Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Южной Осетии погибли два грузинских военнослужащих


Программу ведет Кирилл Кобрин, принимают участие корреспонденты Радио Свобода Георгий Кобаладзе и Любовь Чижова

Кирилл Кобрин: Минувшей ночью в перестрелках в Южной Осетии погибли два грузинских военнослужащих. Сегодня министр обороны Грузии Георгий Барамидзе заявил, что теперь не может быть и речи о выводе из зоны конфликта грузинских войск. О чем стороны договорились накануне.

Георгий Кобаладзе: По сообщению Министерства внутренних дел Грузии, в результате обстрелов позиций грузинских войск в ночь на среду погибли три грузинских военнослужащих и еще несколько человек получили серьезные ранения. Раненых и убитых удалось вывести из зоны конфликта только утром. Накануне в Тбилиси стороны осетино-грузинского конфликта достигли договоренностей о выводе из Южной Осетии всех грузинских войск, кроме миротворцев. Однако по заявлению министра обороны Грузии Георгия Барамидзе, после произошедшего ночью об этом не может быть и речи.

Георгий Барамидзе: Мы говорили, что будем выводить войска только после того, как в регионе перестанут стрелять. Сейчас с нашей стороны осуществляются ответные мероприятия, и, уверяю вас, противнику мало не покажется.

Георгий Кобаладзе: Под председательством президента Саакашвили состоялось чрезвычайное заседание Совета национальной безопасности, на котором принято решение усилить посты грузинских войск вокруг объездной дороги, соединяющей грузинские села Лиахвского ущелья с внутренними регионами Грузии.Вместе с тем, министр по особым делам в Южной Осетии Борис Чочиев категорически опровергает утверждение грузинской стороны о том, что осетинские формирования атаковали позиции грузинских войск в Южной Осетии.

Борис Чочиев: А что им остается делать, как не обвинять осетинскую сторону. Но реальность такова, что югоосетинская сторона не собирается нападать на своих жителей, на граждан республики Южной Осетии грузинской национальности. Я сегодня во время встречи заявил, что неужели руководство Грузии думает, что Южная Осетия хочет объявить войну Грузии?

Георгий Кобаладзе: В целом ситуация в Южной Осетии остается крайне напряженной. Переговорный процесс на грани срыва, поскольку достигнутые договоренности постоянно нарушаются. Руководство Грузии ожидает реакции международного сообщества в связи с обращением президента Саакашвили о созыве международной конференции по Южной Осетии.

Кирилл Кобрин: Сегодня в Москве о нынешнем витке грузино-осетинского конфликта говорил полномочный представитель президента Южной Осетии в России Дмитрий Медоев. По его мнению, все последние перестрелки в зоне конфликта инициированы грузинской стороной. В то же время Медоев сказал, что Южная Осетия готова к мирным переговорам с Грузией. Для этого он предлагает вывести из Цхинвальского района грузинские формирования и прекратить огонь.

Любовь Чижова: Всю вину за начавшееся грузино-осетинское противостояние представитель президента Южной Осетии в России Дмитрий Медоев возложил на президента Грузии Михаила Саакашвили. После его прихода к власти случился захват Аджарии и неоднократные попытки захвата Южно-Осетинской республики. Дмитрий Медоев считает, что и сейчас, когда грузинская сторона официально заявляет о желании мирного урегулирования конфликта, это только слова и пустые обещания. Главная цель, которую преследует Грузия - вывести из зоны противостояния российских миротворцев.

Дмитрий Медов: К сожалению, встреча и переговоры, которые велись на протяжении вот этих двух недель, ни к чему хорошему не привели. То есть они не привели ни к прекращению огня, они не привели к выводу тех формирований, которые не должны находиться в зоне ответственности миротворческих сил.

Сегодня всю ночь, начиная с вечера до 7 утра, продолжался массированный обстрел, в том числе и города Цхинвали, и осетинских населенных пунктов, которые находятся около Цхинвали. Есть разрушения, есть раненые.

Хочу определенно сегодня сказать и официально заявить, что за последние шесть дней югоосетинская сторона не произвели ни одного выстрела в сторону позиций Грузии. Вчера был очень массированный обстрел, очень сильный обстрел из тяжелых орудий, из самоходных артиллерийских установок для тяжелых минометов, но осетинская сторона не отвечала на огонь до утра. Но мы, с другой стороны, наблюдаем, что появляются жертвы с грузинской стороны. Сегодня там опять объявили о гибели трех человек, несколько раненых. Вчера то же самое объявляли, кажется, два человека. Эти цифры берутся неизвестно откуда.

Ситуация также осложняется тем, что мы наблюдаем политическую борьбу внутри грузинского руководства. В последнее время можно заметить, что президент Саакашвили несколько отстранен от этих дел, и инициативу взял на себя премьер-министр Жвания. Он выступал с заявлениями о том, что готов встретиться с господином Кокойты, даже подписал протокол, но мы знаем, что эти протоколы ничего не стоят. То есть днем они подписывают протокол, а вечером начинается стрельба. Это как закономерность.

Любовь Чижова: Заведующий отделом Закавказья Института стран СНГ Михаил Александров вину за начало грузино-осетинского конфликта также возлагает на Грузию. Но считает, что в этой ситуации недостаточно активно себя ведет и российская власть.

Михаил Александров: Грузия поступает как агрессор и вся заваруха, которая сейчас происходит, является следствием того, что незаконные вооруженные формирования Грузии продолжают оставаться в зоне конфликта. 2 и 15 июля были заседания смешанной контрольной комиссии, где были подписаны соглашения о том, что эти посты будут выведены. Но Грузия продолжает их сохранять. Мой прогноз такой, что пока эти посты будут оставаться, перестрелки будут сохраняться, потому что южноосетинская сторона не может допустить того, чтобы вся территория Южной Осетии оказалась под контролем Грузии. По существу идет такая вялотекущая война малой интенсивности между осетинскими и грузинскими формированиями.

Что касается политики России в этом вопросе, то, мне кажется, что Россия сейчас проводит политику умиротворения агрессора. По существу идут попытки уговорить грузинскую сторону - много раз уже повторялись заявления МИД, которые просто игнорируются грузинской стороной, бессилие российских миротворцев, которые расположены в зоне конфликта и которые по мандату должны были принять меры для вытеснения грузинских сил, незаконных сил имеется в виду, из зоны конфликта. Они ничего не делают.

Меня смущает позиция высшего российского руководства. На границах России идет фактически война, а президент никак не высказывается, как будто ничего не происходит. Американский президент имеет обыкновение высказываться по ключевым вопросам внешней политики своей страны, особенно когда это непосредственно касается американских интересов, а наш президент так себя ведет, как будто это не касается его.

Любовь Чижова: Такую позицию главы России Михаил Александров считает довольно опасной. Своим невмешательством в конфликт он поощряет Грузию на дальнейшие действия, что ведет к эскалации напряженности в зоне конфликта. Михаил Александров полагает, что Россия должна более четко высказаться по поводу грузино-осетинских событий, а именно предъявить ультиматум и потребовать в ближайшее время вывести свои формирования из зоны конфликта.

XS
SM
MD
LG