Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В российской журналистике устанавливается единомыслие


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Вероника Боде и Елена Рыковцева, беседовавшая с обозревателем газеты "Коммерсант" Ариной Бородиной.

Андрей Шарый: Единомыслие в России устанавливается не только в политике, но и в журналистике. Телевизионные каналы становятся все больше похожими один на другой, различаясь только названиями сериалов и ток-шоу. Другая тенденция, характерная не только для российской, но и мировой журналистики, увеличивающийся поток негативной информации, связанной с освещением различных катастроф и трагедий. Как считают эксперты, это негативно влияет на психику зрителей и сказывается на обстановке в стране в целом. В московском Доме журналиста на эту тему говорили в среду некоторые заметные представители нашей профессии. Слово – Веронике Боде.

Вероника Боде: Медики отмечают, что психическое здоровье россиян в последние годы сильно ухудшилось. По некоторым экспертным оценкам, в результате затяжного психоэмоционального стресса в помощи психолога или психиатра нуждается сейчас около 50 миллионов человек. Профессор Юрий Полищук, руководитель клинического отделения московского НИИ психиатрии, считает, что огромную роль тут играет то, как пресса и телевидение подают негативную информацию.

Юрий Полищук: Дело доходит до информационного садизма, когда те или иные журналисты почти с упоением подают в подробностях самым натуралистическим образом, когда показывают отрезанные головы, расстрел живых людей. Нормальный человек, видя такую информацию, конечно же, впадает в соответствующее эмоциональное состояние, у него возникают негативные эмоции – тревога, депрессия, страх, опасение. Представление о важной роли правильно поданной информации возрастает в настоящее время во много раз. Надо говорить во весь голос об аспекте национальной безопасности. Слишком грубо поданная информация, несомненно, наносит ущерб психическому, да и физическому здоровью людей. Юлия Калинина в "Московском комсомольце" обозначила такого рода потоки информации "кладбищенскими новостями". А Карамурза Сергей известный, он обозначает эту тему таким образом: "Тема разрушения и гибели стала главной на телевидении". В Конституции Российской Федерации есть статья, утверждающая право россиян на охрану здоровья, не только физического, но и психического, душевного, морального и интеллектуального. Давайте будем придерживаться, тем более, что в законе "О СМИ" есть также статья, предполагающая ответственность за нанесение ущерба здоровью.

Вероника Боде: Конечно, неудивительно, что на российских телеэкранах и на страницах газет много негативной информации. Растет преступность, равно как и количество нищих и беспризорников, кризисные ситуации и катастрофы становятся чуть ли не обыденным делом. И пресса не может не отражать реальной ситуации в стране. Другой вопрос, что способы подачи информации зачастую таковы, что она травмирует психику. Исследования, проведенные социологическим факультетом МГУ, показали, что около сорока двух процентов москвичей в прошлом году отрицательно оценили влияние прессы и телевидения. Слово социологу Тамаре Науменко.

Тамара Науменко: Плохие методы, но при всем при этом, даже плохие методы деятельности СМИ говорят о том, что это сигнал бедствия, которое общество терпит. Дело в том, что действительно журналисты являются, я бы сказала, крайними в этой ситуации. Они приносят информацию и как плохого гонца их хотят казнить. Да, в Доктрине информационной безопасности, подписанной президентом, одобренной Советом безопасности, обращено внимание на то, что действительно угроза нравственности с внедрением образцов массовой культуры и что с этим надо бороться. Естественно, бороться с этим нужно усовершенствованием законодательства. Законодатели, которые представляют нас, граждан, они должны совершенствовать закон "О печати" и тогда в рамках закона "О печати" можно регулировать деятельность субъектов информационной политики, то есть владельцев СМИ, и тогда журналисты будут работать в том правовом поле, которое им будет очерчено. Мы должны, граждане, не журналистов совестить, господа. Этика и призыв к совести - это последний аргумент слабых. Законы должны совершенствовать прежде всего с точки зрения снижения той обстановки преступности, которая в обществе творится и тогда, уверяю вас, автоматически актуальность в СМИ эта тематика начнет резко терять, если будет снижаться сама по себе обстановка криминальности и преступности и прочих разных таких антисоциальных явлений. В конечном итоге виновны не журналисты, они сами в некотором смысле жертвы.

Вероника Боде: Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов России, по-своему объясняет перекос в сторону отрицательной информации в российских средствах массовой информации.

Всеволод Богданов: Журналистика не работает. Вот тот негатив, который сегодня есть в эфире и в газетах, как ни странно, это пиар, это часть политтехнологий. Если бы за позитив платили деньги, мы бы сдохли от тоски, глядя на этот позитив. В том-то и дело, что платят деньги за негатив. Когда, пользуясь современными формулировками, "мочат" друг друга в политике, в бизнесе, где угодно, когда делают заказные материалы. Вот вам вся проблема. Речь идет не о возрождении цензуры, отзывать лицензии, иметь право отзыва лицензий, когда журналистику подменяют пиаром, пропагандой в вульгарном смысле слова, называют это журналистикой. Это проблема в целом общества. Или мы будем жить в этом смоге, который сейчас Москву окутал или у нас будет общество и реальное право выбора. Общество будет точно знать, что происходит вокруг него, как поступать, за кого голосовать, с кем идти. Обществу надо всерьез об этом задуматься.

Вероника Боде: Журналист Борис Клин, специальный корреспондент журнала «Профиль», не одобряет предложений ограничить поток негативной информации в прессе или же влиять на способы ее подачи.

Борис Клин: Прошло всего 10 лет как мы действительно открыли рот, и теперь появляются люди, увенчанные учеными степенями, с тем, чтобы заткнуть рот опять обществу. Да, неприятно видеть окровавленные головы, разбитые черепа и так далее и тому подобное. Но это зависит не от средств массовой информации, а от того, что не будем их показывать, меньше их не становится, к сожалению. Работая на ОРТ, работая на Третьем канале телевидения, я столкнулся с тем, что руководство как раз всячески препятствует натуралистическим сценам. Поэтому напрасно утверждают, что телевидение педалирует жестокость, это не так. Происходит подмена понятий: они недовольны не наличием жестоких сцен очень натуралистических, они недовольны самим наличием таких фактов. Им не захочется видеть труп ни в каком виде, им хочется видеть честных ментов, которых не существует в природе, им хочется видеть честных судей. Я не думаю, что это был какой-то политический заказ администрации президента или каких-то структур властных. В обществе назревает такая установка, сама по себе возникает на желание встать в строй. Это очень хорошо было описано Юлианом Семеновым, помните фильм "Семнадцать мгновений весны", разговор Штирлица с генералом. Там генерал говорил: "Мы лишь тогда чувствуем себя по-настоящему свободными, когда за нами следит тайная полиция, концлагеря, СС, тогда не нужно задумываться о судьбах родины, не нужно отстаивать свою точку зрения. Лишь подними руку, лишь крикни "хай" в честь того, кто делает это вместо тебя". Я думаю, что общество наше оно как раз, по словам этого генерала вермахта, устало думать о судьбах родины, не хочет больше отстаивать свою точку зрения на судьбы родины.

Вероника Боде: По данным "РОМИР", российского члена организации "Gallup International», подавляющее большинство россиян (около 72 процентов) считает, что необходимо ввести информационный контроль в российских СМИ. По мнению опрошенных, прежде всего это должно касаться таких тем, как насилие и жестокость – 34 процента, порнография и эротика – в сумме проценты те же, а также пропаганда войны и политический экстремизм (по 12 процентов). Только три процента респондентов считают, что контролю должны подвергаться оппозиционные политические взгляды. По мнению социологов, это говорит о том, что внимание граждан в основном привлекают все же не политические, а морально-этические позиции российской прессы, и именно в этой сфере они хотели бы перемен.

Андрей Шарый: Вечер 18-го сентября может оказаться очередной этапной датой для канала "ТВС". На совещании совета директоров акционерного общества "Шестой телеканал", которое проходит поздно вечером в среду, акционеры могут поставить вопрос о смене генерального директора канала. Сейчас, напомню, эту должность занимает Александр Левин. Обозреватель газеты "Коммерсант" Арина Бородина накануне опубликовала статью, в которой рассказала о ситуации в руководстве "ТВС". С Ариной Бородиной беседовала моя коллега Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Арина, вы сообщили в своей газете о возможных кандидатах на пост генерального директора канала "ТВС", но не все наши слушатели читают "Коммерсант", поэтому расскажите для них, кто может прийти на смену Александру Левину, и кому вообще понадобилось менять Александра Левина?

Арина Бородина: В официальной повестке дня сегодняшнего совета директоров этот вопрос о смене гендиректора не значится. Среди пяти пунктов, которые я видела в повестке дня, в основном финансовые вопросы и создание новых корпунктов в России и за рубежом. Однако в неофициальных разговорах ряд акционеров канала говорили о том, что их не устраивает нынешний менеджмент, те результаты, которые канал продемонстрировал за прошедшие три с половиной месяца со дня выхода в эфир. Поэтому у крыльев, есть два крыла акционеров, а, может быть, их и больше, я не знаю, у которых есть свои мысли по поводу смены менеджмента в компании. Так, например, Александр Мамут и, видимо, ряд его коллег, кто именно, сказать сейчас сложно, если этот вопрос будет поднят на совете директоров, опять же подчеркну, что за рассмотрение этого вопроса должны проголосовать большинство присутствующих на совете директоров, это принципиальный вопрос. Так вот, если этот вопрос будет рассмотрен, тогда Александр Мамут, как он заявил нашей газете, будет рекомендовать на пост генерального директора нынешнего первого заместителя канала "ТВС", руководителя информационной службы Григоиря Кричевского. Такое решение господин Мамут объяснил тем, что он считает Кричевского лучшим менеджером на канале и лучшим организатором телевизионного процесса. А что касается другой точки зрения, я знаю, что собственное мнение по этому вопросу, как ни странно, имеет и Евгений Киселев, нынешний главный редактор и член совета директоров от журналистского коллектива. Олег Киселев, директор медиосоциума и акционер ЗАО "Шестой телеканал" также, если этот вопрос будет рассмотрен, хочет предложить свою схему управления каналом.

Елена Рыковцева: Он хочет предложить свою кандидатуру, насколько я поняла?

Арина Бородина: Дело в том, что как говорит господин Киселев, в данном случае Олег Владимирович Киселев, вариантов у него несколько. Безусловно, я думаю, он хочет видеть себя о главе компании, но он сказал, что могут быть и другие кандидатуры именно если будет принята та схема управления, которую он предлагает сам.

Елена Рыковцева: Арина, можно ли еще раз сформулировать, какие претензии к Александру Левину выдвигают акционеры?

Арина Бородина: Те акционеры, с кем довелось говорить лично мне, и то, что я слышала от других коллег, это не те рейтинги, на которые рассчитывали акционеры и низкие доходы поступлений от рекламы за прошедший период. Вот, пожалуй, если коротко, то это основные претензии.

Елена Рыковцева: А может ли случиться, что пост генерального директора канала вновь займет Евгений Киселев, и кто из акционеров, на ваш взгляд, может лоббировать его кандидатуру?

Арина Бородина: Вот на счет желания Евгения Киселева, я думаю, что такое желание есть, оно присутствует, но мне трудно сказать, кто бы мог лоббировать его на эту должность, поскольку Евгений Киселев уже был однажды генеральным директором телекомпании "ТВ-6". И, честно говоря, мое личное мнение, вряд ли кто-то из акционеров может поддержать эту кандидатуру на должность гендиректора.

Елена Рыковцева: Сегодня в интервью газете "Газета" Виктор Шендерович фактически дал понять, что он уйдет из компании, если акционеры вздумают сменить Левина. На вопрос корреспондента – почему? – ответил так: "Я ведь пришел на канал не к Примакову и не к Дерибаске с Мамутом, я пришел с командой моих товарищей, как то – Александр Левин, Светлана Сорокина, Владимир Карамурза, Михаил Осокин. Я не знаю мнения других по этому поводу, Светы, Володи, в частности, но сильно удивлюсь, если их мнение будет другим". Арина, вам наверняка известны настроения среди журналистов компании. Вы считаете возможным такой вариант развития событий – новый раскол в коллективе в ответ на нового гендиректора.

Арина Бородина: Не могу сказать, что мне досконально известно настроение всего коллектива, коллектив большой. Но что касается данного высказывания Виктора Шендеровича, мне кажется это большим преувеличением. Нет, я не думаю, что в коллективе будет раскол, потому что ситуация принципиально иная. Об этом говорит и Евгений Киселев, об этом говорит и Левин, и те журналисты канала, с которыми мне удалось поговорить за последние дни, в частности, сегодня. Я не соглашусь с Шендеровичем, что это идут кремлевские игры. Наверное, все-таки синдром поиска внешнего врага в компании очень силен. Да, безусловно, Олег Киселев сказал, что, наверное, если смена гендиректора произойдет, наверное, кто-то уйдет с канала, что-то изменится, но что это будет раскол, я, честно говоря, в это не верю.

XS
SM
MD
LG