корреспондента Радио Свобода в Минске Юрия Свирко. А мы продолжим белорусскую тему.

Делегация других видных представителей белорусского оппозиции, те, которые сегодня не принимают участия в митингах в Минске, приехала сегодня в Москву, в том числе они посетили и московское бюро Радио Свобода. С одним из них, бывшим президентом Национальной Академии Наук Белоруссии, бывшим председателем Совета республики Белорусского национального собрания, руководителем гражданской инициативы "За справедливые выборы" Александром Войтовичем беседовал мой коллега Андрей Шароградский.

Александр Войтович: По нашим данным, в ходе референдума за вопрос, поставленный на референдум, высказалось 48 процентов избирателей. Это данные "экзит-пула", который проводился достаточно репрезентативно, было опрошено около 15 тысяч избирателей на 150 избирательных участках. Поэтому мы считаем, что те цифры, которые названы официально, это цифры, совершенно не соответствующие действительности. Более того, мы располагаем данными по некоторым округам в различных регионах Белоруссии, в Минске и за пределами Минска, данные участковых избирательных комиссий. Мы думаем, что они примерно статистически тоже отражают эти результаты. Например, в Минске на одном из избирательных участков из 1900 человек за референдум проголосовало менее 400 человек, то есть примерно 25-26 процентов. В Дзержинском районе на одном из избирательных участков проголосовало 48 процентов, это уже сельский участок. Кроме того, мы знаем технологии, которые применяла власть на выборах, и считаем, что результаты выборов сфальсифицированы.

К сожалению, наша миссия потерпела неудачу, потому что мы хотели предотвратить отрицательные последствия для Белоруссии фальсификации выборов. Но мы уже знаем, что западные страны, Соединенные Штаты отреагировали отрицательно. Миссия ОБСЕ, наблюдающая за выборами, сказала, что выборы в палату представителей существенно не соответствуют стандартам ОБСЕ. И, касаясь белорусско-российских отношений, хотел бы сказать, что поддержка многими российскими деятелями, которые выступали у нас по белорусскому телевидению, их поддержка вопроса, вынесенного на референдум... К сожалению, российские деятели выступали намного больше, чем представители белорусской интеллигенции. Так вот эта поддержка, на мой взгляд, она отрицательно скажется на отношении белорусов к России, и я очень об этом сожалею.

Андрей Шароградский: На кого сейчас опирается режим Александра Лукашенко и можно ли ожидать, что эта опора рухнет в обозримом будущем?

Александр Войтович: Я скажу следующее с полной ответственностью за свои слова. У нас создана диктатура в стране Лукашенко, все типичные для диктатуры характеристики налицо в стране. Поэтому это типичная диктатура, но не середины 20-го века, а начала 21-го века, с некоторыми особенностями. Создана силовая система, которая охватывает всю страну и очень многие в стране находятся под страхом. Например, у нас поставлена полностью контрактная система найма на работу. Притом берут на работу на небольшой промежуток, контракт делают на год. И человек под страхом, что если он что-то сделает, что не понравится власти, то через год его лишат работы.

В ходе избирательной кампании мы фиксировали, когда людей, которые хотят участвовать в избирательной кампании, просто увольняли с работы, сразу же, как только они заявляли, что они хотят баллотироваться в депутаты палаты представителей.

Андрей Шарый: Теперь точка зрения европейских наблюдателей. В эфире Берлин, корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.

Юрий Векслер: В интервью газете "Файнэншл таймс Германия" руководитель рабочей группы ОБСЕ в Белоруссии Уте Цап заявила: "Мы столкнулись с непривычно большими препятствиями в своей работе". Уте Цап рассказала, что с одного избирательного участка сотрудники ОБСЕ были буквально вышвырнуты по указанию председательницы региональной избирательной комиссии, в другом случае представитель избирательной комиссии отказался вообще отвечать на какие-либо вопросы представителей ОБСЕ. По мнению Уте Цап, в стране господствует атмосфера страха, что почти исключает нормальные политические дискуссии и создает препятствия для работы прессы. Говорит побывавший в Минске депутат германского парламента от партии ХДС Георг Шинбег.

Георг Шинбег: Мы встретили в Минске среди представителей различных властных структур очень милых людей. По крайней мере, там, где был я лично, с нами общались весьма приветливо. Но это не должно никого вводить в заблуждение, перед нами разыгрывали превосходный бюрократический спектакль, который со свободными выборами не имеет ничего общего. Если во время уже идущих выборов вычеркиваются из избирательных бюллетеней фамилии политиков, неугодных нынешнему президенту, то это не что иное, как манипуляция результатами выборов. Мало этого, если устанавливается, что в преддверии выборов целые группы населения настраивают на единогласное голосование, обещая льготы и пугая отменой разных льгот в случае своеволия или в случае, если гражданин не придет голосовать, то это не что иное, как манипуляция. Это нельзя назвать прямой фальсификацией. Но это средство фальсификации воли избирателей, и никакого отношения к демократической процедуре голосования не имеет.

Юрий Векслер: На мой вопрос, как относится Георг Шинбег к тому, что российские наблюдатели не усмотрели нарушений в проведении референдума и выборов в Белоруссии, депутат Бундестага заявил.

Георг Шинбег: Я наблюдал за выборами на участке, где голосовал сам президент, и видел там также и российских наблюдателей. Я сказал бы осторожно, что и они, возможно, тоже не имеют достаточного опыта демократии и поэтому не в состоянии объективно оценивать происходившее в Белоруссии, с точки зрения принципов правового государства, как и сами неясно понимают, что такое свободные выборы. Я не рискну предполагать, что они были проинструктированы в том, что они должны видеть, и в том, чего не должны. Но повторю свое предположение, что они не были в состоянии объективно оценивать, так как у них самих отсутствует практический опыт работы в условиях правового государства.

Андрей Шарый: Руководитель специальных проектов Первого канала Павел Шеремет во вторник был выписан из 9-й клинической больницы Минска, куда его доставили после драки с двумя неизвестными. Сам Шеремет считает происшедшее местью со стороны белорусских властей, а правоохранительные органы Белоруссии в организации драки обвиняют российского журналиста. В Минск руководитель специальных проектов Первого канала приехал собирать материалы для своего третьего фильма о Белоруссии. С Павлом Шереметом беседовал корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Павел Шеремет был госпитализирован в 9-ю минскую больницу в воскресенье вечером, после потасовки с двумя неизвестными. Все участники инцидента были доставлены в отделение милиции, где был составлен протокол об административном правонарушении. Журналиста обвиняют в мелком хулиганстве, выразившемся, по словам министра внутренних дел Белоруссии Владимира Наумова, в участии в нарушении общественного порядка. Сразу после инцидента Наумов сообщил журналист, что Павел Шеремет "подрался с группой каких-то скинхедов". Во вторник врачи удовлетворили просьбу Шеремета выписать его из больницы. Вот что он рассказал в телефонном интервью Радио Свобода.

Павел Шеремет: Меня выписали из больницы, хотя я пока еще нахожусь на территории больницы, потому что мне не отдали все документы. Ситуация очень простая. Я сам вчера просил, чтобы меня выписали, но врачи категорически отказались и настаивали на том, что я должен здесь провести неделю. Сегодня утром они еще раз подтвердили, что мне несколько дней придется находиться в больнице. Но неожиданно появился консилиум целый врачей, которые обследовали меня, еще раз подтвердили диагноз - черепно-мозговая травма и ушиб головы, извинились и, сославшись на договор между Россией и Белоруссией о том, что гражданам РФ оказывается в Белоруссии только экстренная помощь, поэтому они не могут больше держать меня в больнице, и попросили покинуть территорию больницы. Они выписали мне бюллетень до 21 октября. Они мне сказали, что у них приказ, по этому приказу они действуют. Насколько я понял из разговоров, этот приказ из Министерства здравоохранения. Завтра, несмотря на наличие этого бюллетеня, я все равно приду в 9 утра в суд Советского района, к судье Казадаеву, известному своими жесткими решениями.

Михаил Саленков: Как вы думаете, какое будет решение принято?

Павел Шеремет: Я ничего хорошего, естественно, от суда не жду, тем более, от белорусского суда. Особенно после того, как стали пропадать таинственным образом мое заявление, показания свидетелей, после того, как был подменен в милиции протокол задержания. У меня вообще такое ощущение, что референдум прошел уже, а белорусские власти по инерции занимаются подтасовками и фальсификациями. Посмотрю в глаза этим хулиганам, которых, оказывается, я избил и у которых нет никаких телесных повреждений, а у меня, организатора, зачинщика и жесткого человека, сотрясение мозга. Я судье Казадаеву посмотрю в глаза. Посмотрим, какое решение он вынесет.

Михаил Саленков: Павел, скажите, а вас как-то охраняют?

Павел Шеремет: Друзья и близкие.

Михаил Саленков: А вы уехать из Белоруссии можете сейчас?

Павел Шеремет: Да. Я не задержан и у меня нет никакой подписки о невыезде, я формально свободный человек. Я, конечно, могу уехать из Белоруссии. Но я не уеду, потому что белорусское телевидение еще вчера передавало и показывало, что меня выписали из больницы, и показывало, как будто на ступеньках больницы меня встречают мама и папа, хотя я находился в больнице. Сегодня они будут передавать вечером, что я скрылся от правосудия и уехал сам из больницы в неизвестном направлении.

Михаил Саленков: То, что с вами произошло, вы считаете провокацией?

Павел Шеремет: Абсолютно не сомневаюсь в том, что это была провокация белорусских властей. Типичная, банальная милицейская подстава. Тем более, когда на следующий день начали пропадать документы, начались с подтасовок протоколов, никаких нет сомнений, что это месть белорусского президента, это месть каких-то высокопоставленных чиновников. У них один только произошел сбой, что я оказался в больнице и что я смог выехать из следственного изолятора, только благодаря принципиальности врачей "Скорой помощи", врачей 4-й больницы.

Михаил Саленков: В чем причина? За что мстят?

Павел Шеремет: Я думаю, что мстят за книгу "Случайный президент", которую мы написали вместе со Светланой Калинкиной. Мстят за то, что в среду, когда Лукашенко привез сюда из разных регионов России 90 журналистов из разных российских газет и им показывали здесь потемкинские деревни, а потом он четыре часа с ними общался и после этого 4-часового общения, когда журналисты обедали в гостинице "Планета", я приехал к ним и всем им подарил книгу "Случайный президент", где рассказана правда о том, что происходит в Белоруссии. Я им объяснял, что произошло с пропавшими людьми, что происходит со свободой прессы. И вот вся эта пропагандистская акция, которую устроил Лукашенко, таким образом, не то что сведена на нет, но у этих российских журналистов из Норильска, Башкирии, Краснодарского края, Мурманска появилась немножко другая картинка, чем хотела бы показать белорусская пропаганда.

Михаил Саленков: Павел, вы что-нибудь можете рассказать о людях, которые на вас напали? Что-нибудь вы знаете об их судьбе?

Павел Шеремет: Я вообще первый раз видел этих людей. Молодые парни. Кто они, что? Они ни о какой политике не говорили, не кричали ни за Лукашенко, ни против Лукашенко. Один из них только кричал, что я пристаю к какой-то его девушке. Самое смешное, они сейчас дают показания, что они попросили прикурить, я их сразу начал бить. Но в момент, когда они ко мне подошли, я разговаривал по телефону с Борисом Немцовым и он слышал начало этого конфликта.

Андрей Шарый: Средства массовой информации Соединенных Штатов называют Александра Лукашенко, президента Белоруссии, последним европейским диктатором. Государственный департамент США накануне референдума выразил серьезные сомнения в том, что выборы в Белоруссии будут соответствовать международным демократическим стандартам.

Ян Рунов, Нью-Йорк: Вот как прокомментировал результаты референдума сотрудник правозащитной исследовательской организации "Фридом хаус" Крис Уокер.

Крис Уокер: Я думаю, Лукашенко, конечно же, диктатор, и воскресное голосование просто подвело дополнительную базу под то, что он творил в последнее десятилетие.

Ян Рунов: Что сулит референдум белорусскому народу?

Крис Уокер: Нет сомнения в том, что для народа Белоруссии время остановилось где-то в середине прошлого века. Александр Лукашенко постепенно готовил страну к референдуму с середины 90-х годов, когда оттачивал свои приемы подавления оппозиции, используя все возможные методы, от налоговой инспекции до прямого насилия и ликвидации лидеров оппозиции и журналистов. Недавнее избиение российского тележурналиста Павла Шеремета лишний тому пример. Методы Лукашенко откровенно жестоки. Все это очень тревожно.

Ян Рунов: Как вы оцениваете политику России в отношении Лукашенко?

Крис Уокер: Со стороны России, вернее, российского правительства, отношение отечески благосклонное. Без поддержки Кремля, тайной или явной, Лукашенко не мог бы так легко справляться с оппозицией. У России, естественно, свои интересы в Белоруссии и в эти интересы, к сожалению, никак не входит защита прав человека.

Ян Рунов: Какова позиция Вашингтона к тому, что происходит в Белоруссии?

Крис Уокер: У Соединенных Штатов тоже есть свои интересы в Восточной Европе, но гораздо меньшие, чем у Европы западной и центральной, чем у Европейского союза. Брюссель гораздо ближе к Минску, чем Вашингтон. Сползание Белоруссии к диктатуре сулит в будущем немало проблем для Европейского союза, у которого теперь общая граница с Белоруссией. Что же касается Соединенных Штатов, то и законодатели, и правительство однозначно выразили свое отношение к происходящему в Белоруссии. Конгресс настаивает на применении санкций против Минска, а Госдепартамент накануне проведения референдума заявил о своих серьезных сомнениях в том, что выборы в Белоруссии будут соответствовать мировым демократическим стандартам. И то, как прошли выборы, стало свидетельством того, что опасения и Белого Дома и Конгресса не были напрасными. Референдум очень плохо отразится на будущем белорусского народа и надолго затормозит как способность этой страны стать конструктивным членом международного сообщества, так и будущее процветание Белоруссии.

XS
SM
MD
LG