Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обострение ситуации в Южной Осетии


Программу ведет Владимир Бабурин. В программе участвуют корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Ян Рунов.

Владимир Бабурин: На заседании Смешанной Контрольной комиссии по грузино-осетинскому урегулированию в Москве стороны подтвердили приверженность мирному переговорному процессу. Это в Москве, а в самой зоне конфликта, несмотря на заявления политиков, в четверг ситуация оставалась напряженной. Более того, представители Южной Осетии заявляли о том, что Грузия ввела свои вооруженные силы в Джавский район республики. Над темой работал редактор программы "Кавказские хроники" Олег Кусов.

Олег Кусов: Обострение ситуации в Южной Осетии происходит, как отмечают наблюдатели, при наличии в зоне конфликта смешанного миротворческого контингента. Согласно прежним договоренностям, в зоне действия миротворческого контингента не должно быть никаких других вооруженных структур. Цхинвали относит к таким структурам подразделения внутренних войск и полицию Грузии, Тбилиси - осетинские вооруженные группировки. С обеих сторон подобных формирований на территории Южной Осетии уже предостаточно. Например, сегодня на протяжении всего дня официальные представители Цхинвали говорили о вводе подразделения внутренних войск Грузии в Джавский район Южной Осетии.

В Москве продолжается заседание Смешанной Контрольной комиссии. Судя по поступающим сведениям, участники заседания так и не пришли в главных вопросах к взаимопониманию. Среди них - и вопрос о том, какие формирования следует считать незаконными. Помимо этого стороны никак не могут разрешить проблему контроля осетинского участка российско-грузинской границы. Тбилиси считает, что около Южного портала пограничного Рокского тоннеля должен быть выставлен пост грузинской финансовой полиции для контроля доставляемых из России грузов. Цхинвали на это отвечает, что территория Южной Осетии, а конкретно - Южный портал Рокского тоннеля, не находятся под юрисдикцией Грузии. И на эту тему на заседания Смешанной Контрольной комиссии разгорелись жаркие споры.

Говорит государственный министр Грузии по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава.

Георгий Хаиндрава: Вот передо мной лежит протокол, который мы два дня стараемся принять и подписать. В этом протоколе черным по белому написано, что мы готовы для любого мониторинга любых территорий, которые являются или же территорией конфликта, но не только территорией конфликта, а сопредельной территорией. Потому что всем понятно, что, скажем, эти вооруженные формирования могут быть отведены, но они не могут испариться, тем более когда речь идет о двух тысячах, о трех тысячах, о 600 человек. Мы готовы работать вместе с миротворцами, которые сейчас находятся в этом регионе, - там три батальона по 500 человек (это 1500 человек). Кроме того, там находится военная миссия ОБСЕ. И мы готовы предложить, чтобы в этом участвовали все заинтересованные СМИ, вместе с ними провести мониторинг.

Мы не то что предлагаем, а мы требуем провести мониторинг всех территорий и посмотреть, есть ли на самом деле там эти люди, и, если есть, в каком количестве, кто они такие и какое они имеют право находиться там. Кроме того, мы требуем, чтобы вся военная техника, тяжелая техника, которая находится в близлежащих регионах, была законсервирована и поставлена на базу миротворческих сил, как это написано во всех основополагающих документах, которые существуют у нас сегодня.

Олег Кусов: Государственный министр Грузии по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава считает, что гарантии не возобновления огня в зоне конфликта может дать только Москва.

Президент Грузии Михаил Саакашвили неоднократно подчеркивал, что в обострении обстановки в Южной Осетии заинтересованы определенные российские политические и военные структуры. Он обвинил в деструктивной позиции Государственную Думу России и определенные властные круги Северной Осетии. Арсен Фадзаев одновременно представляет две эти структуры. Он является депутатом Госдумы России от Северной Осетии. На его взгляд, в обострении ситуации в Южной Осетии виновен официальный Тбилиси.

Арсен Фадзаев: В течение уже 12 лет царил мир на земле Южной Осетии. Но хочу отметить, что с приходом Саакашвили в руководство Грузии резко все поменялось. Сегодня 95 процентов жителей Южной Осетии - это граждане России. И я думаю, что только переговоры могут привести к нормальным дружеским отношениям. Ко мне очень много обращается избирателей как в Южной Осетии, так и в Северной Осетии, все переживают, все обеспокоены и надеются на мирный исход. Российское руководство, думаю, обязано защитить своих граждан.

Олег Кусов: Сегодня генеральный секретарь партии "Национально-патриотические силы России" Шмидт Дзоблаев на пресс-конференции в Москве выразил недоверие политическому урегулированию в Южной Осетии. Он считает, что южным осетинам следует самостоятельно бороться за свои права.

Шмидт Дзоблаев: Низкопробные дипломатические разглагольствования в таком случае делу не помогут, а только повредят. Сейчас настало время, когда народы должны брать в свои собственные руки решение судьбы своих народов. Я не принадлежу к числу тех людей, которые считают, что правительство то или другое решит - и так будет дело.

Олег Кусов: Иное мнение у московского политолога Юрия Ханжина. Юрий Ханжин: К глубокому сожалению, целый ряд политических деятелей Южной Осетии до сих пор, по-видимому, не осознают того факта, что небольшая республика не полностью контролируется теми силами, кои они представляют. Это в основном люди, которые рассчитывают на некое присоединение юга Осетии к северу и создание объединенной республики в составе Российской Федерации. Но надежда эта, конечно, совершенно беспочвенная. Во-первых, потому что Россия не собирается присоединять к себе Южную Осетию. В Москве, может быть, кто-то и хотел бы поощрить экстремистов на юге Осетии, но не решится. Значит, нечего надеяться на присоединение. Больше трети территории Осетии находится под контролем грузинских властей. Республика, и без того маленькая, по сути дела представляет собой одну столицу и некое небольшое образование из разбросанных между грузинскими селами сел осетинских. Создать полноценную администрацию, собрать налоги, сформировать бюджет, организовать правильную оборону, я имею в виду не из боевиков каких-то, а из законных, нормально действующих служащих милиции, сил безопасности и так далее, просто невозможно.

Олег Кусов: Юрий Ханжин считает, что Москва в данной проблеме должна занять более определенную позицию и на деле, а не словах, помочь конфликтующим сторонам придти к примирению.

Юрий Ханжин: Я думаю, что господин Путин прекрасно понимает, что не следует разжигать этот тлеющий костер, а надо его потихонечку затушить. И поэтому единственный путь, который остался для деятелей политических Южной Осетии, - это найти приемлемую договоренность с Тбилиси. Формула этой договоренности может быть такая: Тбилиси признает статус юга Осетии как республики в составе Грузии, имеющий с ней договорные отношения. Может быть применена формула, которую Россия применила в свое время в отношении Татарстана: республика была признана суверенным государством, субъектом международного права, ассоциированным с Российской Федерацией. Что касается вот этих актов похищения людей, убийств, каких-то насильственных действий, то они не служат ни той, ни другой стороне, то есть ни настоящим интересам Грузии, ни юга Осетии, они могут служить только разжиганию вражды, войны, то есть тому, что не нужно ни грузинскому народу в целом, ни народу Южной Осетии. Хорошо было бы, если бы российское правительство вместо того, чтобы поддерживать одну из сторон, то есть сепаратистские силы, выступила бы посредником, призвав к миру и достижению взаимовыгодных договоренностей в этом районе.

Олег Кусов: Не исключено, что для преодоления южноосетинского кризиса российская и грузинская стороны уже в ближайшее время продолжат переговоры на более высоком уровне, чем Смешанная Контрольная комиссия.

XS
SM
MD
LG