Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В понедельник прошли переговоры президентов России и Белоруссии


Программу ведет Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: В понедельник прошли переговоры президентов России и Белоруссии Владимира Путина и Александра Лукашенко. Впервые за последнее время российско-белорусские переговоры закончились успешно - по крайней мере официальная версия их итогов выглядит именно так. Рассказывает мой коллега Андрей Шароградский.

Андрей Шароградский: Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко состоялась в резиденции "Бочаров ручей" неподалеку от Сочи. Темами переговоров были вопросы, по которым между Москвой и Минском в последнее время были самые острые разногласия - введение единой валюты и поставки российских энергоносителей в Белоруссию.

Выйдя к журналистам, оба лидера демонстрировали удовлетворенность итогами встречи. Вот что заявил Владимир Путин.

Владимир Путин: В энергетической сфере, где у нас были известные трудности, но мы их с вами преодолели, достигли не только взаимопонимания, но и решения, приемлемого как для Белоруссии, так и для России. Сейчас, я знаю, "Газпром" и белорусские партнеры, "Белтрансгаз", активно работают совместно над планами на следующий, 2005 год, и над перспективами. Так что в целом у нас, по сути, никаких проблем сегодня не осталось.

Андрей Шароградский: Как выяснилось, определена и дата введения единой валюты - 1 января 2006 года, на год позже ранее намеченного срока. Впрочем, комментарии Путина и Лукашенко показывают, что и эта дата предварительная, многие вопросы пока окончательно не решены. Владимир Путин...

Владимир Путин: С этой идеей нужно, как в таких случаях говорят, переспать кое-кому, понять, что это выгодно.

Андрей Шароградский: А вот реакция Александра Лукашенко.

Александр Лукашенко: Понятно, рекомендации принимаются - переспать надо, очень точно сказано.

Андрей Шароградский: Пока непонятно, в частности, снял ли Лукашенко свое требование, касающееся права Белоруссии на выпуск рублей на своей территории. Темы эмиссионных центров президенты касаться не стали. Лишь вскользь затрагивалась и тема союзного государства России и Белоруссии. " Я думаю, что в ближайшее время при напористости президентов, а ее у нас не занимать, мы выйдем на совместный документ" - сказал Александр Лукашенко.

Кирилл Кобрин: О том, как в Белоруссии комментируют итоги переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко, наш корреспондент в Минске Игорь Корней.

Игорь Корней: Сочинская встреча президентов России и Белоруссии, Владимира Путина и Александра Лукашенко, породила немало новых вопросов. Можно ли говорить о периоде потепления в белорусско-российских отношениях, или политики затеяли новую игру? Еще совсем недавно президент России высказывался о неприемлемости продления властных полномочий в каком бы то ни было виде сверх конституционной нормы. В Сочи Путин сказал, что белорусский народ сам разберется, что ему делать со своей же властью.

Лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько сочинские высказывания Владимира Путина называет общей усталостью России от белорусской власти. “Россия устала быть международным адвокатом белорусской власти, - говорит политик. А вот белорусский политолог Валерий Карбалевич слова Владимира Путина трактует по-другому: это безусловная поддержка президентом России избирательных инициатив белорусского руководства.

Валерий Карбалевич: Основные договоренности между президентами произошли в кулуарах. Понятно, что был торг. И понятно, что в ходе этого торга стороны обменялись какими-то уступками. Уступка со стороны Белоруссии - согласие вновь обсуждать вопрос о переходе на российский рубль; назначили новую дату - 1 января 2006 года. На какие еще уступки пошел Лукашенко? Конечно, всех интересует вопрос о третьем сроке. Когда Путину задали вопрос о его отношении к заявлению американского сенатора Маккейна в Риге освободить белорусский народ от тирании, тут Путин достаточно четко заявил о поддержке Лукашенко и, более того, он сказал, что на предстоящих парламентских выборах белорусский народ оценит деятельность своего руководства.

Игорь Корней: Тем не менее, практически все белорусские политики сходятся во мнении, что рассчитывать на скоординированное давление Запада и России на Белоруссию с целью провести какие-то демократические перемены не приходится. По словам того же Валерия Карбалевича, "всем известно, как белорусская власть исполняет свои обещания. И России это известно тоже".

Кирилл Кобрин: Известный российский экономист Ирина Ясина считает маловероятным введение единой валюты в России и в Белоруссии в 2006 году. В беседе с моим коллегой Арсланом Саидовым Ясина подчеркнула, что позиция белорусского президента Александра Лукашенко по-прежнему непонятна.

Ирина Ясина: Мне срок - 2005 год - казался нереальным, и 2006 год, в общем, тоже кажется нереальным. Потому что вопрос ведь не в том, что что-то не успевают сделать технически. Такой перенос срока на год у обывателя и у наблюдателя может создать ощущение, что просто типа "печатают и не успевают напечатать", или "ставят печати и не успевают все проштамповать". Но ведь проблема не в этом. Проблема в политическом решении, которое должно созреть. И решение это должно быть белорусским решением. Потому что с российской стороны все условия абсолютно понятны. Условие одно - эмиссионный центр должен находиться в Москве. Российский рубль распространяется еще на одну территорию. То есть фактически, и Лукашенко прекрасно отдает себе в этом отчет, он теряет свою независимость. Поэтому этот вопрос очень сложный для Лукашенко. Согласится на то, чтобы было два эмиссионных центра нельзя. Белорусская экономика должна быть просто подчинена российской. Это законы экономики. Нарушить их нельзя. Поэтому господину Лукашенко предстоит очень сложное решение. И примет ли он его в 2005 или в 2006 году, а может быть, в 2010, а может быть, завтра - я не знаю. Но это именно политика, и ничего кроме политики.

Арслан Саидов: Путин вчера все-таки сравнил введение новой валюты с появлением евро. На ваш взгляд, насколько такое сравнение уместно, и вообще выгоден ли экономически такой шаг, и для кого в первую очередь?

Ирина Ясина: Евро - это результат интеграции. Решение принимает все равно Европейский центральный банк. Давно существуют общеевропейские институты, которые работают серьезно - и парламент, и всякие комиссии, и так далее, и тому подобное. У нас с белорусами ничего этого нет. У нас получится, что будет общая валюта, которая возникнет на пустом месте, не как результат интеграции, а как повод к интеграции. Это абсолютно с евро не имеет ничего общего, наша с белорусами ситуация. Потому что на сегодняшний день никаких интеграционных процессов, никаких совместных институтов, ну, если не считать, конечно, Павла Павловича Бородина, не существует.

Арслан Саидов: Но все-таки для России этот шаг, он выгоден экономически?

Ирина Ясина: В той ситуации, в которой сейчас находится российская экономика, я считаю, что да. У нас много денег, мы сильные. Другой вопрос, что реформа у нас остановлена, в этом смысле мы приближаемся к белорусам. То есть если еще три-четыре года назад можно было смело говорить о том, что российская экономика развивается стремительно в рыночном направлении, и Белоруссии придется пришпоривать всех коней, чтобы догонять российскую экономику, то сейчас, в общем, мы, ни шатко-ни валко, никуда не движемся, мы жируем, лежим на печи, попивая, поедая вот эти наши нефтяные суперрезервы, ну и все, собственно, ничего не происходит. Интеграция экономическая, она становится более реальной, но с плохого уровня более реальной. Мы как бы не подтягиваем экономику Белоруссии к себе, мы медленно, но независимо от нее, опускаемся на ее уровень.

Арслан Саидов: Кроме рубля, вчера президенты говорили и о поставках газа. Складывается впечатление, что все проблемы решены. Так ли это на самом деле?

Ирина Ясина: Ну, это опять же политика. Понимаете, ограничивать белорусов, шантажировать их отключением газа - это означает, что Лукашенко еще больше будет упираться по поводу валюты, интеграции, строительства дополнительных трубопроводов. А нам неохота все-таки от Украины зависеть. В принципе, конечно, надо было бы давно ввести общие цены для Белоруссии и для Германии. Ну да, жалко братьев-белорусов. Там Лукашенко сразу начинает истерику устраивать, что братья-славяне нас предают. Ну, рынок есть рынок. Понимаете? Мы же должны осознавать, что если белорусы покупают газ по другим ценам, не по таким, как дальнее зарубежье, это означает, что мы с вами, вот вы и я, и все наши соседи, мамы, папы, дети из своего кармана, платя свои налоги, кормим еще и белорусов.

XS
SM
MD
LG