Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли считать Роберта Кочаряна законно избранным президентом Армении?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ара Татевосян, Мелани Бачина и Олег Кусов беседуют с заместителем директора Кавказского Института средств массовой информации, известным в Армении политическим обозревателем Марком Григоряном и московским политологом Сейраном Багдасаряном.

Андрей Шароградский: Во втором туре выборов президента Армении, который состоялся в среду, уверенную победу, по официальным данным, одержал действующий глава государства Роберт Кочарян. Он с преимуществом более чем в 30% голосов победил лидера Народной партии Армении, кандидата от оппозиции Степана Демирчана. Однако представители оппозиции заявили о том, что не намерены признавать итоги второго тура из-за многочисленных нарушений, зафиксированных независимыми наблюдателями.

Ара Татевосян: По предварительным данным, во втором туре президентских выборов, состоявшихся в Армении пятого марта, убедительную победу одержал девствующий президент Роберт Кочарян. Он получил 67% голосов избирателей, а лидер оппозиционной Народной партии Степан Демирчан 32,5%. Несмотря на столь большой разрыв между кандидатами, претензии к ходу выборов есть как у армянской оппозиции, так и у европейских наблюдателей. Глава миссии наблюдателей ОБСЕ Питер Айкер заявил сегодня в Ереване, что европейские наблюдатели разочарованы тем, как прошел второй тур президентских выборов в Армении. "Мы надеялись на лучшее", - сказал Айкер. По его словам, в ходе второго тура выборов международные наблюдатели зафиксировали значительные проблемы. "В частности, - сказал Айкер, - речь идет о многочисленных случаях незаконного сброса в урны для голосования большого количества избирательных бюллетеней". В то же время Айкер воздержался отвечать на вопрос, смогут ли повлиять зафиксированные нарушения на окончательный итог президентских выборов. Он заметил, что наблюдатели оценивают выборы на предмет их соответствия международным стандартам и у них нет полномочий утверждать итоги голосования. Питер Айкер выразил определенное недовольство и поведением оппозиции. Дипломат заявил, что в промежутке между первым и вторым туром некоторые представители оппозиции выступали на митингах с провокационными заявлениями. Характерно, что и на этот раз миссия наблюдателей от СНГ выступила с заявлением прямо противоположным заключению коллег из ОБСЕ и Совета Европы. Наблюдатели от СНГ приняли сегодня в Ереване заявление, в котором назвали второй тур президентских выборов в Армении демократическим и легитимным. Представители содружества заявили, что отмеченные ими нарушения не носили серьезного характера и не могли оказать существенного влияния на свободное волеизъявление граждан. Наблюдатели от СНГ подчеркнули, что президентские выборы в Армении продемонстрировали продвижение государства по пути дальнейшей демократизации общества. Армянская оппозиция провела сегодня очередной митинг в центре Еревана, на котором 15 партий, поддерживающих кандидата Степана Демирчана, приняли специальное заявление и отказались признать итоги второго тура выборов. 15 партий потребовали от Центризбиркома объявить недействительным второй тур выборов и провести новые выборы. В противном случае, заявили лидеры оппозиции, мы пойдем до конца, используя все возможные методы для восстановления справедливости. Председатель Центризбиркома Артак Саградян, судя по всему, не намерен всерьез обсуждать подобные требования сторонников Демирчана. Он заявил сегодня, что в ходе голосования и подсчета голосов во втором туре не было зафиксировано каких-либо существенных нарушений, способных повлиять на итоги выборов.

Андрей Шароградский: Итоги президентских выборов в Армении мы попросили прокомментировать заместителя директора Кавказского Института средств массовой информации, известного в Армении политического обозревателя Марка Григоряна и московского политолога Сейрана Багдасаряна, с ними беседовали Мелани Бачина и Олег Кусов.

Мелани Бачина: Марк, известно ли вам, будет оппозиция принимать какие-то еще политические шаги, намерена ли она их вообще принимать, не считая митингов?

Марк Григорян: На митинге Степан Демирчан сегодня заявил, что он собирается использовать все законные возможности для того, чтобы добиться справедливости, придти к власти. Но на митинге звучали высказывания типа того, что действующей администрации осталось всего два-три дня, что председателя Центризбиркома нужно отдать под суд за нарушения и так далее. То есть там кроме призывов к легальной и законной форме деятельности были также и, скажем, мягко говоря, пограничные призывы.

Мелани Бачина: Роберт Кочарян победил во втором туре с довольном серьезным отрывом, в отличие от первого тура, от своего соперника Степана Демирчана. Как у него это получилось, несмотря на то, что оппозиция объединилась? Что произошло, на ваш взгляд?

Сейран Багдасарян: На мой взгляд, то, что Марк рассказывал, оппозиция, скорее всего, смирилась с тем, что она проиграла, но они хотят как истинные политические деятели, а среди оппозиции много опытных политических деятелей кроме Демирчана, плавно перейти к предвыборным баталиям, поскольку 25-го мая в Армении состоятся парламентские выборы. И вся эта митинговая форма общения с электоратом подразумевает, в Армении привыкли к этой форме общения все политические партии и деятели, использовать этот ресурс, который накопился, на парламентские выборы. Я думаю, что Кочарян победил с внушительным перевесом во втором туре, не только связано с тем, что оппозиция говорит, что там были нарушения и были явные подтасовки, мне трудно с этим согласиться или оспаривать, не будучи в Ереване, но я хочу сказать, что сыграло в пользу Кочаряна два момента. Первое – это то, что кандидат, занявший третье место со своими 17% голосов, так и не заявил о поддержке или присоединении к Демирчану. Это очень существенный был момент в предвыборной ситуации перед вторым туром. Второе – что все-таки Кочарян показал, что он управляет государством на фоне этих митингов, и он не собирается поддаваться каким-то нажимам. И третье – сыграло свою роль в конце концов то, что избиратели имели возможность воочию посмотреть и на того кандидата, и на второго. И теледебаты свою роль сыграли, и те публичные теледебаты, в которых участвовали сторонники Кочаряна или Демирчана. В конечном итоге, если даже поверить, окончательные цифры взять то, что говорит Центризбирком, за Демирчана проголосовало во втором туре на сто тысяч человек больше, около 500 тысяч, а за Кочаряна на 300 тысяч человек больше проголосовало, чем в первом туре. Вот соотношения всех этих фактов и определило убедительную достаточно победу Кочаряна.

Олег Кусов: Сейран Арамаисович, несмотря на споры, которые разгорелись в Армении, сколько процентов, плюс-минус процент фальсификаций, я бы хотел вопрос задать о действующем президенте Роберте Кочаряне. Он одержал внушительную победу в то время, когда страна находится в глубоком кризисе, это и внутренний кризис – безработица, большая миграция, и внешний кризис – проблема Карабаха, турецкий фактор и так далее. Каким образом, на ваш взгляд, Кочаряну удалось убедить своих избирателей в правильности своего курса, ведь его предвыборная кампания шла несколько лет, а не несколько месяцев?

Сейран Багдасарян: Я не согласен с вами, что Армения находится в глубоком кризисе международном, начнем с этого. Абсолютно я не вижу никаких параметров этого кризиса, и в чем они заключатся. Что касается внутреннего, да, действительно, перед Кочаряном очень серьезные проблемы, да, оппозиция действительно имела право ставить очень многие из тех вопросов, которые касаются кадровой политики, которые касаются социального очень бедственного положения большинства населения, очень много вопросов, которые оппозиция ставила по коррупции. Это все я согласен. Я думаю, что многие серьезные политические силы, которые поддерживают Кочаряна, сами себе отдают отчет и высказываются, что это так. Вопрос в другом: кто из двух кандидатов что предлагал для решения всех этих комплексов вопросов? В одном случае мы имели в виду президента со своими ошибками, но умеющего управлять государством, а он это доказал, доказал как кризисный управляющий в Карабахе во время войны. И с другой стороны, мы имеем претендента, человека, который только вошел в большую политику - Степана Демирчана, человек, который носит относительно громкую фамилию, но мы не знаем и большинство избирателей не знает, как он распорядится рулем, который он собирается взять в свои руки, если станет президентом. Вот, я думаю, что эта неопределенность в отношении Демирчана, неопределенность в отношении его возможностей и способностей и сделала примерно то соотношение сил, которое мы наблюдали.

Олег Кусов: Скажите, пожалуйста, Марк, по вашим наблюдениям, кто голосовал за Демирчана? И вообще, что он сейчас представляет из себя – это память об отце или это флаг демократического движения в Армении?

Марк Григорян: По моим наблюдениям, часть электората, конечно, это память об отце. Это память даже не столько об отце, а память о том, как он хорошо управлял страной и как хорошо при нем жилось. Часть электората, ведь нельзя сразу сказать, что все голосовали поэтому, есть расслоения, часть электората, я думаю, голосовала потому, что воспринимала Кочаряна как чужака, а Демирчана как своего. Я бы сказал, что большая часть этого электората находится в Ереване. И часть тех, кто недоволен нынешним социально-экономическим положением в стране. Потому что, хотя мы вполне по-советски в последнее время то и дело слышим о небывалом экономическом подъеме, о 35-40 тысячах рабочих мест, которые у нас открываются ежегодно, все-таки социальное положение оно очень серьезно, и это главный вызов власти Кочаряна, брошенный сегодняшним электоратом.

XS
SM
MD
LG