Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые ограничения на деятельность журналистов в России


Программу ведет Андрей Шарый. Беседа с Олегом Панфиловым.

Андрей Шарый: О новых ограничениях на деятельность журналистов в России я беседовал с директором Центра экстремальной журналистики Олегом Панфиловым.

Олег Панфилов: Такие предложения у депутатов или у российских политиков случаются периодически. Решение Комитета ГД связано с последними событиями в Беслане и, возможно, с докладом представителя ОБСЕ о свободе средств массовой информации о проблемах, с которыми журналисты сталкивались в Беслане. По-моему, предложения депутатов связаны с их желанием каким-то образом снять с себя вину за то, что происходит в стране.

Андрей Шарый: По вашему мнению, существующее законодательство в области средств массовой информации достаточно четко определяет поведение журналистов во время террористических актов?

Олег Панфилов: В законодательстве есть только два ограничения. Одно есть в законе о борьбе с терроризмом 1998 года, и ограничение есть в законе о внутренних войсках МВД РФ, закон был принят в 1993 году. Я должен сказать, что эти ограничения носят более репрессивный характер, чем ограничения, существующие в законодательствах других стран. И тем не менее журналисты имеют возможность достаточно свободно работать во время террористических актов. Проблема журналистов и в Беслане, и в «Норд-Осте» - это такие частные инициативы различных чиновников, прежде всего, военных, представителей спецслужб и правоохранительных органов.

Андрей Шарый: Олег, около двух лет назад ваш центр принимал участие в разработке внутреннего документа: как добиться того, чтобы журналисты ответственно освещали события в драматических обстоятельствах. В дискуссии об этом прняли участие многие московские журналисты, среди них было и Радио Свобода. Вы наверняка помните документ, который был принят тогда. Он не имеет никакой нормативной силы. Однако казалось, что журналисты с полной ответственностью отнеслись к тому, что можно, а что нельзя показывать и говорить в эфире. Как вам кажется, сила самоограничения журналистов необходима в такого рода обстоятельствах?

Олег Панфилов: Да, конечно, необходима. Но когда мы говорим о подобных документах, которые принимает журналистское сообщество, то мы прежде всего имеем в виду этические кодексы, хартии, конвенции и так далее. Когда мы говорим об этике, мы в первую очередь подразумеваем совесть, совесть журналиста. Ведь невозможно в законе прописать запрет на показ крупным планом трупов убитых заложников или террористов. Но дело в том, что ни один этический кодекс, разработанный журналистами, никогда не будет работать, пока не будет работать закон. Поэтому на территории России может приниматься огромно количество подобных конвенций, хартий, но они работать не будут, пока не будет работать закон.

XS
SM
MD
LG