Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские законодатели хотят запретить журналистам прямые трансляции из мест, где случился террористический акт


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: Российские законодатели готовы внести изменения в закон о СМИ и запретить журналистам прямые трансляции из мест, где случился террористический акт. Об этом заявил сегодня в Москве заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике Александр Крутов. Господин Крутов также назвал журналистов «рупорами» и «пресс-секретарями» террористов. Слово корреспонденту Радио Свобода в Москве Любови Чижовой.

Любовь Чижова: На «круглом столе» в информационном агентстве "Росбалт", который был посвящен роли журналиста в освещении террористических актов, обсуждались разные проблемы: должны ли сотрудники СМИ согласовывать выдаваемую в эфир информацию с представителями спецслужб, насколько профессионально российские журналисты освещали последние события в Беслане. Чуть дальше всех пошел зампредседателя Госдумы по информационной политике Александр Крутов. По его мнению, теракты вообще не нужно освещать в средствах массовой информации. Вот как он пояснил свою позицию.

Александр Крутов: Все мы признаем, что теракты бы не проводились, по крайней мере, они не имели бы того значения, если бы они не освещались в средствах массовой информации. Это одна из задач террористов. Но так как терроризм объявил нам войну, и мы это признали, это часть информационной войны, то, на мой взгляд, конечно, сегодня средства массовой информации, освещая ход контртеррористической операции, являются, я считаю, рупорами и пресс-секретарями террористов. То, что я увидел на телеэкране, могу определить одним словом, как медиа-пытка. В эфир шло много непроверенной информации, домыслов. Все это создавало напряженность, панику, недоверие. Хочу только одно сказать, вот эти три дня, которые были в эфире, давайте зададимся вопросом: вот этот трехдневный показ по телевидению сказался на психологическом здоровье людей? Что они увидели? Как это сказалось на детях, на взрослых? Мы прекрасно знаем, что любая картинка, любое слово особенно всегда уходит в подсознание. Мы еще раз должны соотнести, что нам лучше: или соблюсти так называемую свободу слова, и рассказывать о том, что происходит - "я сижу, я не вижу, там кто-то летит, там что-то бомбят, какой-то дым", или дождаться, когда закончится контртеррористическая операция, когда главная задача - освобождение заложников - будет выполнена в той или иной степени, когда наступит развязка, и после этого журналисты, которые обязаны там присутствовать, должны снимать, получать информацию, собирать информацию. Вот после этого они уже должны донести четкую, правдивую информацию о том, как действовали спецслужбы, как действовали власти, как действовали руководители регионов, войска. Мы должны ввести запрет в средствах массовой информации, особенно в электронных, освещения контртеррористической операции по освобождению заложников в момент ее совершения. Это моя точка зрения.

Любовь Чижова: Обозреватель радиостанции "Эхо Москвы" Матвей Ганапольский уверен: раз на обычной встрече с журналистами Александр Крутов предложил ужесточить закон о СМИ, значит, в самом скором будущем это будет сделано. Однако все обвинения в том, что журналисты во время теракта в Беслане выдавали в эфир неверную, а иногда и просто лживую информацию, Ганапольский опровергает: «Журналисты сами ничего не выдумывали, о происходящем их информировали сотрудники российских силовых ведомств».

Матвей Ганапольский: Александр Крутов, глубоко мною уважаемый, очень уважаемый человек, не забудем, что заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, высказал тут фантастические разные идеи не показывать... Ну, еще раз повторяю, как решите, так и будет, на то вы и законодательная власть. Вот, значит, мы тогда не будем показывать. Что вы тогда будете делать? Тайно смотреть CNN в своем кабинете? Что такое СМИ? СМИ - это вот такая скромная организация, как прачечная, которая обслуживает население. Наша задача рассказать населению, что происходит. Заявления власти по поводу разных событий - это часть той информации, которую мы говорим. Значит, ясно, что каждое средство массовой информации, оно хочет строить страну, чтобы эта страна была замечательная, чтобы власть была дружественная народу и так далее. Правильно сказал же Пелевин: "Говорят, что есть антироссийский заговор. Но, как известно, в этом заговоре участвует все население России". Хорош обвинять журналистов и говорить, что не надо ничего транслировать, в то время, как обкакались! Не мы виноваты. Чего на зеркало пенять, коли рожа крива?! Что вот эти вот начальники говорили, с которыми вы должны расправиться, вы их должны к чертовой матери выгнать, потому что из-за вашего бездействия, в частности, законодательного нашего замечательного органа так облажалась вся страна... Из-за того, что мы подписали "не давать слово террористам" - не давали, "не давать оперативной информации" - не давали, все стояли на 2 километра от этого здания. Почему врали? Потому что считают, что не надо вот это сообщать, не надо бередить, потому что народ, дурак, не поймет.

Вот возьмем замечательную ситуацию, которая произошла. Вы помните, самой главной задачей для власти в этот момент было, чтобы не пошли с вилами и ружьями на Ингушетию. Стали врать, говорить, что это арабы и один негр. Мы согласны транслировать ложь только в одном случае - если это способствует освобождению заложников. Но после этого появляется этот парень, пойманный террорист, и вдруг говорит следующее, что они хотели взорвать Кавказ... ну, это понятно, тут он прав. А дальше он говорит: там были узбеки, казахи. И вот, значит, народ сидит и думает: "Значит так, ингушей мы сейчас резать не будем. А ну, дайте карту. Где у нас Узбекистан? Сегодня не соберемся". Тяжело нам работается. Пока мы работаем - работаем, пока нам дают информацию - дают. Не будут давать - мы скажем, что информации не дают. Но вот как народ к этому отнесется, это уже другой вопрос. Но мне кажется, власть должна понять, что так по-хамски относиться к средствам массовой информации нельзя, и настраивать народ против средств массовой информации нельзя. А это получается потому, что на господа бога как обидишься, а вот на реального журналиста, который говорил неправду, а, по сути, говорил ту неправду, которую ему давали, обидеться можно.

Любовь Чижова: Вот что думает о происходящем шеф московского бюро телеканала "Аль-Джазира" Акрам Хазам.

Акрам Хазам: Все в Беслане делалось для того, чтобы никто не понял, что произошло. Власть отвечает за это. Главная цель была защитить имидж ФСБ, которая должна отвечать за то, что произошло. Я впервые в мире... не важно, CNN там, или марокканский канал, или французский канал… корреспондент НТВ говорил Андрееву: "Если я ошибся, пожалуйста, исправьте меня". Такого не бывает в мире. Это только сейчас такое управление делается. Впервые в мире российский государственный канал показывает человека, который, якобы, был среди террористов, и у него очень красивое, как у Алена Делона, лицо, его никто не трогал. Такой политики лжи я еще не видел, между прочим. Причем здесь эти арабы - не арабы. Главное, все сделано для того, чтобы никто не понял, что произошло. Зачем винить журналистов? Потому что журналисты были заложниками этой драмы тоже. Потому что если направо и налево будет кто-то говорить, его не будет.

Любовь Чижова: Последовавшие за терактом в Беслане предложения Владимира Путина об отмене прямых выборов глав регионов и введении пропорциональной системы выборов в Госдуму журналисты назвали "антиконституционным переворотом". Борьба с терроризмом, по их мнению, от этого эффективнее не станет.

XS
SM
MD
LG