Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подготовка процесса по делу Павла Лазаренко


Над темой в Нью-Йорке работал Юрий Жигалкин. Он беседовал с адвокатом Павла Лазаренко Дэниэлом Хоровицем и с сотрудницей Американского университета в Вашингтоне Луизой Шелли.

Юрий Жигалкин: В ближайшие десять минут программы мы поговорим об уникальном процессе - первой в Соединенных Штатах попытке суда над олигархом с постсоветского пространства. В Сан-Франциско в Калифорнии начался процесс отбора присяжных, которые будут рассматривать дело Павла Лазаренко, бывшего премьер-министра Украины. Он обвиняется в отмывании 114 миллионов долларов в американских банках, и это лишь часть 200 миллионов, которые он, согласно обвинительному заключению, получил в результате незаконных торговых и финансовых операций на Украине.

Дело Лазаренко совмещает в себе все, если можно так выразиться, классические признаки дел олигархов на бывшем советском пространстве. Мелкий днепропетровский функционер вырос в богатейшего на Украине человека под защитной тенью земляка - президента Украины. Он заработал - законно или незаконно - сотни миллионов долларов на распродаже природных ресурсов. Затем внезапно отношения с бывшим покровителем расстраиваются, и Лазаренко бежит в Соединенные Штаты с просьбой о политическом убежище. Но тут ему изменяет судьба, в убежище ему отказывают, а вместо этого федеральная прокуратура в Калифорнии заводит на него уголовное дело и в результате беспрецедентного четырехлетнего сотрудничества с украинской прокуратурой готовит первый в истории американской юриспруденции процесс над бывшим главой постсоветского правительства, обвиняемым в коррупции. Впервые дело о законности многомиллионного состояния, созданного после распада Советского Союза, будет рассматриваться в американском суде.

Судебные заседания начнутся через несколько дней, американские эксперты пока не берутся предсказывать, выдержит ли американская судебная система столкновение с реалиями украинской рыночной действительности, и чем этот процесс может закончиться. Но мне удалось связаться с адвокатом Павла Лазаренко Дэниэлом Хоровицем, убежденном в том, что его клиент будет оправдан, а на всеобщее обозрение будут выставлены неприятные тайны украинской политической кухни.

Чем вы отвечаете на обвинения вашего клиента в воровстве сотен миллионов долларов?

Дэниэл Хоровиц: Я проверил все документы, касающиеся банковских операций и переводов денег, представленные в качестве улик обвинением, и могу твердо заявить, что украинская генеральная прокуратура откровенно скрыла от американских властей значительную часть документов, доказывающих полную законность действий Павла Лазаренко. Деньги, о которых будет идти речь на суде, были либо законно заработаны Лазаренко, либо это были фонды партии "Громада", на которые она вела предвыборную кампанию в 1998-м году и намеревалась поддерживать своего кандидата во время президентских выборов 1999-го года.

Юрий Жигалкин: В таком случае как вы объясняете один из самых серьезных эпизодов обвинительного заключения: вашему подзащитному инкриминируется получение почти пятнадцатимиллионной взятки за помощь в продаже за границу цветных металлов, принадлежащих государству?

Дэниэл Хоровиц: Эта история полностью сфабрикована украинской генеральной прокуратурой. Существуют документы, подтверждающие факт законного, санкционированного властями экспорта цветных металлов фирмой "Наукова", есть также счета за приобретенные на эти средства различные товары для Днепропетровской области. Это - бензин, сельскохозяйственное оборудование, то, в чем нуждалась область в то время. Но украинская прокуратура скрывает эти улики. В свое время, чтобы заполучить их, группа захвата прокуратуры ворвалась на фирму, в масках и с оружием наизготовку, конфисковала все деловые бумаги, мы потребовали возвращения документов, но прокуратура до сих пор отказывается.

Юрий Жигалкин: Лазаренко обвиняют и в том, что на его счета, открытые на имя его помощника и сообщника Кириченко в разных странах, в том числе и в США, было перечислено около ста миллионов долларов "Украинскими едиными энергосистемами", компанией, одним из владельцев которой был Лазаренко. Эти деньги, согласно обвинению, полученные от украинских потребителей российского газа, были беззастенчиво присвоены компанией, оказались на зарубежных счетах, в то время, как они должны были пойти на оплату поставок газа?

Дэниэл Хоровиц: Украинские власти нагло лгут. На самом деле, Россия получила все полагавшиеся ей деньги до копейки, причем получила эти деньги авансом. Правда заключается в том, что "Единые энергосистемы" заработали прибыль на этих операциях вполне легально. Если потребители газа платили наличными, то эти деньги полностью, согласно контракту, заключенному с правительством Украины, тут же шли на оплату газа. Но если у потребителя не было наличных, и он хотел рассчитаться бартером, то компания Лазаренко находила потребителя для этой продукции, сводила воедино самых разных производителей, и реализовывала эти товары, что было разрешено законом. Так что в действительности "Единые энергосистемы" способствовали оживлению экономики Украины, помогали выжить предприятиям, которые простаивали, потому что у них не было возможностей закупить газ, закупить электричество. Понятно, что такая деятельность должна вознаграждаться, должна приносить доход, и она была стопроцентно легальной.

Юрий Жигалкин: Господин Хоровиц, вы, как адвокат Лазаренко, обязаны защищать клиента, но позвольте вас спросить, известно ли, на какие средства государственным служащим был куплен особняк под Сан-Франциско, за который было уплачено почти семь миллионов долларов наличными?

Дэниэл Хоровиц: Прежде всего, это не столь уж и дорого, его дом не дороже моего. А потом, никто не скрывает, что Павел Лазаренко занимался предпринимательством с 1991-го года. И он оказался одаренным бизнесменом. Нравится это кому-то или нет, но он заработал свои деньги честно. И мы намерены во время процесса доказать это.

Юрий Жигалкин: Вы утверждаете, что Лазаренко стал объектом преследования со стороны президента Украины Кучмы, стоит ли украинскому лидеру опасаться информации, которая может всплыть во время этого процесса?

Дэниэл Хоровиц: Мы продемонстрируем методы, с помощью которых Кучма изгнал из страны своего потенциального политического противника и неудобного свидетеля. Цель украинского президента ясна - он намерен теми или способами приватизировать достояние Украины, прикарманить все, что возможно. Приведу лишь один пример: фирма "Никопольский металл", которая упоминается в эпизоде о продаже цветных металлов за границу, очень крепкое предприятие, сейчас почти полностью принадлежит зятю Кучмы.

Юрий Жигалкин: Господин Хоровиц, что вам кажется наиболее опасным из обвинений, предъявленных вашему подзащитному?

Дэниэл Хоровиц: Я не вижу в этом деле никаких опасностей для Лазаренко. Скажу больше, оно беспроигрышно для нас. Как только присяжные ознакомятся с документами, они неизбежно осознают, что человек, преследуемый по политическим убеждениям, находится под стражей уже четыре года, в то время как преступники управляют страной. Я уверяю вас, что этот суд обернется судом над украинскими властями. Когда двенадцать американцев-присяжных увидят фотографии, сделанные в стенах украинских тюрем, они возненавидят официальный Киев, любого американца стошнит от этих изображений.

Юрий Жигалкин: Итак, какие резоны могут принять во внимание американские присяжные, разбирая это явно сложное с юридической точки зрения дело, где сталкиваются законодательства двух стран, где зыбки границы между понятиями законного и незаконного. Поможет ли Лазаренко эффектный ход, который готовит защита - демонстрация тошнотворных, как выразился адвокат, условий функционирования украинской пенитенциарной системы? Я попросил прокомментировать эту ситуацию Луизу Шелли, сотрудника Американского университета в Вашингтоне, специалиста по международной преступности.

Как бы вы оценили эти заявления защиты о том, что, по большому счету, преследование Лазаренко политическое?

Луиза Шелли: Я бы сказала, что если бы не было конфликта между Кучмой и Лазаренко, то дела бы не начали. Но это не значит, что нет уголовной основы для этого расследования.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, каковы шансы прокуратуры на успех в подобном деле, поскольку большинство подобных дел заканчивались ничем, и в США, и в Европе.

Луиза Шелли: Я не могу судить, потому что это зависит не только от доказательств, но и от юридического процесса, от того, какие материалы будут доступны суду. Это непростой вопрос. Но украинские и американские следователи потратили на это дело очень много лет, и у них есть очень хорошие доказательства. Это уникальное дело, когда было столько сотрудничества. Чтобы доказать обвинение на Западе, необходимо сотрудничество со стороны прокуратуры страны, где преступления были совершены на первом этапе.

Юрий Жигалкин: Должен ли Кучма сейчас чувствовать себя неудобно?

Луиза Шелли: Я не думаю, что Кучма может себя чувствовать неудобно, потому что он еще президент, и прокуратура не пойдет против него.

Юрий Жигалкин: Ожидается, что процесс над бывшим украинским премьером затянется на два-три месяца, показания основных свидетелей ожидаются 25 марта.

XS
SM
MD
LG