Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Последний ультиматум" Аджарии


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют ведущий программы Радио Свобода "Кавказ" Тенгиз Гудава и корреспондент РС в Тбилиси Георгий Кобаладзе.

Андрей Шарый: Президент Грузии Михаил Саакашвили предъявил главе Аджарской автономии Аслану Абашидзе десятидневный ультиматум с требованием восстановить в республике действие грузинской Конституции. Ультиматум был предъявлен после того, как аджарские силы взорвали три моста на административной границе с Грузией. С подробностями о ситуации в республике - корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе:

Георгий Кобаладзе: В понедельник президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что в противостоянии с аджарскими властями время работает на центральное правительство Грузии. При этом он сослался на тот факт, что все больше авторитетных в прошлом деятелей из ближайшего окружения Аслана Абашидзе переходят на сторону центральных властей, в том числе бывший мэр Батуми Аслан Смирба. Кроме того, в понедельник тбилисские СМИ распространили информацию о том, что сотни солдат и офицеров батумской бригады внутренних войск отказываются подчиняться полковнику Мураду Цинцадзе, который на днях заявил о переподчинении Аслану Абашидзе.

С другой стороны, у реки Чолоки продолжается бессрочный митинг сторонников Аслана Абашидзе. Митинг проходит у того места, где еще в воскресенье утром был мост, соединяющий Аджарию с другими регионами Грузии. Однако три моста были взорваны по приказу Аслана Абашидзе. Он объяснил свой приказ необходимостью защитить автономию от возможного вторжения грузинской армии. Именно в воскресенье в Поти завершились масштабные учения Вооруженных сил Грузии. По утверждению заместителя министра государственной безопасности страны Гиги Угулавы, взрывы мостов осуществлены российским генералом Юрием Неткачевым. Он является советником главы Аджарии по вопросам обороны. Против Юрия Неткачева возбуждено уголовное дело по обвинению в терроризме.

Президент Саакашвили расценил происходящее в Аджарии как нарушение верховенства Конституции Грузии. Он назвал Аслана Абашидзе исчадием ада, и предъявил аджарскому руководству, по его словам, последний ультиматум: если в течение 10 дней в Аджарии не будет восстановлен конституционный порядок, президент оставляет за собой право распустить органы власти автономной республики, сместить со своего поста Аслана Абашидзе и назначить новые выборы. Впрочем, глава Аджарии неоднократно заявлял, что не подчинится подобному указу, если он все-таки будет подписан.

Андрей Шарый: Грузинские власти не планируют ликвидации Аслана Абашидзе, однако его арест не исключен, об этом сообщил посол Грузии в России Константин Кемулария:

Константин Кемулария: "Ликвидация" - это слово страшное, которого, естественно, ни у кого на уме нет, никто не собирается и не планирует это, а что касается ареста Абашидзе – это зависит от него самого, какие он предпримет меры для разоружения и возвращения в конституционное пространство Грузии. Если он продолжит и доведет до конца свои государственные преступления, он будет, конечно, отвечать перед своим же народом, перед Грузией.

Андрей Шарый: Рядом со мной мой коллега Тенгиз Гудава, автор и ведущий программы Радио Свобода "Кавказ". Тенгиз недавно вернулся из командировки в Аджарию. Тенгиз, складывается такое впечатление, что центральные грузинские власти не слишком продумывают последствия своих заявлений. Вот заявление Саакашвили о том, что может быть арестован Аслан Абашидзе. Теоретически может. Но возможно ли это практически - в условиях, когда грузинские центральные власти не контролируют территорию одной из своих областей?

Тенгиз Гудава: Эти революционные настроения все еще никак не проходят, а уже пора бы. Это попытка решить все проблемы с наскока. Причем проблема берется какая-то боковая. Проблем в Грузии сегодня миллион, - социальные, экономические, и так далее, почему-то Саакашвили взялся решать проблему Аджарской автономии, а эта проблема очень тяжелая, глубокая, и уходит корнями в историю. Если мы вспомним сам факт происхождения этой автономии, то по Карскому договору 1921-го года Турция и Российская Федерация были признаны гарантами этой автономии, поэтому любые серьезные конфликты вокруг этой автономии чреваты интернационализацией, мгновенным вмешательством Турции и России, которые по Карскому договору являются странами, гарантирующими автономию.

Андрей Шарый: А этот договор еще не утратил силу?

Тенгиз Гудава: Нет, не утратил. Не было формальной процедуры его денонсации. Более того, в 1992-м году при заключении нового договора между Грузией и Турцией, который подписали Сулейман Демирель и Эдуард Шеварднадзе, особо была подчеркнута его преемственность Карскому. Турецкие дипломаты все время подчеркивают, что договор силы не утратил, что он существует. Другое дело - они не собираются вводить войска, как это предусмотрено буквой этого договора. Все сложно вокруг этой автономии. Она была создана именно на острие каких-то межгосударственных политических коллизий. Сейчас, когда молодой грузинский президент пытается одним махом решить эту проблему, это выглядит немножко несерьезно. Вот, сейчас поставлен новый ультиматум, можно заранее сказать, что он ничего не принесет. Этот ультиматум – 10 дней пройдут, и ничего не будет. Аслан Абашидзе какие-то самоубийственные решения принимать не может. Аслан Абашидзе был избран аджарским народом, точно так же, как Михаил Саакшавили грузинским, перевыборов не было, он находится на своем посту на законных основаниях.

Андрей Шарый: Скажите, Тенгиз, возможность экономической блокады, о которой говорят в Тбилиси, и недавно были ее попытки, это реальный способ давления Тбилиси на Батуми?

Тенгиз Гудава: Это ирреальный способ давления, потому что две трети тяжести от этой блокады несет Тбилиси. Аджария - маленькая республика, 400 тысяч населения, и она может прожить за счет своих каких-то своих средств, а Грузия будет блокирована, от Турции, от внешнего мира. Порт блокирован, через который осуществляется основная связь. Батуми - это основной грузинский порт, Поти тоже, но у них есть дифференциация, один другой полностью не может заменить. Поэтому и первая блокада была мгновенно прекращена самим Тбилиси, потому что слишком непомерная была за нее плата.

Андрей Шарый: Что говорят в Батуми и Тбилиси эксперты, с которыми вам доводилось общаться? Есть ли хотя бы теоретическая опасность военного конфликта? Или грузины с грузинами воевать не будут и не могут?

Тенгиз Гудава: Теоретическая опасность есть. Войны грузин с абхазцами и войны грузин с осетинами по безумию немногим от этого отличались, но случились эти войны. И сейчас идет по тем же нотам, как в тех ситуациях. Там тоже были кучки сепаратистов, горстки, якобы, агентов Москвы, а потом выяснилось, что весь народ против, абхазский и осетинский. То же самое может случиться, и происходит, с аджарским народом, что особенно парадоксально, так как этот народ этнически - грузины.

Андрей Шарый: Кто-то может сыграть роль посредника в этом конфликте, скажем, Москва?

Тенгиз Гудава: Многие считают, что уже наступило время, когда внешние силы должны вступить в этот конфликт и постараться сыграть роль медиаторов. Москва, в первую очередь, но не только, свою роль должны обязательно сыграть США, потому что возникновение такого тяжелого конфликта, рядом с конфликтом, который идет в Ираке, опять те же мотивы, мусульманская автономия, Турция... Это был бы крайне невыгодный и травматический момент. Особенно если учесть, что через эту территорию должен пройти трубопровод Баку-Джейхан, а в случае конфликта на нем придется поставить крест...

XS
SM
MD
LG