Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Дмитрием Поляниным, председателем Свердловского творческого союза журналистов


Светлана Толмачева: Сейчас в нашей студии появился утренний гость. Сегодня мы беседуем с Дмитрием Поляниным, председателем Свердловского творческого союза журналистов. Доброе утро, Дмитрий.

Дмитрий Полянин: Доброе утро.

Светлана Толмачева: Предлагаю вам закончить тему, которую предложили наши корреспонденты из Москвы и из Екатеринбурга. Есть ли у вас сведений, как много желающих поступить в этом году на факультет журналистики в Уральском Государственном университете или в Гуманитарном университете Екатеринбурга?

Дмитрий Полянин: Число желающих постоянно растет, интерес к журналистике, видимо, увеличивается, потому что если раньше был один факультет журналистики в Уральском Госуниверситете, то теперь уже и в Гуманитарном университете. И очень большое количество людей готово учиться за деньги.

Светлана Толмачева: То есть за деньги получать профессию журналиста?

Дмитрий Полянин: Да.

Светлана Толмачева: Есть ли сведения, как много людей разочаровываются по ходу обучения?

Дмитрий Полянин: Тот, кто попал в журналистику, вернее всего в ней и остается, а насколько они сразу после факультета идут работать в средства массовой информации, здесь пока такой статистики у нас нет.

Светлана Толмачева: Мы сегодня будем говорить о том, какие изменения, по мнению Союза журналистов России, необходимо внести в закон о средствах массовой информации. Это тема нашего ближайшего часа. Хочу напомнить всем нашим слушателям, если у вас появятся вопросы к нашему гостю или вы захотите высказать свое мнение, вы можете позвонить в нашу студию. Бесплатный звонок из любого города России по телефону: 8-800-200-22-12, он уже работает.

Светлана Толмачева: В конце июня вы, Дмитрий, встречались с Уральским межрегиональным Советом партии "Единая Россия", вели переговоры о поддержке некоторых предложений союза. Извините, зачем Союзу журналистов нужно идти на сближение с "Единой Россией"?

Дмитрий Полянин: Для Союза журналистов это, прямо скажем, ход нестандартный. Но тем не менее в России сегодня без "Единой России" невозможно реализовать ни одну законодательную инициативу. И поэтому Союз журналистов принял такое решение для того, чтобы нам активно заявлять свою позицию, для того, чтобы быть услышанными, нам действительно нужно организовывать вот такой диалог. И такой первый прецедент состоялся: в Челябинске мы выразили свое мнение по поводу законодательства в России, "Единая Россия" выразила свое представление о том, как она это видит. И главное, что мы, по-моему, друг другу услышали. Не во всем мы, конечно, друг друга услышали - "Единая Россия" она партия, скажем так, власти и консервативная партия, свобода слова для нее во многом чужда. Но при этом при всем, конечно, Союз журналистов смог обратить внимание этой партии и вообще всей общественности на то, что состояние средств массовой информации в России очень тревожное. И первое, о чем мы говорили, - это, конечно, закон о средствах массовой информации, который планируется сейчас серьезно реформировать. Мы считаем, что лучше вообще ничего не реформировать, чем реформировать наспех, и нынешний закон о СМИ он не мешает по крайней мере деятельности СМИ и журналистов.

Светлана Толмачева: Если "Единая Россия" попросит поддержки своим инициативам у Союза журналистов, не сложится ли такая ситуация, что вы вынуждены будете поддержать то, что вам будет предложено, то есть услуга за услугу?

Дмитрий Полянин: Мы здесь действуем так же, как "Единая Россия". "Единая Россия" сразу заявила в лице Валерия Язева - руководителя Уральского регионального МКС - о том, что они готовы поддержать только те инициативы, которые разделяют. Точно так же говорим и мы.

Светлана Толмачева: Что не разделяет с вами "Единая Россия", по каким вопросам вы разошлись?

Дмитрий Полянин: Например, внесение изменений в Уголовный кодекс. "Единая Россия" не готова сейчас рассматривать вопрос об устранении из Уголовного кодекса такого наказания, как лишение свободы за клевету и оскорбления. Мы считаем, что эта статья должна быть реформирована, потому что люди не должны бояться попасть в тюрьму за свои мысли, за свои убеждения или за свои слова.

Светлана Толмачева: К этому вопросу мы еще вернемся. На той же самой встрече, о которой мы сейчас, Дмитрий, с вами говорим, речь шла об идее создания общественного телевидения в России. Вот насколько мне известно, в Госдуму два года назад вносился законопроект об общественном телевидении. Как раз вот этот законопроект разрабатывался Союзом журналистов России. Почему сейчас вновь поднимается этот вопрос?

Дмитрий Полянин: Этот вопрос давно уже поднимался. Если вы помните, убийство Влада Листьева тоже было в чем-то связано с общественным телевидением, когда пытались сделать из основного центрального канала страны канал, на котором не транслируется реклама и где могут быть озвучены любые точки зрения, вы помните, чем это завершилось. И два года назад также пытались внести этот законопроект, также попытка потерпела фиаско. Сейчас мы снова заходим с этой же идеей, потому что в России сформировалась уникальная система телевидения, когда есть каналы пропагандистские, когда есть каналы сугубо развлекательные, но нет каналов, где бы могла наша нация, наше общество разговаривать само с собой. Об этом мы всегда говорили, и говорим, и будем говорить, потому что есть проблема, потому что различные точки зрения в нашем эфире сегодня не представлены.

Светлана Толмачева: Как в российской действительности, в сегодняшней российской ситуации может существовать общественное телевидение, каков механизм существования такого средства массовой информации?

Дмитрий Полянин: Во всем мире есть уже формула существования общественного телевидения: либо это абонентская плата, скажем, с каждого телеприемника, как это делается в BBC, либо это финансирование из бюджета государственного. В России РТР, канал "Культура" они уже финансируются из государственного бюджета, поэтому что-либо ломать или вносить какие-то дополнительные налоги для граждан, наверное, даже и смысла нет - просто те же самые деньги нужно направить на общественное телевидение.

Светлана Толмачева: Однако в том законопроекте, который вы предлагали два года назад, как раз предлагалось 3 процента от минимального размера оплаты труда взимать с тех людей, которые будут смотреть этот канал. Если предположить, что сегодня 600 рублей представляет минимальный размер оплаты труда, 3 процента - ну, в месяц для кого-то это деньги. Если еще принять внимание, что идет монетаризация льгот, то проводился ли мониторинг, как много людей готовы платить за общественное телевидение.

Дмитрий Полянин: В России сейчас вообще не готовы платить за общественное телевидение. Здесь есть два варианта, о которых я уже говорил, поэтому мы говорим об альтернативных вариантах: либо это финансирование из госбюджета, либо введение платы.

Светлана Толмачева: Есть ли гарантия, что Наблюдательный Совет, который наверняка предполагается при таком общественном телевидении, будет на 100 процентов независим от влияния той же самой "Единой России"?

Дмитрий Полянин: Каково наше общество, таков и Наблюдательный Совет. Мы все-таки надеемся на то, что он будет сформирован из различных представителей партий, плюс там должны присутствовать представители от гражданских институтов - это общественные организации, творческие союзы и другие. Кроме всего прочего там должны быть представлены так называемые меньшинства, как опять же в политической сфере, так и в национальной, и прочее. И, когда людей много принимающих решение, там уже само по себе это решение становится более демократическим и более взвешенным, нежели когда речь идет о принятии решения просто из Кремля.

Светлана Толмачева: Дмитрий, каковы перспективы у вашего предложения по поводу общественного российского телевидения?

Дмитрий Полянин: Вот как на встрече с "Единой Россией" мы достигли некоего консенсуса, как раньше говорил у нас Горбачев, и в этом смысле мы готовы сейчас снова, уже через "Единую Россию" внести снова этот законопроект. Я думаю, что это будет сделано в рамках осенней сессии Госдумы.

Светлана Толмачева: Кстати, почему речь идет только лишь об общественном телевидении, а не об общественном радио или газете - это же финансово проще сделать?

Дмитрий Полянин: Я-то думаю, что здесь прежде всего телевидение оно определяет сегодня умонастроения и основное средство массовой информации. А если будет сделан такой прецедент, нет никаких проблем, чтобы запустить газету или радио. Сегодня у нас есть, кстати говоря, "Российская газета" - главная государственная газета, есть государственная радиостанция, есть РТР, есть "Культура", которые целиком государственные каналы. И поэтому на базе этих изданий и этих средств массовой информации можно было бы рассматривать вопрос и общественного телевидения, и общественной газеты, и общественного радио.

Светлана Толмачева: Насколько это трудоемкий процесс - реформировать какое-то средство массовой информации под общественное?

Дмитрий Полянин: Я не думаю, что очень трудоемкий процесс. Здесь скорее надо что-то в голове менять, а по технологии, по работе средства массовой информации какие-то кардинальные перестановки или кардинальные изменения вряд ли они тут должны производиться. А в голове нужно менять серьезно.

Светлана Толмачева: Вы говорили о том, что как партия "Единая Россия" не склонна к излишней свободе слова и гласности, и вместе с тем надеетесь, что законопроект об общественном телевидении пройдет. Нет ли здесь некоего противоречия?

Дмитрий Полянин: Я думаю, что они будут пытаться выхолостить, возможно, этот законопроект, но тем не менее сама идея, само обсуждение этого проекта в Государственной Думе стоит дорого и вообще в принципе начинаем подходить к реализации этого проекта. А если уже выйдем в Государственную Думу, то это уже все-таки начало процесса.

Светлана Толмачева: Вы говорите о том, что необходимо вносить какие-то изменения и в законодательство о средствах массовой информации. Чем плох закон о СМИ от 1991 года?

Дмитрий Полянин: Ну, нынешний закон о СМИ он немножечко противоречит гражданскому законодательству, которое было принято уже после закона о СМИ. Главная проблема этого закона, что он не был рассчитан под рыночные отношения и он не рассматривал вопросы собственности в сфере СМИ. И эти корректировки, конечно должны быть сделаны. Плюс ко всему есть большие проблемы с лицензированием телерадиочастот, которые этим законом не прописываются, сегодня лицензируются посути так, как считают это нужным делать чиновники. Есть проблемы по взаимоотношениям учредителей СМИ и журналистских коллективов и главного редактора контракта. Здесь есть большая проблема, которую надо разрешить, но тем не менее этот действующий закон о СМИ он более демократичен, чем тот, который пытались внести совершенно недавно медиакомитет и медиасоюз в Государственную Дума. Тот закон рассматривал журналиста просто, как наемного работника, и, по нашему мнению, зачем принимать такой закон, когда у нас просто есть трудовой кодекс - можно тогда вообще без закон о средствах массовой информации жить.

Светлана Толмачева: Напомню, гость екатеринбургской студии "Радио Свобода" Дмитрий Полянин, председатель Свердловского творческого союза журналистов России. Минут через 10 мы начнем принимать звонки от наших слушателей. Мы продолжим нашу беседу минут через 10.

Светлана Толмачева: Работает бесплатный телефон прямого эфира. Дмитрий, Союз журналистов поднимает вопрос о необходимости скорейшего принятия федерального закона о праве на доступ к информации. Но ведь статья 29 Конституции закрепляет это право: искать, получать, распространять информацию любым законным способом, за исключением вот тех сведений, которые составляют государственную тайну. Зачем нужен отдельный федеральный закон?

Дмитрий Полянин: Главная проблема, которая здесь возникает, это проблема с чиновниками, которые говорят, что процедуры доступа к информации, предоставления информации нигде никак не прописаны, соответственно, они сами определяют для себя, что предоставить, что не предоставить, в какие сроки это делать и вообще делать ли в принципе. Поэтому мы и говорим о том, что такой закон должен был бы быть принят Государственной Думой. Кроме всего прочего он, конечно, касается персональных данных, которые ни при каких обстоятельствах не могут быть разглашены. Это данные и сведения, связанные с личностью человека, с его материальным положением, если, конечно, это не публичный человек, и прочее.

Светлана Толмачева: Проводится ли в Свердловской области какой-то мониторинг, как часто нарушаются права журналистов вот именно в этой части - при доступе к информации?

Дмитрий Полянин: Проводится. И самый большой конфликт, который сейчас произошел, это конфликт, связанный с прекращением прямой трансляцией заседаний правительства. Мы здесь заявили свою позицию, она заключается в том, что необходимо оговорить с правительством условия, по которым журналисты имеют право получать эту информацию, где они могут присутствовать, где они не могут присутствовать, порядок отлучения их от информации. Сегодня это вообще никак не прописано и это дает возможность чиновникам совершенно спокойно просто прервать прямую трансляцию.

Светлана Толмачева: Дмитрий, есть мнение, что журналисты получают информацию, они не наблюдают трансляции, то есть они не видят, что происходит во время обсуждений в зале правительства, но они на брифинге задают вопросы и получают информацию, которую чиновники считают нужным выдать. Вот есть мнение, что права журналистов не нарушаются. Поясните, пожалуйста, почему позиция Союза журналистов вот здесь никак не изменяется - это нарушение и так оно и есть?

Дмитрий Полянин: Дело в том, что на брифингах и в пресс-релизах власть озвучивает то, что она хочет озвучить и не более того. Люди теряют возможность просмотреть сам процесс принятия решений, посмотреть саму дискуссию по принятию этих решений. Для нас совершенно не понятно, почему быть засекречены такие вопросы, как социальная защита, здравоохранение, образование, которые обсуждаются на правительстве.

Светлана Толмачева: У нас есть звонок от нашего слушателя. Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста, вы в эфире.

Радиослушатель: Сергей Сергеевич, Санкт-Петербург. Я что хочу сказать. Когда журналисты говорят о свободе слова, они говорят о возможности высказывания своих мыслей. У каждого журналиста есть какие-то свои мнения по каким-то отдельным вопросам, но простой гражданин, простой труженик страны он не может кроме вашей любимой мною станции нигде высказаться. Вы понимаете, нет таких передач у нас. Если вы напишете заметку в газету, ее не примут, потому что нужно журналисту дать место в этой газете. Раньше были партийные, профсоюзные собрания. Люди могли выступать на них, критиковать какие-то порядки в своей собственной хотя бы организации. Я не говорю о высоких материях. Теперь же этого нет, все боятся что-нибудь сказать, все сидят, говорят: что вы, на вашем месте в шляпах. Поэтому надо решить вопрос о возможности выступить простому гражданину.

Светлана Толмачева: Сергей Сергеевич, а вы считаете, что журналисты боятся дать слово тем людям, для которых они пишут, или же это люди боятся обратиться к журналистам со своими вопросами и проблемами?Сергей Сергеевич: Я не совсем понял вопрос, но дело в том, что на предприятии люди однозначно боятся выступить, однозначно боятся критиковать свое руководство.

Светлана Толмачева: Спасибо, Сергей Сергеевич. Дмитрий, вот ощущаете ли вы этот страх, о котором говорил Сергей Сергеевич?

Дмитрий Полянин: Безусловно, он присутствует сегодня в СМИ. Даже появилось такое понятие, как самоцензура и оно не имеет никакого отношения к этике, о которой мы обычно говорим, когда говорим о том, что можно давать в эфир и что нельзя давать в эфир. А самоцензура - это действительно страх, это внутренний страх, который сидит в голове, который сидит внутри журналиста и не позволяет ему озвучить то, что сегодня волнует общество.

Светлана Толмачева: Вернемся к вопросу по поводу трансляций заседаний областного правительства. Что в этой ситуации, сложившейся, по-моему, два или три месяца назад, делается для журналистов?

Дмитрий Полянин: Мы обратились в само правительство, к губернатору Свердловской области. Плюс ко всему мы предлагаем сесть за стол переговоров и посмотреть условия аккредитации журналистов и, соответственно, условия доступа журналистов к информации, к заседаниям правительства. Мы предлагаем рассмотреть варианты, которые уже разработаны в Европе, и есть документы Совета Европы на эту тему, есть при МГУ Институт проблем информационного права, который готов оказать нам в этом деле содействие. И мы готовы вот в такой дискуссии прийти к какому-то общему знаменателю.

Светлана Толмачева: То есть вы считаете, что чиновники прислушаются к мнению экспертов из-за рубежа и к экспертам, которые работают в наших вузах?

Дмитрий Полянин: Безусловно, должны прислушаться, потому что сегодня эта проблема есть. И чиновники чувствуют на себе тот негативный фон, который сопровождает их уже в течение практически двух месяцев после прекращения трансляций заседаний правительства.

Светлана Толмачева: И к вопросу о негативном фоне. Губернатор Свердловской области Эдуард Россель всегда гордился своей лояльностью по отношению к журналистам. В последнее время и по поводу комментариев в связи с отменой трансляции заседаний правительства губернатор начинает дистанцироваться от прессы. Это видят все журналисты, живущие здесь, в Свердловской области. Вы как-то можете прокомментировать это наблюдение? С вашей точки зрения, чем это вызвано и к чему приведет?

Дмитрий Полянин: Это связано скорее всего с тем, что губернатор Россель уже третий срок у нас является высшим должностным лицом Свердловской области и, мне кажется, именно это положение откладывает определенный отпечаток. Губернатор становится лакированным что ли, он начинает не обращать уже внимания на то, что происходит в его же области. Он слишком долго находится на высшем посту власти.

Светлана Толмачева: Это говорит о том, что пресса уже перестает играть такую роль, какую играла вот два предыдущих срока Росселя?

Дмитрий Полянин: Нет, скорее не пресса перестает играть роль, а сам политик уже перестает реагировать на прессу. Пресса она делает свое дело потихонечку, и, слава Богу, в Свердловской области представлены все точки зрения, которые есть, которые есть на территории нашего субъекта Федерации.

Светлана Толмачева: У нас есть звонок от слушателя. Здравствуйте.

Радиослушатель: Здравствуйте. Это вас беспокоит Вадим, Самара. Я хотел бы задать такого рода вопрос. А не пытались ли вы создать какой-то фонд материальной поддержки тех журналистов, которые в силу тех или иных конфликтных ситуаций вынуждены увольняться из СМИ, чтоб журналист был абсолютно уверен, что, скажем, уйти он того или иного хозяина он мог совершенно спокойно и сам существовать, и кормить свою семью в течение там полугода, года, пока не найдет свою работу? И второй вопрос. Не пытались ли вы при Союзе журналистов создать какие-то коммерческие структуры в юридически такой правильной форме, которые бы просто вас кормили, как союз? Спасибо.

Светлана Толмачева: Спасибо, Вадим. Начнем с первого вопроса. Есть ли фонд для поддержки журналистов, оставшихся без работы?

Дмитрий Полянин: Это как раз самая наша насущная проблема, которую мы пытаемся решить. Но вы знаете, что Союз журналистов - это общественная организация, которая живет на общественные взносы, и они пока очень небольшие. Поэтому, скажем так, финансировать журналистов в момент потери работы мы не можем. Мы не хотели бы организовывать такие фонды, которые бы наполнялись властью или там, скажем, какими-то олигархическими структурами, и потом попасть, соответственно, в зависимость к этим структурам. Но вот в ближайшее, я так думаю, до конца этого года мы уже разработаем эти предложения по поддержке журналистов.

Светлана Толмачева: В екатеринбургской студии Дмитрий Полянин. В течение ближайших десяти минут мы еще успеем принять звонки слушателей "Радио Свобода". Дмитрий, предлагаю сразу ответить на второй вопрос нашего слушателя из Самары по поводу коммерческих структур при Союзе журналистов.

Дмитрий Полянин: Здесь скорее надо говорить о программах, которые позволяли бы Союзу журналистов зарабатывать. Таким программы у нас действительно существуют. они и позволяют поддерживать деятельность союза, финансировать и аппарат союза, и финансировать помещение, которое занимает союз. Кроме всего прочего, конечно, у нас существует программа грантов, которые идут как из-за рубежа, так и из России, которые также позволяют формировать финансовую базу союза.

Светлана Толмачева: Недавно союз поддержал запрос депутата Свердловской областной думы Георгия Пирского в адрес начальника ГУВД Свердловской области. Запрос касался установления причин нападения на журналистов Свердловской области. Поясните, почему появился этот запрос, и предысторию этого дела.

Дмитрий Полянин: Дело в том, что мы уже в течение последних лет постоянно обращаемся к этой проблеме. Количество нападений на журналистов в Свердловской области постоянно возрастает, и, если, например, брать календарно вот по эту дату, получается 16 у нас нападений за год. Ни одно из этих нападений, за исключением хулиганского нападения на одного из сотрудников областного телевидения, не раскрыто. Есть убийство, которое не раскрыто, - это убийство Эдуарда Маркевича. Есть нападения, связанные с угрозой жизни людей, когда на Стицуна - репортера - напали и ударили его шилом в спину. Есть проблемы, связанные с нападением на оппозиционных журналистов - дважды нанесены телесные повреждения Федору Крашенинникову - редактору политсовета.

Светлана Толмачева: Оппозиционных кому?

Дмитрий Полянин: Оппозиционных областной власти.

Светлана Толмачева: Скажите, как вы относитесь к тому мнению, что нападения все, о которых мы говорили, они совершены по большей части в вечернее время и журналисты Свердловской области страдают, как и представители других профессий, потому что неблагополучная криминогенная обстановка в Свердловской области и так далее. Как вы к этому объяснению относитесь?

Дмитрий Полянин: Мы вообще так относимся к этому. Если правоохранительные органы не в состоянии защитить известных людей, то, наверное, других людей они вообще не защищают. И все случаи нападения на журналистов, мы считаем, связаны с профессиональной деятельностью, пока правоохранительные органы не докажут иное.

Светлана Толмачева: Какова судьба этого депутатского запроса?

Дмитрий Полянин: Истекает, по-моему, 9 июля срок ответа на этот депутатский запрос. Я думаю, что начальник ГУВД на него ответит.

Светлана Толмачева: Сейчас есть звонок от нашего слушателя. Мы вас слушаем, представьтесь, пожалуйста.

Радиослушательница: Здравствуйте. Марина Валентиновна из Москвы. Меня интересует, как обычные, рядовые граждане смогут высказать свое мнение по любому вопросу жизни с помощью общественного телевидения. Можно ли будет обращаться непосредственно, будут ли какие-то многоканальные телефоны или все ограничится опять письмами и обращениями в общественные организации, профсоюзные и прочие? То есть я лично сама без какой-то проверки, без какого-то длинного коридора не смогу ничего высказать.

Светлана Толмачева: Спасибо за вопрос, Марина Валентиновна.

Дмитрий Полянин: Для того, чтобы простые граждане, как вы говорите, могли выступить на общественном телевидении или в других средствах массовой информации, для этого эти средства массовой информации должны быть свободными. Вообще я понимаю СМИ, как сосуды, по которым течет общественная мысль, и, если в этих сосудах появляются тромбы, то это начинает сказываться на всем организме. И в этом смысле общественное телевидение, на наш взгляд, оно сейчас может поправить эту ситуацию.

Светлана Толмачева: Замечаете ли вы тенденцию, что в последнее время СМИ, особенно электронные, отказываются от общения с аудиторией. То есть все заменяется какими-то заранее записанными выступлениями граждан и так далее. Это видно даже по развлекательным программам. Уже уходят в прошлое звонки в прямой эфир, даже в развлекательных программах, подчеркиваю. Как на общественном телевидении можно с этой тенденцией бороться?

Дмитрий Полянин: Дело в том, что сейчас вообще телевидение превратилось в некое шоу - и показ стихийных бедствий, и пресс-конференция президента. Если общественное телевидение сможет создать модель, при которой все точки зрения будут представлены, которые вообще есть существенные точки зрения в обществе, то, соответственно, должны быть и прямые эфиры, должны быть и программы, должна быть документальная журналистика, публицистика должна быть хорошая.

Светлана Толмачева: И как раз в связи с этими мыслями вы настаиваете на отмене такой меры наказания, как арест журналиста и наказание в виде лишения свободы, если даже клевета будет доказана в суде. Объясните, почему вы настаиваете на смягчении вот этого вот условия законодательного.

Дмитрий Полянин: Мы считаем, что человек не должен бояться попасть в тюрьму за свои высказывания, за свои пусть даже ошибочные мнения, суждения и недостоверные факты. Кроме всего прочего существуют такие виды наказания. как штраф или исправительные работы, лишение права заниматься определенной деятельностью - это достаточно суровые наказания. Кроме того есть гражданское законодательство, в соответствии с которым можно взыскать имущественный вред, связанный с клеветой и оскорблением. Но сам факт того, что человек может оказаться за решеткой за свои слова, нас, конечно, очень серьезно тревожит. И такой прецедент был в Челябинске, когда Герман Галкин попал за решетку.

Светлана Толмачева: До 2007 года вы предполагаете внести изменения в законопроект о СМИ и с общественным телевидением также до 2007 года предполагаете решить вопрос. Почему такой большой срок на это отведен?

Дмитрий Полянин: Это сроки действия нынешнего состава Государственной Думы.

Светлана Толмачева: Спасибо вам, Дмитрий. Спасибо вам за то, что вы рассказали нам о том, какие изменения вы предполагаете внести в закон о средствах массовой информации.

XS
SM
MD
LG