Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как в Казахстане сегодня вспоминают об освоении целины?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспондент Радио Свобода в Казахстане Сергей Козлов, главный редактор новостей Радио Свобода Андрей Шарый и обозреватель Радио Свобода Алексей Цветков.

Андрей Шароградский: В этом году исполняется 50 лет с начала освоения целинных и залежных земель в северном Казахстане. По приказу партии ленинский комсомол мобилизовал в степной край миллионы комсомольцев. Задача обеспечения страны пшеницей так и не была окончательно решена, однако целинная эпопея вошла в советскую историю, как одна из крупнейших трудовых и пропагандистских кампаний. Как в Казахстане сегодня вспоминают об освоении целины? Рассказывает корреспондент Радио Свобода Сергей Козлов.

Сергей Козлов: Официально празднование начала освоения целинных земель по традиции начинается в феврале каждого юбилейного года. Президент Назарбаев издал специальный указ, согласно которому учреждена юбилейная медаль "50 лет целине". Кроме этого, правительство Казахстана утвердило финансирование целого ряда праздничных мероприятий. Среди них - организация концертов мастеров искусств, съемка документального фильма, издание книги воспоминаний, праздничное оформление площадей и улиц казахстанских городов. Конечно же, целина ассоциируется в первую очередь с Казахстаном, где только за первые три года было распахано свыше 16 миллионов гектаров неосвоенных земель. К весне 54-го года на казахстанской целине было организовано свыше 120 совхозов. Первоцелинникам приходилось жить в палатках, в очень тяжелых условиях бездорожья, смены жестоких холодов и изнуряющей жары. Но первые результаты целинной эпопеи не могли не внушать оптимизма. В том же 54-ом году целина дала свыше 40% сбора зерна. Увеличилось производство мяса и молока. Однако успехи были лишь в первые годы, урожайность зерновых культур на вновь освоенных землях оставалась низкой, распашка земель происходила при отсутствии научно-обоснованной системы земледелия. Такой грандиозный проект имел огромное значение для республики, причем сегодня оно трактуется, как в позитивном, так и в негативном смыслах. Благодаря сосредоточению в регионе всех сил страны, в Казахстане появились новые фабрики и заводы, открывались высшие учебные заведения и училища, через весь Казахстан протянулись железнодорожные автомобильные магистрали, но вместе с тем, как отмечают критики целины, повсеместная распашка земель под сельскохозяйственные угодья вызвала необратимые непредвиденные последствия. Пожалуй, самым большим гибельным результатом стала эрозия почв. Огромные посевные площади были в первые же годы буквально сметены ветрами. Также было нарушено сложившееся веками самобытное местное кочевое хозяйство. Природе, таким образом, был нанесен непоправимый урон. Но тем не менее юбилей освоения целинных земель отмечается почти, как государственный праздник, под патронажем лично президента Нурсултана Назарбаева, а раз так, то критика этой эпопеи сегодня поутихла на фоне поздравления и торжественных речей, звучащих на многочисленных собрания и награждениях ветеранов-целинников.

Андрей Шароградский: На целину приглашали не только будущих работников совхозов, но и журналистов. Среди тех, кто в начале 70-х годов приехал в город Аркалык рассказывать стране о победах целинников был и мой коллега Алексей Цветков, ныне обозреватель Радио Свобода, а в ту пору корреспондент областной газеты "Тургайская новь". С ним беседует Андрей Шарый.

Андрей Шарый: "Мы пришли чуть свет друг за другом вслед, нам вручил путевку комсомольский комитет". Алексей, я учил эту песню в школе, а вы, видимо, слышали ее на целинных землях.

Алексей Цветков: К тому времени, когда я туда приехал, целина была уже покорена и песню мало кто, честно говоря, пел, я даже не знаю, когда ее там пели. Это был, если я правильно помню, 73-й год, я прибыл в город Аркалык, центр Тургайской области, она была отрезана от Акмолинской области в свое время, которая потом стала Целиноградской, сейчас, естественно, Астана. И это было как бы самое сердце целины. Я ехал туда работать в областную газету "Тургайская новь". Единственное, что я знал, что Аркалык - это всесоюзная комсомольская стройка. Я прибыл из Тюмени, поэтому я не был совсем уже одуванчик, но что я увидел там, меня немножко поразило. Начнем с того, что меня поселили в общежитие для "химиков", то есть не тех химиков, которые химией занимаются, а расконвоированием заключенных. Под окном у меня была просто зона, которую я наблюдал, как с утра приезжали туда в вагончиках люди, разводили костры. Что такое целина? Город, естественно в основном с русским населением. Естественно, когда посевная или уборочная, все занимаются сельским хозяйством. Я ездил по... в основном это совхозы, то есть мы сейчас говорим о севере области, где вот это было покорение целины, в основном совхозы - потому что, естественно, это не местное население, это все люди, прибывшие по комсомольским путевкам и большинство из них, тех, кого я видел, это потомки этих людей. Выращивали они, как мне там объясняли, твердые сорта пшеницы, которые котировались на международном рынке, естественно, их продавали для пасты, которой тогда еще в России не было, были макароны серенькие. Но что меня поразило и что мне говорили все, естественно, что в газетах мы об этом не сообщали, урожайность была просто ничтожная, то есть это было, грубо говоря, в десяток или больше раз, ниже, чем аналогичные сорта, выращиваемые на Западе. Это потому, то условия были неподходящие, совершенно не тот климат, видимо, с водой катастрофически было плохо. И вот боролись так, 7 центнеров, 10 центнеров с гектара, если я правильно помню эти цифры.

Андрей Шарый: Понятие "покоритель целины" - это было или это совсем уж пропаганда? Процитирую ту же песню: "Партия велела, комсомол ответил: есть!" Была все-таки доля этого комсомольского задора, на ваш взгляд?

Алексей Цветков: Вы знаете, про партию особенно не говорили, только когда уже переходили на официальный тон, когда я записывал для газеты. В принципе люди ехали с энтузиазмом, но ведь давали подъемные, что было по тем временам какие-то деньги. Очень многие люди, у которых за душой, так сказать, ничего не было, приехали и получили какие-то деньги на постройку, на обзаведение и все они считали это своей землей. Но надо же помнить, что эта земля не была пустая до этого, там же жили казахи когда-то, а казахи занимались кочевым скотоводством на этих землях. Так вот казахов-то всех оттеснили на юг, в пустыню фактически, там есть город Тургай такой, там они в страшных условиях, я это видел, жили. Но насколько я даже тогда понимал, она составляла совершенно ничтожную долю в общем сельском хозяйстве.

Андрей Шарый: Люди чувствовали себя колонистами на этих землях или это была их земля, это была единая страна Советский Союз, по большому счету разницы, где жить, не было и это было просто перемена места жительства?

Алексей Цветков: В каком-то смысле да, ведь идея колонизма присутствовала в Советском Союзе всегда, всегда людей бросали туда, сюда, давали подъемные, не давали подъемных или просто заключенных. Большая часть людей, по крайней мере, в городе, где были бокситные рудники, - это были заключенные.

Андрей Шарый: Какое-то общее ощущение от "Тургайской нови" у вас осталось сейчас, если суммировать впечатления самые яркие?

Алексей Цветков: Это, конечно, была юность и в каком-то смысле приключение. Но если трезво оценивать, впечатления жутковатые. Непролазная грязь, непролазное пьянство, потому что в городе просто никакой культурной жизни, кино в клубе. А все ждут, когда завезут водку в гастроном, что тоже случалось не всегда, иногда приходилось пить казахстанский коньяк.

Андрей Шарый: Из тех же сортов пшеницы.

Алексей Цветков: Один раз за мою бытность (я жил там недолго) завезли разливное пиво. Это было самое страшное пиво в моей жизни. Об этом пиве говорили три дня до этого, его пили в страшных количествах, потому что других никаких развлечений не было. Была еще танцплощадка. Об общежитии для "химиков" я не буду рассказывать.

XS
SM
MD
LG