Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты газеты «Версия» провели свое расследование трагедии в Беслане


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.

Андрей Шарый: Репортеры газеты "Версия" работали в Беслане не один день. Они разговаривали с местными жителями и очевидцами захвата школы, врачами и пришли к выводу о том, что погибших во время теракта гораздо больше, чем заявляют власти. О том, как работали журналисты газеты корреспонденту нашего радио Максиму Ярошевскому рассказал редактор отдела специальных исследований "Версии" Совершенно секретно" Радослав Шишов.

Радослав Шишов: Моя оценка сегодняшнего Беслана - это вот та, что весь город пахнет смертью. Человек, который приезжает туда, он, прежде чем въехать в Беслан, обязательно проезжает мимо кладбища, вот этого мемориального кладбища, на котором похоронены жертвы трагедии. Этот запах начинается уже оттуда. Когда ты видишь это кладбище, ты понимаешь, что некие сомнения относительно подлинности информации, которая дается по телевизору или радио, оправданы. Самое первое, с чего началось расследование, - с того, что категорически не хотелось верить в такое маленькое число жертв, категорически не хотелось верить в версию о вынужденном штурме просто потому, что, понятно, что к исходу третьего дня у всех силовиков всех уровней другого выхода, чем представить ситуацию, как вынужденный штурм, просто не было.

Максим Ярошевский: Почему?

Радослав Шишов: Любой человек, который отдал бы приказ о штурме, неизбежно взял бы на себя ответственность за любую жизнь, даже одного погибшего человека там. Понятно, что власти прекрасно представляли себе, что количество заложников отнюдь не 300, оно в 3 или даже в 4 раза больше, чем об этом сообщалось. Именно поэтому понятно, что если бы начался принудительный штурм, то есть силами спецгрупп, то неизбежно встал вопрос об ответственности человека, который отдал приказ, потому что жертв было бы, ну уж точно, не одна сотня.

Мы до сих пор в редакции газеты не понимаем, почему, собственно, эта цифра была занижена. Какой смысл занижать, если достаточно просто приехать на бесланское кладбище, мемориальное кладбище, на котором похоронены жертвы трагедии и насчитать там 345 крестов. Достаточно побыть там час-другой, чтобы эскалатор при тебе вырыл не один десяток и даже, может быть, сотню могил. Достаточно просто провести один день рядом с кладбищем, каждый день там идут похороны: по 5, по 10, по 15 человек.

Максим Ярошевский: При этом расследовании с какими-то проблемами, трудностями встречался? Может быть, власти мешали, может быть, наоборот?

Радослав Шишов: Нет, не то чтобы власти мешали, на самом деле никто не мешал, как правило, когда были там. Всегда встречали первую ремарку, что вы извините, но нам строжайше запретили обо всем этом рассказывать. И вторая ремарка: и все-таки мы вам расскажем, потому что мы нормальные люди и страна должна знать правду.

Максим Ярошевский: То есть разговор без диктофона, по сути?

Радослав Шишов: На самом деле заложникам, как они сами говорили, терять нечего. Поэтому они рассказывали все под диктофон. Остальную же информацию, которую нам удалось получить, в подлинности ее у нас нет совершенно сомнений, разумеется, рассказывали, но без диктофона.

Максим Ярошевский: Неизвестные боевики, по-вашему, - это какие-то версии все-таки или вполне возможно говорить, что их там не 34 человека было, а, действительно, за 40?

Радослав Шишов: Переданы нам показания одного мальчишки, который был в числе заложников и который стал считать боевиков. Он насчитал их не меньше 50. Но, к сожалению, мы это не могли привести в газете, потому что мы не можем это подтвердить документально. Но тем не менее такие показания у нас есть, плюс ко всему мы еще попробовали разобраться в судьбе 4 человек, которые сбежали и которые не были обнаружены и уничтожены среди боевиков в школе.

Максим Ярошевский: Директор школы Лидия Цалиева, что с ней?

Радослав Шишов: Дело в том, что у нас сразу была информация о том, что ею вплотную занимаются специальные службы, и сейчас ни на какие контакты она не идет. Информация по ней была закрыта настолько, что по другим каналам удалось узнать, что она просто в Москве и дает показания.

Максим Ярошевский: Все-таки, по вашему мнению, сколько будет в итоге жертв этой страшной трагедии в Беслане?

Радослав Шишов: Я так думаю, что откроется не меньше 1000, это уж точно. Я надеюсь на разумность наших властей, потому что единственная, самая большая просьба, с которой к нам, журналистам "Совершенно секретно", "Версии", обращались жители Беслана, это только одна: расскажите о нас правду. Поэтому, я думаю, что однажды власть должна пойти на этот достаточно серьезный шаг и просто рассказать об этом правду. Не нужно рассказывать о том, как проезжали боевики, это может быть в компетенции спецслужб, не нужно рассказывать о том, было ли что вынужденным или невынужденным. Достаточно было просто признать, что, действительно, жертв очень много, и это была одна из самых серьезных трагедий в России после трагедии, скажем, в Буденновске, или трагедии "Норд-Оста", или трагедии "Курска".

XS
SM
MD
LG