Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-грузинские отношения никогда не были такими плохими, как сейчас


Ведет программу Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков, Георгий Кобаладзе, Виталий Портников и вице-спикер Государственной Думы России Владимир Лукин.

Андрей Шароградский: Спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе в ходе визита в Москву заявила, что из всех стран-соседей Грузии только с Россией не удается достичь добрососедских отношений. Одна из основных причин – поддержка Россией абхазских сепаратистов.

Михаил Саленков: Спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе утверждает, что российско-грузинские отношения за последние два века никогда не были такими плохими, как сейчас. Главный камень преткновения в отношениях двух стран - самопровозглашенная Республика Абхазия, территорию которой Грузия считает своей неотъемлемой частью.

Нино Бурджанадзе: У нас, слава Богу, сложились достаточно добрые отношения с нашими соседями. Единственное, с сожалением могу сказать, что у нас никак не получается улучшить отношения с Россией. Основные проблемы в российско-грузинских отношениях, конечно, начались с 1992-93-го годов, когда во время военных действий Россия открыто практически поддерживала сепаратистский режим, и российская военная база в Гудауте тогда сыграла однозначно отрицательную роль.

Михаил Саленков: В Абхазии сейчас находится около трех тысяч российских миротворцев, мандат которых истек летом 2002-го года. Грузинский парламент не намерен его продлевать.

Нино Бурджанадзе: Претензии к миротворческим силам у нас имеются серьезные. И парламент, принимая свое постановление о выводе миротворцев, неоднократно подчеркивал, что в этом мандате именно миротворцы не могут способствовать урегулированию конфликта. Если мандат будет изменен, если беженцы начнут возвращаться, если миротворцы сдвинутся с того места, где они находятся, естественно, мы будем еще раз дополнительно рассматривать этот вопрос.

Михаил Саленков: Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе вопреки решению парламента уже было решил продлить мандат миротворцев, но возобновление железнодорожного сообщения между Адлером и Сухуми, и выдача российских паспортов абхазцам заставили его изменить решение. В России возобновление железнодорожного сообщения считают гуманитарной помощью Абхазии, в Грузии - едва ли не политической провокацией:

Нино Бурджанадзе: Что произошло на самом деле: открыли железную дорогу между Адлером и Сухуми, между двумя городами двух разных государств. Поезд пересекает государственную границу между Грузией и Россией. Об этом ничего не знает грузинское руководство. Дело и в том, что там стоят не наши пограничники, а там стоят лишь русские пограничники. Там грузинских пограничников нет.

Михаил Саленков: Гуманитарная помощь, конечно, нужна, говорит спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе, но ее нужно согласовывать с центральным руководством. По словам спикера, Грузия сама оказывает гуманитарную помощь отделившейся республике:

Нино Бурджанадзе: Я хочу однозначно заявить: Грузия никогда не блокировала Абхазию, никогда не отказывала никому в гуманитарной помощи, которую те или иные стороны собирались оказывать Абхазии, более того, Грузия сама оказывает Абхазии гуманитарную помощь. Мы посылаем им лекарства, мы посылаем им определенную гуманитарную помощь, мы платим за электроэнергию Абхазии и так называемой Южной Осетии, тогда как сегодня, например, в Тбилиси электроэнергия идет по графику.

Михаил Саленков: За 5 дней пребывания в российской столице члены делегации грузинского парламента встретились с председателями Совета Федерации и Государственной Думы России, секретарем Совета безопасности, министром иностранных дел. Результаты этих встреч, по словам госпожи Бурджанадзе, позволяют надеяться на улучшение отношений между двумя странами.

Андрей Шароградский: За московским визитом грузинской парламентской делегации внимательно следили в Тбилиси. Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе в четверг перенес на более позднее время заседание Совета национальной безопасности для того, чтобы Нино Бурджанадзе смогла принять в нем участие и рассказать об итогах переговоров в Москве.

Георгий Кобаладзе: Все средства массовой информации начинали свои программы именно с рассказа о встречах Нино Бурджанадзе. Совершенно естественно этот визит, хотя и планировался еще в прошлом году, напрямую увязывается с нынешним обострением российско-грузинских отношений, в связи с началом движения поезда по маршруту Сочи-Сухуми и массовой раздаче паспортов граждан России жителям непризнанной республики. Грузинская сторона, причем на высшем уровне, характеризовала происходящее как скрытую аннексию Абхазии. Именно поэтому в Тбилиси ожидают, что визит Нино Бурджанадзе расставит все точки над i. По крайней мере станет ясно, насколько далеко готово зайти российское руководство в развитии связей с самопровозглашенной Абхазской республикой. В зависимости от результатов этого визита в Тбилиси и собираются выстроить дальнейший алгоритм своих действий. Так, например, в пятницу в здании Государственной канцелярии должно было состояться чрезвычайное заседание совета национальной безопасности. Однако президент Шеварднадзе распорядился перенести заседание на несколько дней, до того, как Нино Бурджанадзе вернется в Тбилиси и сможет высказать о своих переговорах в Москве перед членами совета. При этом Эдуард Шеварднадзе отметил, что возлагает большие надежды на миссию Бурджанадзе. "По крайней мере, - сказал грузинский лидер, - мы будем знать, каково отношение руководителей России к происходящему в Абхазии". Секретарь Совета безопасности Грузии Тедо Джапаридзе сказал в беседе с журналистами, что "визит Бурджанадзе может многое прояснить, поскольку встречи проходят с ключевыми фигурами российского руководства". Одновременно лидер социалистической партии Грузии Вахтанг Рчеулишвили не без оснований считающийся одним из самых пророссийских политиков Грузии, посетовал на то, что председатель парламента из-за личной неприязни не включила его в состав делегации, отправившейся в Москву. Он выразил сомнения в том, что переговоры Нино Бурджанадзе в столице России увенчаются успехом, поскольку она член группы прозападных молодых реформаторов. Настроение значительной части грузинской политической элиты выразил лидер партии национальная независимость Ираклий Церетели. Он заявил на пресс-конференции, что Нино Бурданадзе вернется ни с чем, поскольку, судя по заявлениям российских официальных лиц, их позиция в отношении абхазской проблемы остается неизменной. Грузинские СМИ широко комментируют переговоры в Москве, акцентируют внимание на высказывания спикера российской Госдумы Геннадия Селезнева, председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Бориса Пастухова и секретаря Совета безопасности России Владимира Рушайло, общий смысл которых сводится к тому, что движение по маршруту Сочи-Сухуми одной-единственной электрички нет ничего предосудительного. Однако в Тбилиси ждали от визита Нино Бурдажнадзе как раз договоренности о прекращении железнодорожного сообщения с Абхазией до возвращения сотен тысяч грузинских беженцев в родные дома.

Андрей Шароградский: Нынешний этап в российско-грузинских отношениях мы попросили прокомментировать гост московской студии Радио Свобода вице-спикера Государственной Думы России Владимира Лукина.

Владимир Лукин: В России есть силы, которые сильно раздражены на нынешнее руководство Грузии, прежде всего грузинского президента Шеварднадзе. Раздражены они на него главным образом не за то, как он действует, будучи грузинским президентом, а это ностальгическое раздражение и поиски персонально ответственных за то, что нет Советского Союза. Выражается в определенную линию – мы ему отомстим и все у него развалим, а там посмотрим. Грузины это очень талантливый народ, безусловно, с ярким воображением, с великой культурой, но иногда воображение и некоторые эмоции. Некоторая. Я бы сказал, декоративность этих эмоций мешает. Грузины пытаются сказать: ага, ты не так себя ведешь, как мне хочется, а я за это ударю тебя таким образом. А каким образом, они плохо представляют в порыве возбуждения и ярости. Это ведет к тому, что у современного российского руководства просто нет стимула помочь Грузии выпутаться и без нас очень сложного положения, в котором они оказались. Выход в том, чтобы у Грузии было достаточно мудрое руководство, чтобы у России был интерес действовать в направлении единства Грузии, действовать в направлении того, чтобы Грузия была достаточно компактным самодостаточным государством. Интересы создавать, а не угрожать. Они должны понимать, что у России есть в этом районе интересы и эти интересы принимать, осуществлять обмен интересами. Россия должна какие-то свои интересы соблюсти. Вот, пожалуйста, вопрос об электричке идет, которую запустили какие-то якобы неведомые силы. Что надо сделать грузинам, чтобы решить эту проблему? Они говорят – не пустим. Почему? Потому что они шантажируют руководство Абхазии таким образом. Но шантажируя руководство Абхазии, они делают то же самое, что Соединенные Штаты, вводя эмбарго против Ирака. Шантажируя Саддама, они доводят до нищеты население и это оборачивается против самих Соединенных Штатов. Кроме того, они наступают на очень серьезный российский интерес, связанный с тем. Что отсекается наши отношения с Арменией, мы закупили определенную собственность в Армении, если мы теперь не сможем нормальные средства коммуникации установить, кроме каких-то экзотических, мы не сможем реализовать выгодно и нормально для Армении и для самих себя. Так грузины могли бы нам сказать – давайте мы сделаем эту дорогу и мы доведем ее до Армении, но скажете, что вы сможете сделать для Грузии в плане, например, увеличения потока людей, которые возвращаются в Абхазию. Не до уровня, когда они все поглотят, но до какого-то уровня. Такие отношения нужны, а не отношения, связанные с тем, что Шеварднадзе плохой, а раз Шеварднадзе плохой, Путин хороший, кто-то еще плохой, Селезнев или Зюганов. И вот, к сожалению, Грузия была и по-прежнему находится в плену этих эмоций.

Андрей Шароградский: Встреча в Москве грузинской и московской делегаций, безусловно, шаг вперед в создании цивилизованных условий для решения двусторонних проблем. Однако, по мнению наблюдателей, значение этих переговоров для отношений России и Грузии все-таки не слишком велико.

Виталий Портников: Приезд в российскую столицу грузинских парламентариев это, конечно, само по себе знаковое событие. Оказывается, Москва и Тбилиси могут общаться не только на уровне президентов, когда речь идет о самых принципиальных вопросах двусторонних отношений, не только путем обмена жесткими заявлениями между политическими деятелями и руководителями силовых ведомств, но и путем нормального парламентского обмена, как это вообще принято между цивилизованными странами. Однако очевидно, что ни грузинские, ни российские парламентарии те проблемы, которые сегодня существуют в российско-грузинских взаимоотношениях решить не могут. Собственно, и сама спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе это прекрасно понимает, поэтому она так много говорила о предстоящей встрече в Киеве президентов России и Грузии Владимира Путина и Эдуарда Шеварднадзе. После предыдущей кишиневской встречи что-то хотя бы сдвинулось в двусторонни отношениях, по крайней мере президенту Соединенных Штатов встреча Путина и Шеварднадзе позволила говорить о возможности трехстороннего консультативного механизма, который помог бы решить многие проблемы кавказского региона, трехстороннего, разумеется, с участием Соединенных Штатов. Есть и еще одно немаловажное обстоятельство в приезде Нино Бурджанадзе в российскую столицу. Когда госпожа Бурджанадзе, получившая образование в МГИМО, стала спикером грузинского парламента, многие в Москве рассчитывали на определенную коррекцию грузинской внешней политики. Ведь в конце концов сам кризис в грузинском парламенте был спровоцирован неприятием многими депутатами внешнего курса администрации Эдуарда Шеварднадзе. Однако жесткие заявления по отношению к грузинской стороне, очевидные, по мнению многих политиков, применения двойного стандарта по отношению к Абхазии не позволяют даже симпатизирующим лидерам декларировать внешнеполитических изменений. Представим себе: Нино Бурджанадзе встречается с Владимиром Рушайло, и Владимир Рушайло говорит, что проблемы, разделяющие, могут быть решены на основе компромисса сохранения территориальной целостности Грузии с одной стороны и обеспечение законных прав и интересов национальной Абхазии с другой. А теперь заменим слово Абхазия на слово Чечня и посмотрим, как бы отреагировал Владимир Рушайло на заявления политика, который сказал бы нечто подобное в его кабинете. Не впустил бы Владимир Рушайло такого политика в свой кабинет. Вот поэтому Нино Бурджанадзе, политик, на которого так надеялись в России, говорит, что отношения Москвы и Вашингтона с Тбилиси это политика кнута и пряника, причем политика Москвы это и есть политика кнута. "Никакого пряника от Москвы, в отличие от Вашингтона мы не чувствуем", - заявила спикер грузинского парламента в российской столице. И это очень важная и очевидная для нынешнего состояния российско-грузинских отношений заявление, из которого российская политическая элита просто обязана сделать вывод.

XS
SM
MD
LG