Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отставка министра иностранных дел Абхазии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Кирилл Кобрин: Отставка министра иностранных дел непризнанной республики Абхазии Сергея Шамбы не отразится на грузино-абхазских отношениях, заявил официальный Сухуми. Помощник президента Абхазии Аста Муртания уточнил, что намеченные на начало июля этого года переговоры в Сочи по проблеме возвращения беженцев пройдут под руководством премьер-министра республики Рауля Хаджимбы. В Гальском районе Абхазии, где традиционно проживало грузинское большинство населения, побывал наш корреспондент Мумин Шакиров.

Мумин Шакиров: Гальский рынок - это узкая улочка и два окрестных двора, где раскинуты торговые палатки, лавки и особняком стоит двухэтажный крытый павильон, там продают мясные и молочные продукты. Сюда по воскресеньям съезжается народ из близлежащих селений, чтобы запастись продуктами и ширпотребом, доставленном из Сочи и Сухуми. Добираются люди на рынок кто на чем - на стареньких автобусах-"пазиках", на телегах, на велосипедах и потрепанных легковушках. В Гале в ходу не только рубли и доллары, но и грузинские лари. До реки Ингури, где стоят российские миротворцы, всего несколько километров. Там за большим мостом заканчивается Абхазия и начинается западная Грузия. В Гале нищета и разруха бросаются в глаза. Скудный ассортимент на рынке, неухоженные улицы, каждый третий дом в руинах, разбитые дороги и печальные лица горожан. Радует глаз только уникальная природа субтропиков - пальмы, кипарисы, цитрусовые деревья и воздух, насыщенный эфирными маслами. Через эту абхазскую глубинку в 1993-м году отступали грузинские вооруженные формирования Тенгиза Кетовани, вместе с ними покидали свои дома и квартиры мингрелы - коренные жители Гальского района. За последние годы десятки тысяч беженцев вернулись на родину, но еще больше остались за пределами Абхазии. Здесь живут преимущественно старики и женщины, молодежи здесь делать нечего, нет работы, нет и гарантий безопасности. Галактион Гергидава работает охранником городской администрации "Гал". Немощный старик живет один в большом доме, он уже много лет не видел своих родных и близких.

Галактион Гергидава: У меня два сына, они живут в Кахетии. У старшего сына два сына. Четыре года я их не видел. Они сюда не едут, конечно, боятся.

Мумин Шакиров: "Революция роз" в Тбилиси и смена власти в Аджарии мало что изменили в Гальском районе. Сухумские власти жестко контролируют ситуацию в этом приграничном регионе. Но люди втайне надеются на перемены. Пенсионер Георгий Чеминава, рассказывая, взвешивает каждое слово.

Георгий Чеминава: Как в Аджарии, здесь точно так же будет революция. Не совсем скоро, но в этот год должна быть.

Мумин Шакиров: Но там же была "революция роз" и "революция пальм". Слышали такое название? А здесь как будет?

Георгий Чеминава: Я не могу сказать.

Мумин Шакиров: После того, как грузинский президент Михаил Саакашвили предрек очередную "революцию роз" в Абхазии, власти Сухуми усилили бдительность, прежде всего, в Гальском районе, где, по мнению министра обороны самопровозглашенной республики Вячеслава Эжбы, возможны провокации со стороны вернувшихся домой беженцев.

Вячеслав Эжба: На территории Гальского района, где было возвращено большое количество беженцев, люди вернулись в свои дома, и там использовали то, что они являются этническими грузинами. Мы ожидаем там некую дестабилизацию. Ведем определенную работу. Попытки со стороны официальных властей Грузии уже были для дестабилизации обстановки. Попытки того, чтобы придти с цветами, с розами, поднять народ, сказать, что здесь все плохо, мы не подчиняемся. Вы знаете, что в целом вариантов может быть много.

Мумин Шакиров: Бывший министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба уверен, что аджарский сценарий не пройдет в Гальском районе. По его мнению, в Абхазии нет социальной почвы для открытых выступлений населения.

Сергей Шамба: Население Абхазии живет не беднее, чем население Грузии, которое получает огромную гуманитарную и материальную помощь от западных союзников. Тем не менее, по уровню жизни для всех очевидно, что они не смогли достичь более высокого уровня.

Мумин Шакиров: Сравнивая социальное положение мингрелов, которые проживают в Гальском районе без российских паспортов и представителей других этнических групп - абхазов, русских, армян, у кого уже есть российские паспорта, преимущества последних очевидны - они получают российские пенсии. Минимальная ставка 650 рублей в месяц, максимальная доходит до полутора тысяч рублей. У жителей Гальского района нет таких привилегий. Пенсионер Георгий Чеминава не готов менять свой статус, не верит он в российские пенсии.

Георгий Чеминава: Зачем российские пенсии? Я грузин, я мингрел. Это обман. Я же в России не работал, как я буду получать их пенсию? Я не верю.

Мумин Шакиров: Часовщик из Гал Яков Берсилава сожалеет о том, что распался Советский Союз, и не боится об этом открыто говорить, при этом не стесняется в выражениях.

Яков Берсилава: За кусок хлеба боремся - это разве жизнь? Я участник Второй мировой войны, я офицер. Горбачева надо повесить и живым поджечь. Советский Союз разрушить, такое государство разрушить, я это каждому в лицо скажу: Советский Союз кто не хотел - тот фашист.

Мумин Шакиров: По поводу очередной "революции роз" на территории Абхазии у него есть определенные сомнения.

Яков Берсилава: Здесь иначе. В Аджарии все грузины, только там банда, Абашидзе, столько денег заиметь, это от шкур людей брали. И там все грузины в составе Грузии хотели. А здесь совсем иначе. Все равно мы зависим от правительства Абхазии, революция здесь не пройдет, по-моему.

Мумин Шакиров: Для грузинских властей возвращение беженцев на историческую родину - это начало процесса восстановления целостности государства. До войны в Абхазии проживало по разным данным от двухсот до трехсот тысяч грузин. Абхазы составляли этническое меньшинство - около ста тысяч человек. Для Сухуми это вопрос как политический, так и демографический. Последствия могут быть серьезными для тех, кто сегодня контролирует ситуацию в республике. Эта причина тормозит переговорные процессы, так считает дипломат Сергей Шамба.

Сергей Шамба: Изменение демографической ситуации чревато большими проблемами для абхазского, в первую очередь, народа и вообще в целом общества. Мы это пережили в своей истории и знаем, чем это грозит. В существовании нашего этноса мы это все проходили и в существовании самого нашего государства. Поэтому пока такая опасность существует, говорить о таком примирении очень сложно. Примирение может предполагать прозрачность границ, открытие и возвращение демографической ситуации довоенной, которая была создана искусственным путем при Сталине.

Мумин Шакиров: Бог наделил Абхазию многим, благодаря чему жизнь могла бы быть райской: плодородная земля, мягкий климат, лазурное море, изумительная по красоте природа. Но люди превратили эту землю в ад, и теперь не знают, как повернуть время обратно

XS
SM
MD
LG