Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему грузинский президент распорядился открыть архивы КГБ


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Георгий Кобаладзе и Олег Кусов, который беседует с тбилисским журналистом Давидом Пайчадзе.

Андрей Шарый: Министерство государственной безопасности Грузии вскоре снимет гриф "секретно" со всех документов, оставшихся от бывшего грузинского КГБ. Согласно распоряжению президента Грузии Михаила Саакашвили, архивы советских спецслужб должны быть обнародованы. Рассказывает Георгий Кобаладзе:

Георгий Кобаладзе: Представляя в Министерстве госбезопасности Грузии нового министра Зураба Адеишвили, президент Саакашвили заявил, что его первое поручение касается архивов бывшего КГБ Грузинской ССР. Михаил Саакашвили считает, что, как и в большинстве стран Восточной Европы, эти архивы, в том числе списки агентов КГБ, должны быть преданы гласности. Президент не скрывает, что он лично видел списки агентов два года назад, когда занимал пост министра юстиции, и многие известные ныне политические и общественные деятели, а также представители интеллигенции окажутся в сложном положении после их опубликования. Однако история есть история, подчеркнул президент Грузии. Тем не менее, бывший министр госбезопасности страны Валерий Хабурдзания заявил журналистам, что большая часть архивов вывезена из Грузии, и все его попытки добиться от российских властей возвращения этих материалов завершились неудачей.

Андрей Шарый: Рассекречивание деятельности советских спецслужб на территории Грузии входило в список обещаний Михаила Саакашвили и его политических соратников до прихода во власть. В целом жители Грузии с одобрением отнеслись к идее обнародования архивных данных КГБ. Так считает известный тбилисский журналист Давид Пайчадзе, с ним беседовал корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Олег Кусов: Давид, скажите пожалуйста, что, на ваш взгляд, заставляет новые власти в числе первоочередных мероприятий поднимать вопрос о рассекречивании архивов КГБ Грузии?

Давид Пайчадзе: Еще до выборов 2 ноября у гражданского сектора и тогдашней оппозиции, которая является нынешней властью Грузии, был заключен контракт, скажем так, "10 шагов к свободе". Контракт, кстати, неформальный, не имеющий никакой юридической силы, но имеющий моральную силу. И первым пунктом в этих "десяти заповедях" значилось принятие закона о люстрации. Одно толкование такое: власть пытается выполнить одно из своих предвыборных обещаний. Мы насмотрелись во время периода независимости на власть, которая состояла из бывших комсомольцев и коммунистов, в основном. Мягко говоря, это была неэффективная власть. В сегодняшнем правительстве нет ни одного человека с партийным или комсомольским прошлым. Так что власти нетрудно говорить и действовать в сторону люстрации. К тому же Саакашвили неоднократно заявлял, что главной целью Грузии является европейская интеграция и, может быть, он следует за странами Восточной Европы, которые в свое время приняли и осуществили закон о люстрации.

Олег Кусов: Давид, а как вы считаете, люстрация - это необходимая процедура в сегодняшних условиях для Грузии?

Давид Пайчадзе: Не то, что необходимая, но даже запоздалая процедура. Почему-то речь идет не о законе о люстрации, а лишь только об указе президента. Может быть, это и примет, в конце концов, форму закона, предпочтительнее, чтобы это случилось по закону, а не по указу или приказу президента. Я думаю, что это необходимо, поскольку люди, связанные с бывшими советскими спецслужбами, а, может, сегодня и с другими иностранными спецслужбами, они, скажем так, мешают эффективному правлению в стране. Во-вторых, как бы патетично это ни звучало, надо судить коммунизм, надо думать, и надо вынести приговор прошлому. На этом пути люстрация - просто обязательный шаг.

Олег Кусов: Некоторые наблюдатели предполагают, что есть в архивах спецслужб Грузии и папки, имеющие отношение к Эдуарду Шеварднадзе и его сторонникам. Эти люди, понятно, представляют какую-то опасность для новых властей.

Давид Пайчадзе: Шеварднадзе нечего люстрировать, он и так понятен - 13 лет он был первым секретарем, он был высшим коммунистическим чиновником. Люстрация имеет две стороны. Это выявление существования информации о сексотах советских спецслужб - это одна сторона. И другая - люстрация, которая запретит бывшим партийным и комсомольским функционерам занимать высокие должности. Имеются материалы о Шеварднадзе или нет, честно говоря, это значения не имеет, проблема тут в другом. В том, что неоднократно чиновники и бывшие руководители спецслужб твердили, что большая часть архивов КГБ вывезена за пределы Грузии еще при коммунистах, еще значительная часть была вывезена Игорем Георгадзе в бытность его министром госбезопасности Грузии. И будто бы в Грузии остались архивы, касающиеся только 20-х, 30-х и 40-х годов, и их рассекречивание имеет только исторический характер. Хотя, говорят, бывший министр госбезопасности, а ныне заместитель генпрокурора Хабурдзания заявил, что есть архивы, заключающие и оперативную информацию, их, естественно, нельзя рассекречивать, а архивы, которые касаются коммунистической истории, годов репрессии, это можно.

Олег Кусов: А как люди в Грузии восприняли идею президента Саакашвили о рассекречивании архивов КГБ?

Давид Пайчадзе: Поскольку эта идея свежа, то судить о реакции людей довольно трудно, это реакцию еще не высказывали. Хотя, я думаю, что негативного отношения не будет. Я не знаю, как другие масс-медиа, но Радио Свобода, Грузинская редакция часто говорили о люстрации, делали дискуссии, приглашали как бывших руководителей спецслужб, так и бывших диссидентов. Я не помню ни одного негативного отзыва об этой теме. Думаю, что мнение будет позитивное. Не надо забывать еще и о том, что у Саакашвили большое доверие избирателей, граждан, его словам доверяют.

XS
SM
MD
LG