Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шеф московского бюро "Аль-Джазиры" отказывается иметь дело с российским телевидением


Елена Рыковцева: Ток-шоу Владимира Соловьева «К барьеру!» ждали долго. Напомню, что передача трижды анонсировалась (сначала эфир планировали на 1сентября, потом 2-го сентября хотели сделать сразу два прямых эфира, на «Орбиту» и на Москву) и тут же отменялась. В четверг 9 сентября обещанное шоу состоялось. Конечно, в записи. Участники – известные деятели политики, науки и культуры размышляли, как бороться с терроризмом. Говорили о плохой работе правоохранительных органов, о коррупции, размышляли о природе международного терроризма. Но ни один из российских участников и слова не вымолвил о чеченской войне как главной причине, с точки зрения многих авторитетных политиков, расцвета терроризма в России. Фраза о том, что «легко свалить все на международный терроризм, а ведь война идет внутри страны», - прозвучала только лишь из уст иностранца - шефа московского бюро телекомпании "Аль-Джазира" Акрама Хузама. Но Хузама немедленно оборвал ведущий программы. «А как же девять арабов?!» – громко закричал он и вновь перевел разговор в «международное русло».

Посмотрев запись программы, Акрам Хузам принял принципиальное решение.

Акрам Хузам: Да, на самом деле я принял решение. После того, как я увидел эту передачу, я понял, что бесполезно участвовать в ток-шоу такого рода, поскольку здорово резали все, что им не понравилось. И здесь я не говорю по поводу Владимира Соловьева, потому что он только исполнитель и исполняет то, что хочет руководство. Естественно, это говорит о том, что нажим на свободу слова на российском канале становится уже явлением.

Елена Рыковцева: От вашего выступления фактически оставили одну фразу. А что отрезали?

Акрам Хузам: Во-первых, я сказал следующее. Я прослушал уже много лекций по поводу международного терроризма, но у меня в голове один эпизод. После терактов в Испании на улицы вышли 8 миллионов человек и сказали «Нет» правительству Аснара. И, на мой взгляд, слова «международный терроризм» не достаточно для того, чтобы раскрыть истинные причины того, что случилось в Беслане. На мой взгляд, есть группировки внутри самой России, которым не нравится курс Путина, поэтому они могут быть были причастны к этой трагедии, которой весь мир был свидетелем. Поскольку на этом чеченском конфликте очень много чиновников здесь в Москве и там, в Чечне, зарабатывают миллионы и миллиарды долларов. Вот то, что я вкратце сказал по поводу этой проблемы. На что господин Васильев спросил: «А вы как оказались здесь?» Я говорю: «А это допрос?» Владимир Соловьев сразу ему сказал: «Это мы пригласили».

Елена Рыковцева: Акрам, чеченская война присутствовала в этом эфире лишь в виде короткого обсуждения о путях поимки Басаева, и вашей фразы о том, что международный терроризм - это способ не говорить о Чечне. Может быть, другие участники ток-шоу все же говорили о российской политике в Чечне, о вариантах решения этого конфликта, но эти их выступления были вырезаны?

Акрам Хузам: На мой взгляд, было очень много вырезано из того, что сказала Хакамада, что сказал представитель «Яблока» и того, что сказал Зюганов. Я же ушел, поскольку запись продолжалась уже два часа, а я был занят. Но мне сказали, что они продолжали еще где-то два часа. Ну, вот и посмотрите: 3 три с половиной часа записи они показывали почти час.

Елена Рыковцева: И в этом часе не было ничего о чеченском конфликте… Шефа московского бюро канала "Аль-Джазира» люди узнают на улицах. Потому что он действительно был постоянным участником популярных ток-шоу – таких как «Времена» или канувшая в Лету «Свобода слова». Больше российскому телевидению он не доверяет.

XS
SM
MD
LG