Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия обещает прекратить блокаду Аджарии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе и корреспондент агентства "Франс Пресс" Николай Топурия.

Андрей Шарый: Грузия в ночь на пятницу снимает экономическую блокаду Аджарии - такой основной итог переговоров в Батуми, которые проводили президент Грузии Михаил Саакашвили и глава Аджарской автономии Аслан Абашидзе. Вот заявление, которое сделал журналистам глава Грузии Михаил Саакашвили:

Михаил Саакашвили: Блокады никогда не было, были ограничения. Ограничения с 24 часов ночи будут сняты, потому что сняты все вопросы, которые привели к тем недоразумениям и к непониманию, которое возникло за эти дни между местным руководством и грузинским правительством.

Андрей Шарый: Подробнее о том, как проходили переговоры, и об обстановке, в которой они проходили - корреспондент Радио Свобода в Грузии Георгий Кобаладзе.

Георгий Кобаладзе: Договоренность о встрече в Батуми президента Грузии Михаила Саакашвили и главы Аджарской автономной республики Аслана Абашидзе была достигнута в ходе долгих переговоров между аджарским лидером и председателем парламента Грузии Нино Бурджанадзе. Однако Михаил Саакашвили отказался лететь в Батуми. По всей видимости, он считал принципиальным въехать в Аджарию по тому же маршруту, как и несколько дней назад, когда у реки Чолоки на административной границе между Аджарией и основной Грузией его встретили вооруженные сторонники Аслана Абашидзе.

Президент сказал, вылетая из Тбилиси, что он поедет в Аджарию для встречи со своими сторонниками, когда захочет и как захочет. Поэтому самолет президента приземлился в Поти. Оттуда кортеж главы государства направился в сторону границы с Аджарией. На этот раз Михаил Саакашвили и сопровождающие его лица въехали в Аджарию без особых проблем, но сторонники Аслана Абашидзе встретили его возгласами "Да здравствует глава Аджарии!". В городе Кобулети президента приветствовали тысячи его сторонников. Саакашвили вышел из машины и сказал: "Это и есть истинная Аджария".

В Батуми у здания парламента автономии, где Михаила Саакашвили ожидал Аслан Абашидзе, весь день проходил митинг сторонников главы Аджарской республики. Недалеко от этого места у здания Батумского университета параллельно начался митинг аджарской оппозиции. Несколько студентов в здании университета проводят голодовку с требованием отставки Аслана Абашидзе. У входа в здание парламента произошел небольшой инцидент. Охрана аджарского парламента не хотела впускать в здание офицеров личной охраны президента на том основании, что они были вооружены табельным оружием. Однако через несколько минут охранники все-таки вошли в зал ожидания, но почему-то всех попросили сдать мобильные телефоны, включая министров.

В переговорах участвовали министры просвещения, внутренних дел и финансов, как Грузии, так и автономной республики. Перед началом переговоров министр внутренних дел Грузии Георгий Барамидзе заявил в беседе с журналистами, что будут рассматриваться два блока вопросов. Это установление контроля центрального правительства над стратегически важным батумским портом и таможней на грузино-турецкой границе. И, во-вторых, соблюдение прав человека в Аджарии, проведение в автономии прозрачных и демократичных выборов. Переговоры, по всей видимости, были очень сложными.

После завершения диалога к журналистам вышел только Михаил Саакашвили. По словам президента, стороны договорились о введении института представителя президента в батумском порту, батумской таможне и на грузино-турецкой границе, чтобы центральные власти имели возможность реально контролировать грузопоток и перечисления в центральный бюджет. Кроме того, Михаил Саакашвили и Аслан Абашидзе договорились о том, что будут освобождены представители аджарской оппозиции, арестованные за участие в акциях протеста. Однако осуществление этих договоренностей потребует времени, и президент обещал, что экономические санкции будут отменены лишь после начала их воплощения в жизнь.

Андрей Шарый: Сейчас на линии прямой связи со студией Радио Свобода из Батуми известный тбилисский журналист, корреспондент агентства "Франс Пресс" в Грузии Николай Топурия. Сейчас заметно, что грузинские политики, как говорят, играют на понижение. Михаил Саакашвили, например, не произносит слово "конфликт", говорит о недоразумении, недопонимании. Что говорят в Батуми - это конфликт, это грань войны, на которую поставили друг друга влиятельные грузинские политики, или это все же недоразумение, недопонимание?

Николай Топурия: Позиция Аслана Абашидзе аналогична. Он говорит, что имело место недопонимание, что до президента доводят неправильную информацию. Сам признался, что не владел верной информацией относительно происходящего. Можно сказать, что в Батуми аналогично пытаются сгладить конфликт. Что касается тех людей, которые с оружием стояли там, то они пока толком не понимают, что происходит. Они очень нехотя убирают бетонные плиты. Причем они их убирают, потом ставят обратно, выпускают некоторые машины. То есть в принципе они еще продолжают по инерции перекрывать границу.

Андрей Шарый: Николай, скажите, как вы добирались в Батуми из Тбилиси?

Николай Топурия: В то время, когда эскорт президента должен был въехать в Аджарию, то там убрали заслон - большие бетонные плиты, которыми преградили путь всему транспорту, и там стояло две единицы бронетехники. По дороге около поста Чолоки, так называемая административная граница с Аджарией, президента встретили сторонники Абашидзе. Они скандировали лозунги "Мир!", "Да здравствует Абашидзе!" и так далее. А уже по дороге эскорт президента встречали сторонники Саакашвили. Они дарили ему розы, поздравляли его, как-то приветствовали. Он тоже несколько раз выходил и общался с населением, со своими сторонниками.

Андрей Шарый: Скажите пожалуйста, Батуми производит впечатление города, находящегося в экономической блокаде или находившегося в экономической блокаде? Спокойно ли на улицах, что говорят батумцы о происходящем?

Николай Топурия: Несмотря на то, что блокада всего два дня, но это уже было ощутимо. Пропали некоторые продукты, была определенная паника, люди стали запасаться продуктами. И много вооруженных людей и людей в масках, что очень бросается в глаза.

Андрей Шарый: Скажите пожалуйста, что говорят в кулуарах переговоров грузинского президента и лидера Аджарской автономии? Понятно, что, видимо, снята только верхняя сторона, верхний слой противоречий между Тбилиси и Батуми, что остается в остатке? Суть конфликта между Саакашвили и Абашидзе, между Аджарией и Грузией удалось ли разрешить целиком, и - если нет, то что нужно сделать для того, чтобы отношения нормализовались полностью?

Николай Топурия: Вы знаете, в Батуми говорят, что в конфликте было много эмоций, много личного. Конфликт образовался не сегодня и не вчера, поскольку Абашидзе и Саакашвили - давние соперники. Нужно сказать, что Абашидзе - лидер партии, которая всегда оказывала влияние на политику во всей Грузии. Сейчас и Абашидзе, и Саакашвили поняли, что это вызвало большой шум, и народ стоял на грани серьезного конфликта, и они сами это разрядили.

Андрей Шарый: Как полагают местные политики, будет ли Аджария сейчас участвовать в политическом процессе в Грузии, в парламентских выборах? Действительно ли Абашидзе освободит оппозиционных политиков и активистов оппозиции, арестованных в последние дни?

Николай Топурия: Аджария будет участвовать в выборах, об этом сегодня договорились, это было одним из условий снятия блокады. Абашидзе, конечно же, отпустит задержанных людей, которые участвовали в митингах. Это тоже было условием, причем главным, как сегодня подчеркнул Саакашвили.

Андрей Шарый: Верят ли в Тбилиси, что Абашидзе прекратит преследование оппозиции?

Николай Топурия: Я очень сомневаюсь, что Абашидзе прекратит преследование оппозиции, просто это примет другие формы.

Андрей Шарый: Что говорят о российском факторе? Как оценивают визит Юрия Лужкова в Батуми?

Николай Топурия: В Грузии расценили визит Лужкова, как визит человека, который представляет российские власти, причем столь весомая фигура. Я считаю, что это очень серьезно повлияло на ход переговоров и на позицию Саакашвили, который смягчил свою позицию. Хотя Саакашвили сказал, что у него был очень короткий разговор с Лужковым, что Лужков не вмешивался в переговоры, несмотря на это, я все-таки считаю, что это имело серьезное значение.

XS
SM
MD
LG