Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детские печатные СМИ России

  • Ольга Писпанен

Программу ведет Ольга Писпанен. Принимает участие главный редактор газеты "Пять углов" Нонна Тимошенкова.

Ольга Писпанен: Мы беседуем с нашим гостем. Сегодняшняя тема нашего разговора - детские печатные СМИ России. У нас в студии главный редактор газеты "Пять углов" Нонна Тимошенкова.

Но сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую будем сегодня обсуждать. Сегодня старейшая петербургская газета для детей и подростков "Пять углов" отмечает свой 80-летний юбилей. Почти вся ленинградская журналистика вышла из стен "Ленинских искр", как до 1992 года называлась газета. В разные годы в ней печатались лучшие детские писатели и видные политические деятели. Газета занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая старая газета для детей. Подробности в репортаже корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольской.

Татьяна Вольская: До революции в России, да и во всей Европе, издавались только детские журналы. Первый номер детской газеты "Ленинской искры" вышел 1 августа 1924 года. Сначала авторы заметок назывались деткорами - детскими корреспондентами, потом - юнкорами. В советские времена в Ленинградском Доме прессы на Фонтанке бытовала шутка о том, что русская литература вышла из гоголевской "Шинели", а питерская журналистика - из "Ленинских искр". Но и лучшие детские писатели - Корней Чуковский, Самуил Маршак, Аркадий Гайдар, Виталий Бианки, Леонид Пантелеев, Борис Житков - тоже печатались в этой газете. Здесь же работал и руководитель знаменитого перестроечного Пятого телеканала Белла Куркова. Здесь впервые опубликовал главу из своей книги "Исповедь на заданную тему" первый президент России Борис Ельцин.

Название "Пять углов" сменило "Ленинские искры" в 1992 году. "Пять углов" - это газета общения, адресованная не просто подросткам, но так называемым "домашним детям". Две три газетой площади отведено детским заметкам об острых проблемах подростков, об окружающем мире. Это и помощь, как сориентироваться и адаптироваться в мире, и информация, и возможность поговорить о самом важном, самом наболевшем, и быть услышанным.

Корреспондент Катя Чернышева перешла в 10-ый класс из физико-математического лицея.

Катя Чернышева: Изначально мне мама стала выписывать газету еще в 8 лет. Но я тогда я ею мало интересовалась. То есть читала так... Но сейчас с большим интересом читаю, потому что там все-таки поднята проблема переходного возраста, такие подростковые. Изначально заинтересовавшись обществом, которое читает газету, я ходила вначале на встречи читателей, и затем стала более внимательно читать газету, увидела замечательные статьи ребят.

Татьяна Вольская: Теперь Катя пишет сама не реже раза в неделю.

Катя Чернышева: У нас две рубрики основных. "Скулеж" - это во время учебы в школе, поднимаются проблемы школы или, наоборот, например, какие-то наши школьные маленькие радости и прочее всякое. Есть Школьное агентство новостей - "Шанс" - рубрика называется. Мы ищем за неделю новости разные, приходим и приносим эти новости, и пишем на эту тему заметку.

Татьяна Вольская: При газете "Пять углов" существует Школа молодого журналиста. В питерских СМИ работает 250 журналистов - воспитанников главного редактора газеты Нонны Тимошенковой.

Ольга Писпанен: Нона Викторовна, газета всегда славилась и в советские времена славилась своими авторами - писали лучшие детские писатели, печатались в вашей газете. Сегодня кто авторы газеты "Пять углов", помимо детей, которых мы уже слышали в репортаже?

Нонна Тимошенкова: Сам штат редакции очень невелик - нас всего 7 человек. У нас по сетке штатного расписания всего 2 взрослых корреспондента. Но это ни о чем не говорит. С нами активно сотрудничают, по сути дела, все петербургские журналисты, поскольку мы для них альма матер. И когда мы вручаем удостоверения юнкора нашим новым ребятам, они меня всегда спрашивают: "А насколько его можно продлить? Каков срок существования?". Я говорю: "Пожизненно. До тех пор пока вам интересно с нами, пока вы интересны нашим читателям, мы считаем вас своим автором".

Ольга Писпанен: Но в процентном содержании все-таки сколько полос отдано взрослым журналистам, так скажем, а сколько юнкорам?

Нонна Тимошенкова: Так посчитать сложно, но фактически вот жизнеспособность любой газетной рубрики мы определяем тем, существует ли вокруг нее детский авторский актив, что называется, читательский, поддерживается ли она заметками, которые приходят по почте, ведь это не только юнкоры, которые приезжают к нам в редакцию, у нас очень много иногородних корреспондентов.

Ольга Писпанен: То есть у вас есть корсеть разветвленная?

Нонна Тимошенкова: По сути дела, да. Ну, например, у нас есть собственный корреспондент уже, по-моему, три или четыре года - Маша Фролова, которая живет в деревне Кадошкино, в Мордовии. У нас была серия репортажей очень интересных с Таймыра, куда нельзя выписать практически газету, потому что у них связь с большой землей очень эпизодическая. Но, оказывается, есть друзья в Петербурге, которые туда своим детям, уже взрослым, которые сейчас работают на Таймыре, регулярно посылают газету. Вот такая у нас опосредованная связь. У нас есть читатели за рубежом, и не только в странах СНГ, даже в США. Мне буквально дня три-четыре назад был звонок из Нью-Йорка, спрашивали, как выписать в Нью-Йорк нашу газету, сколько это будет в долларах, в центах...

Ольга Писпанен: Проблема на Западе выписать эту газету?

Нонна Тимошенкова: Нам проще ее посылать, проще ее отправлять почтой. Ну, сейчас у нас уже несколько лет как есть сайт, и общение стало, конечно, гораздо эффективнее и проще, потому что мы выкладываем там целиком газету.

Ольга Писпанен: А каков основной круг вопросов, который поднимает газета "Пять углов"?

Нонна Тимошенкова: Когда-то один мудрый детский врач сказал, что «педиатрия - это вся медицина, развернутая в детский возраст». По сути дела, сегодня для детской газеты, для газеты подростковой нет ни одной запретной темы. То есть фактически все, что интересует сегодняшних подростков, а это достаточно развитые, продвинутые, как они себя называют, молодые люди, и любой вопрос, который возникает у них, то ли он сформулирован в письме, то ли в разговоре… потому что у нас редакция самая шумная в Издательском доме "Шанс", вечно наполнена детьми, хотя у нас одна большая комната, но всегда человек пять-шесть-десять-двадцать детей в комнате или в коридоре у стен редакции. И прислушиваясь к ним, мы считаем, что лучше сразу это вынести на страницы газеты, обсудить это вместе с ними, привлечь, когда это нужно, специалистов квалифицированных, будь то медики, психологи, педагоги, писатели, политики в том числе - самые разные люди.

Ольга Писпанен: То есть сегодня нет никаких уже табу? Можно обсуждать и интимные вопросы, и проблемы полов, и проблемы компьютерных технологий?

Нонна Тимошенкова: Безусловно. Весь вопрос в том, как это делается. Можно делать акцент на каких-то скабрезных, жареных и двусмысленных подробностях или намеках - мы от этого уходим. Мы считаем, что это должен быть интеллигентный, умный разговор. В частности, у нас в этом учебном году по письму одной девочки - Наташи Тузовой, если мне не изменяет память, - был очень интересный, большой материал, который вызвал и читательскую почту, о нетрадиционной ориентации. Дело в том, что дети живут ведь не в безвоздушном пространстве. Они это все видят и слышат, то, что сейчас и в СМИ, и в журналах, и в фильмах много об этом говорится, смакуется, иногда это делается насильно, как бы провоцируя...

Ольга Писпанен: Ну, это и есть жизнь, от этого никуда не уйдешь.

Нонна Тимошенкова: Да. И девочка написала о том, что возникло такое явление в школе, что дети стали, подражая взрослым, играть в это. Чтобы привлечь к себе внимание, девчонки стали демонстрировать, что они, дескать, не такие, как все. Просто для того, чтобы выделиться, чтобы быть в центре внимания. И мы это очень подробно все обсуждали, привлекли сюда и психологов, и сексологов.

Ольга Писпанен: Но вы говорили "Ай-ай-ай, нехорошо"?

Нонна Тимошенкова: Нет-нет. Специалисты рассказали, что есть такое явление, но это достаточно редкое явление. И человек прислушивается к себе, и если у него это возникает, то, как правило, тот, у кого это есть, он это не выставляет напоказ. А когда это делается вот так демонстративно, это, конечно, не самая умная игра. И самыми бесспорными аргументами были письма ребят. Потому что мы тут же вынесли это на суд наших юнкоров, они тут же рассказали, как у них это в школе, как к этому относятся, что говорят. Потому что газета не ограничивается только тем, что попало на ее страницы. Эти публикации продолжают жить еще другой жизнью. Потому что она приходит в какой-то детский коллектив, в какую-то детскую компанию, где это все обсуждается, и потом к нам возвращается уже в различных реакциях, которые мы тоже публикуем по возможности.

Ольга Писпанен: Нонна Викторовна, вот раньше все было понятно с распространением детской газеты, детских печатных СМИ. Ты пионер - выписывай "Ленинские искры".

Нонна Тимошенкова: И даже если октябренок.

Ольга Писпанен: Даже если октябренок - выписывай "Ленинские искры", даже если комсомолец - все равно выписывай "Ленинские искры", а потом уже "Комсомольскую правду". А сегодня есть ли у вас какие-либо проблемы с распространением?

Нонна Тимошенкова: Безусловно. И не только у нас, но и у всех детских изданий, которых и так очень мало в нашем городе. Мы даже объединились, чтобы выступать единым фронтом, в так называемую Ассоциацию детской прессы. Нас там всего 6 изданий, которые рассчитаны и на самых маленьких, такие как "Чиж" и "Еж", и на младших школьников - журнал "Костер", познавательный журнал "Автобус", журнал "На стороне подростка", журнал для родителей, и наша газета "Пять углов". Дело в том, что сегодня мы остаемся со своим читателем один на один, поскольку школа абсолютно сегодня не помогает нам. Поскольку во многих школах сегодня воспитательные функции сведены к минимуму.

Ольга Писпанен: Почему? Школа не заинтересована?

Нонна Тимошенкова: Нет. Во всяком случае это единицы школьных директоров или учителей, которые или по старой памяти, или все-таки относятся к своему педагогическому долгу не только как к возможности и необходимости дать определенные знания по своему предмету, но и заниматься воспитательной функцией. Казалось бы, классный руководитель должен хвататься за эти газеты, которые дают такую пищу для рассуждений, для размышлений, для возможности построить какой-то диалог со своими воспитанниками. Учителя говорят: "Мне это не нужно. Я дала свой предмет, остальное меня не касается". "Но вы же классный руководитель..." "За такую зарплату, которая начисляется за классное руководство, пусть скажут спасибо, что я заполняю классный журнал" Вот такое отношение повсеместно. Значит, остаются родители, которые иногда просто забывают это сделать, или как-то не думают об этом. Хотя мы берем на себя, по сути дела, это с точки зрения психологов петербургских, половину проблем, которые возложены на плечи родителей подростков, которые пребывают в переходном возрасте. Потому что мы постоянно даем детям какую-то возможность как-то более толерантно себя вести и в конфликтах с взрослыми, и с родителями в частности, и даем им очень большой материал для самовоспитания, что тоже родители должны приветствовать. А самое главное, вот как оценивают наши петербургские психологи роль нашей газеты, ее воздействие на взрывоопасную психику подростков, они утверждают, что дети, которые регулярно читают "Пять углов", практически застрахованы от попытки суицида, что так много в ней заложено таких разряжающих моментов для взрывоопасной психики подростка. Не потому, что мы такие умные, а именно потому, что это форум, если говорить интернет-языком.

Ольга Писпанен: Может быть, потому, что дети именно и пишут.

Нонна Тимошенкова: Да. Ведь дети - максималисты в этом возрасте. И когда они видят, что проблемы есть не только у него, но и у его сверстников, и что у него все идет нормально...

Ольга Писпанен: Что он просто не одинок, наверное.

Нонна Тимошенкова: Да... и что его проблемы на самом деле не такие бесконечные и не такие, в общем-то, обреченные. А самое главное, они дают возможность найти каких-то единомышленников, друзей, и высказаться. Иногда то, что ребенок написал в газету или прочитал, это уже снимает конфликт. То есть опять-таки, возвращаясь к медицинскому языку, мы во главу угла своей концепции редакционной ставим тезис "не навреди". То есть вы меня спрашивали о том, все ли темы можно поднимать на страницах газеты, безусловно, все. Но главное, не поощрять и гасить вот такую возрастную, подростковую агрессивность.

Ольга Писпанен: У нас очень много уже звонков. Давайте послушаем дозвонившихся. Говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Это Александр из Санкт-Петербурга. Я хотел бы вот что спросить. Ваша газета обсуждала поведение Киркорова на пресс-конференции, или это не детская тема, как надо вести себя в общественном месте?

Нонна Тимошенкова: Дело в том, что Киркоров - это не фигура, которая, в общем-то, особенно занимает наших читателей.

Ольга Писпанен: Почему? Это же, наверное, кумир многих достаточно.

Нонна Тимошенкова: Уже нет. Но, тем не менее, вот вообще поведенческие нормы и вообще поведение любого человека, а тем более, в общем-то, обличенного такими звездными регалиями, обсуждается, безусловно, и письма такие были, и они печатались. У нас есть такая рубрика "Стена" - это, по сути дела, детский парламент такой, дискуссионная трибуна. И там было два или три письма на эту тему. Мы их напечатали.

Ольга Писпанен: Давайте еще послушаем дозвонившихся. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Меня зовут Алексей. Я хочу сказать о состоянии детской прессы вообще. Вот есть два крена как бы таких. Один - это когда они такие суперсовременные, и в них излишний, какой-то ненужный психологизм. С другой стороны, какие-то странные советы в этих газетах. А с другой стороны, вот ваша газета. И я слышал упреки вашей газете в том, что она, во-первых, косвенно как-то продвигает марксистскую, что называется, идеологию, хотя вообще об этом не говорили. И второе - это о том, что журналисты, которые выходят из вашей газеты, они... то есть их как бы обучают самоцензуре, что называется, из них получаются довольно лояльные журналисты, но они не пишут на какие-то острые темы. Спасибо.

Нонна Тимошенкова: Ну, в моем представлении, и в представлении моих коллег, свобода - это прежде всего возможность выбора. И это замечательно, что вы, как читатель или как, может быть, наш коллега, вы не представились, отмечаете то, что сегодняшние издания для детей и для молодежи достаточно разные. Я не очень поняла, что вы вкладываете в понятия "марксистская теория" и "марксистская идеология" применительно к нашей газете, но то, что у нас есть определенные принципы и определенное кредо - это безусловно. И я вообще убеждена, что журналист должен всю свою жизнь работать на свою репутацию. И из чего будет складываться эта репутация, каждый журналист для себя решает сам. Мы детей учим основам, введению в профессию, а после нас они идут в высшие учебные заведения, на журфак или в какой-то другой вуз, и потом еще учатся всю жизнь профессии. Потому что профессия жесткая, из нее легко выпасть. Можно 10 лет проработать очень успешно, а потом перестать соответствовать реалиям современной журналистики, которая тоже подвержена моде и разным тенденциям. Поэтому я очень рада, что вы нас выделяете на фоне тех изданий, которые предлагает сегодня рынок СМИ.

Ольга Писпанен: А я бы все-таки продолжила вторую часть вопроса Алексея. Он сказал о самоцензуре, то, что сегодня действительно проявляется практически во всех средствах массовой информации. Как бы нет цензуры сверху, но есть самоцензура, когда журналист десять раз подумает: "А стоит ли вообще мне ввязываться в эту историю? А зачем я буду писать? Я же, таким образом, поставлю некую черную метку на свое резюме". А вы каким-то образом проводите разговоры с вашими юнкорами, деткорами, вы учите их отвечать за свои материалы?

Нонна Тимошенкова: Безусловно. И я даже думаю, что ведь многие наши юнкоры потом не идут на журфак и не идут вообще в журналистику. Вот не случайно даже в репортаже вашей коллеги прозвучало интервью с девочкой, которая учится в физико-математическом лицее, и она прилагает все усилия, чтобы поступить потом в политехнический университет. Но, безусловно, ответственность за свое слово должен чувствовать каждый человек. Ибо где бы он ни работал, а тем более в детской, в подростковой прессе... Ведь не случайно классик сказал: "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется...". Потому что читатель, который на том конце вот этой ниточки, вот этой связи между читателем и юнкором, который написал заметку, или корреспондентом, и который читает это, и наша задача, чтобы мы ему не навредили, чтобы он не пошел потом и не прыгнул с 7-го этажа.

Ольга Писпанен: У нас еще есть звонки. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Лидия Ивановна из Москвы. Вопрос к Нонне Викторовне. По большому счету, все человечество живо и не сгорело в топке фашизма Второй мировой войны, благодаря СССР и советской власти. Александр Харчиков в "Советской России" сообщает о том, что чиновничество Петербурга затеяло акцию современного варварства и вандализма - реконструкцию, не реставрацию, зала здания Смольного, где Владимиром Ильичом Лениным была провозглашена советская власть. Ваше отношение, как журналистки, в том числе и участвующей в формировании мировоззрения будущего России - детей?

Нонна Тимошенкова: Ну, я думаю, что наша история нам уже являла массу примеров, когда с приходом новых людей во власть, начинался осмотр памятников, и какие-то памятники уничтожались, какие-то реставрировались, переделывались. Возьмите наши петербургские улицы, которые переживают уже, наверное, третье название. Поэтому здесь то же самое - все упирается в воспитание, в культуру каждого конкретного человека. Мы за то, чтобы памятники сохранялись, поскольку это наша история, из которой нельзя вычеркнуть ни одной строчки.

Ольга Писпанен: Нонна Викторовна, вы работаете уже достаточно давно с детьми. Как я знаю, вы начинали еще юнкором в этой же газете "Ленинские искры", которая теперь называется "Пять углов". Понятно, что дети очень отличаются, естественно, дети выросли практически в разных странах, получается, настолько изменилось время...

Нонна Тимошенкова: В разных мирах.

Ольга Писпанен: Да, в разных мирах. Если раньше у всех детей в школах были политинформации, их знакомили с международным положением, они должны были знать, что творится в Чехословакии, на Кубе, в Америке и так далее. Сегодня насколько детей интересуют вообще международные какие-то события?

Нонна Тимошенкова: Вот у нас есть такой проект, как теперь принято говорить, а на самом деле это просто рубрика в газете - "Разговор с будущим". В рамках этой рубрики мы приглашаем в редакцию известных людей, в том числе и политиков, которые встречаются в режиме пресс-конференций с нашими юнкорами. Мы, задумывая эту рубрику, которая существует уже с 2000 года, ставили перед собой две задачи. Во-первых, обратить внимание отцов города, чиновников, политиков на проблемы современных детей и подростков. А во-вторых, чтобы посмотреть на деле, действительно ли наша современная молодежь так деполитизирована, как о ней говорят. Потому что когда они встречаются с вице-губернатором, или с губернатором, или с главой Законодательного собрания, то, естественно, так или иначе, они его расспрашивают о том, чем он занимается, о его работе. И выяснилось, что наши дети в курсе того, что происходит, и их это все очень волнует и интересует, потому что они себя чувствуют членами нашего общества. Вот когда мы говорим о формировании гражданского общества, не знаю, как наше поколение, но поколение наших детей, тем, кому сегодня 15-16 лет, они формируются таким образом, что они готовы быть членами этого гражданского общества и жить по его законам.

Ольга Писпанен: То есть вы считаете, что вот это новое поколение, оно сформирует гражданское общество в России?

Нонна Тимошенкова: Безусловно. Во всяком случае когда появились в нашей жизни пресловутые «новые русские» и, соответственно, их дети, у которых тоже, кстати, немало проблем, они несколько другого свойства... Помните, когда-то был такой сериал "Богатые тоже плачут". У них действительно, в переводе на нашу российскую действительность, проблем немало. Но сейчас идут в вузы, в нашу экономику, в нашу общественную жизнь дети, у которых родители заработали деньги уже, что называется, и своим трудом, и своим интеллектом, не просто награбили, как это было у капиталистов в первом поколении.

Ольга Писпанен: Ну, дети-то, тем не менее, все равно не при чем.

Нонна Тимошенкова: И это сегодняшние дети, которые получают прекрасное образование, которые великие труженики, которые к своему 10-11 классу владеют двумя-тремя языками свободно, компьютером, они развиты, энергичны. И если раньше дети пытались получить образование... вот еще пять-семь лет назад, чтобы уехать за границу и там достойно жить, то сегодня они мечтают и сделают для этого все возможное, чтобы получить образование, сделать карьеру и работать на благо своей страны. То есть уже слово "патриотизм", оно возвращается на каком-то новом этапе, в новом качестве. И вот меня лично нынешнее поколение очень радует и даже восхищает, я бы сказала, потому что у них есть много того, чего не было у нас, и в то же время какие-то генетические, моральные какие-то устои, что называется, лучшее, что было накоплено и в советское время, в них тоже присутствует, но в какой-то не извращенной, а в нормальной, человеческой форме.

XS
SM
MD
LG