Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ялтинский саммит СНГ - первые итоги


Аркадий Дубнов: Результаты ялтинского саммита СНГ оценивать, видимо, еще рано. Основное событие саммита – подписание "большой четверкой" Содружества – Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном соглашения о создании единого экономического пространства (ЕЭП), могло бы показаться впечатляющим, если бы не серьезные волнения о возможности его полномасштабной реализации. Пока же это соглашение носит лишь рамочный характер, что не стал скрывать и сам российский президент Владимир Путин. В действительности подписание сегодняшнего соглашения носит скорее политический, нежели экономический характер. Ведь в феврале этого года, когда четыре президента заявили о своем решении начать подготовку формирования единого экономического пространства, сведущие люди в коридорах российской власти не скрывали, что основная цель создания ЕЭП - втянуть наконец Украину в интеграционное поле на постсоветском пространстве и убедить Киев, что его сотрудничество с партнерами по СНГ гораздо более реально и выгодно, чем экономическая интеграция Киева на европейский Союз. Москва была готова, преследуя эту цель, пойти на серьезные для себя экономические издержки, отменив все свои ограничения на полную реализацию зоны свободной торговли в СНГ, что весьма выгодно Украине. Неслучайно в Ялте один из ближайших сотрудников Путина был вынужден признать, что в краткосрочном плане эти шаги окажутся невыгодными для России, но в стратегической перспективе они обязательно окупятся. Президент Украины Леонид Кучма и его сторонники в Киеве, пойдя на подписание соглашения по ЕЭП, также понимают, что сегодня Украина пока не готова стать полноценным экономическим партерном Европы. "Нас там еще не ждут", - заявил вчера в Ялте украинский президент. И станет ли теперь реальностью единое экономическое пространство, в подавляющей степени зависит от того, сумеет ли Кучма одолеть своих политических противников на Украине, которые уже грозят ему импичментом за подписание ялтинского соглашения.

Трудности меньшего порядка могут возникнуть в результате периодических недоразумений, возникающих на белорусском направлении. Вчера в Ялте Александр Лукашенко снова напомнил о себе, теперь уже предъявляя претензии не Москве, а Киеву. Мол, если Украина станет интегрироваться в единое пространство, то и Белоруссия тоже, но не раньше. А позавчера в Ялте Минск снова подтвердил свою строптивость. На встрече белорусского и российского премьеров вдруг неожиданно выяснилось, что Белоруссия приняла решение считать своей собственностью систему российских трубопроводов, пролегающих через белорусскую территорию, принадлежащую российской компании "Транснефтепродукт". Это поставило в тупик даже премьера Михаила Касьянова. Ведь почти за 12 лет после распада Советского Союза никто не ставил под сомнение результаты бишкекских соглашений 1992-го года, определившись, как будет поделена советская собственность между новыми государствами. "Транснефтепродукт", принадлежавший и ранее РСФСР, тогда была признана собственностью России. И, тем не менее, следует признать, что Ялта стала этапным моментом в истории постсоветского пространства, поскольку там была сделана попытка перейти от общих деклараций о стремлении быть богатым и здоровым к выписке детальных рецептов, как перестать быть бедным и больным.

Владимир Ивахненко: Создание Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной единого экономического пространства вызвало настороженную реакцию украинских политиков. Сдержанный оптимизм высказывают в правительстве. Правая оппозиция обвиняет главу государства в предательстве национальных интересов. Такие заявления звучат, несмотря на то, что Леониду Кучме удалось внести поправку в ялтинское соглашение: участие Украины в новом объединении не должно противоречить ее конституции. Тем не менее, национал–демократы подчеркивают, что вхождение в единое экономическое пространство не отвечает международным обязательствам Украины и ее курсу на европейскую интеграцию. С инициативой начать в парламенте процедуру импичмента президента Кучмы уже выступил блок "Наша Украина". По мнению лидера народного РУХа, бывшего министра иностранных дел Бориса Тарасюка, ялтинский договор является не экономическим, а политическим проектом, в котором в преддверии политических выборов в России заинтересованы в Кремле. О национальных интересах не забывают даже украинские левые. Говорит лидер коммунистов Петр Симоненко.

Петр Симоненко: Я считаю, и в этом убежден давно, что сегодня экономическая интеграция – это залог дальнейшего процветания и развития Украины. Если говорить о конкретном документе, поддерживающем создание единого экономического пространства, я, естественно, хотел бы еще раз внимательно посмотреть на него с точки зрения защиты национальных интересов.

Владимир Ивахненко: Судя по всему, с ратификацией ялтинских договоренностей в украинском парламенте могут возникнуть серьезные проблемы.

Игорь Корней: Подписывая соглашение о формировании единого экономического пространства, Лукашенко заявил, что с большим сомнением относится к его перспективам. Лукашенко несколько раз повторял, что не согласен с тем, что в результате работы над документами по просьбе президента Украины в них появилось определение разноуровневой и разноскоростной интеграции. "Если все будут действовать с разной скоростью и на разных уровнях, Белоруссия этим заниматься не будет", - резюмировал Лукашенко. Скепсис в отношении перспектив единого экономического пространства высказал один из главных аналитиков президентской администрации, специалист по геополитике Института социально-политических исследований Валерий Суряев. А руководитель центра Мизеса Ярослав Романчук уверен, что "Большая четверка", хоть и завизировала бумаги о едином экономическом пространстве, на самом деле подписала лишь очередную декларацию о намерениях. Мол, даже разработчики концепции говорят о трех этапах, реализация которых займет пять-шесть лет в лучшем случае. По мнению Ярослава Романчука, в Кремле сидят прагматики, которым просто нужен предвыборный политический пиар, экономическая сторона при этом отходит на задний план. Поскольку, как отмечает Романчук, на практике к созданию зоны свободной торговли менее всего готова Россия, где сильно протекционистское лобби, не заинтересованное в прозрачных экономических процессах на постсоветском пространстве.

Виталий Портников: А теперь зададимся вопросом – а будет ли единое экономическое пространство России, Украины, Белоруссии и Казахстана? Как можно ставить такой вопрос, президенты ведь все уже подписали? Но сами они говорят – документы рамочные. Президент Украины подписал соглашение с оговорками, кроме того, он уже говорит: необходимо найти механизмы для защиты своих внутренних рынков. Президент Белоруссии говорит: мы – за, но только после того, как конкретные шаги сделает Россия, Украина и Казахстан. Очень трудно будет Белоруссии присоединяться в условиях настоящей экономической войны, которая сейчас у нее происходит с Россией. Ну, а Украина и Казахстан не столь серьезные партнеры страны Лукашенко. Будет ли единое экономическое пространство, если для того, чтобы переходить к каждому следующему этапу, нужно вносить изменения в конституцию, если не всех стран, то уж по крайней мере конституцию Украины. А для внесения таких изменений в конституцию необходимо проводить референдум. Леониду Кучме, который сегодня озабочен не проблемой единого экономического пространства, а проблемой преемничества власти, очень тяжело будет выдержать такой каскад голосований, тем более, что против полноценного участия Украины в ЕЭП выступают многие политики, являющиеся сегодня опорой президентской власти. Ну и самое главное: будут ли российские, украинские, белорусские и казахстанские последовательны и отменят ли они изъятие в поставках продукции из соседних стран на собственный рынок? Ведь в этом случае они рискуют столкнуться с оппозицией собственных предпринимателей и политиков, которые лоббируют интересы этих предпринимателей. А если этими политиками являются они сами, то тогда что? Каковы тогда шансы единого экономического пространства? Небольшой прогноз: через три-четыре месяца, когда никаких изъятий отменено не будет, когда вновь возникнут барьеры на пути продукции, мы увидим по телевизору украинского премьер-министра или президента, который скажет: мы хотели зоны свободной торговли, ее не получается, как же можно переходить к следующему этапу? И руководителей России, которые будут говорить, что именно Украина, не подписав все без оговорок, блокирует создание полноценной зоны свободной торговли. Но это будет уже потом, после парламентских выборов. Ведь все мертворожденные проекты на постсоветском пространстве рождались именно тогда, когда необходим был избиратель, и вовсе не тогда, когда оказывалось, что руководители стран СНГ действительно способны на что-то реальное.

XS
SM
MD
LG