Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История увольнения главного редактора газеты "Версия" Рустама Арифжанова


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова и Елена Рыковцева, которая беседует с Рустамом Арифджановым.

Андрей Шарый: Главный редактор газеты "Версия" Рустам Арифджанов покинул свой пост. Газета "Версия", как известно, входит в состав холдинга "Совершенно секретно". Причина отставки Арифджанова - проигранная судебная тяжба с компанией "Альфа-Групп". Поводом возбуждению дела стали две публикации в газете: "Альфа-групповой портрет", год выхода в печать 99-й, и "Криминальное чтиво по-русски", год публикации 2001-й. Автор обеих публикаций - журналист Олег Лурье. Об этой любопытной истории мы рассказываем потому, что она очень ярко показывает, как строятся сейчас отношения внутри некоторых редакций и о том, как строятся отношения между теми, кто пишет, и теми, о ком пишут. Сначала коротко о том, что представляет собой холдинг "Совершенно секретно", в который входит и газета "Версия".

Любовь Чижова: Еженедельная газета "Версия" основана в 1998-м году, издание позиционирует себя как "газету городских новостей", издается в партнерстве с американской издательской группой "Daily News" и "U. S. News & World Report". Газета "Версия" специализируется на журналистских расследованиях в области политики и бизнеса, ее тираж 230 тысяч экземпляров. "Версия" распространяется в Москве, Санкт-Петербурге. Поволжье, на Урале и ряде других российских регионов. Сейчас создается сеть региональных отделений газеты. Главный редактор газеты "Версия" Рустам Арифджанов несколько раз вызывался на допрос в Федеральную службу безопасности. В частности, в ноябре 2002-го года сотрудников спецслужб заинтересовала статья редактора отдела национальной безопасности газеты "Версия" Андрея Солдатова под названием "Маскировка". В материале шла речь о строительстве жилых зданий в тех местах, где находятся спецобъекты ФСБ. Статья была иллюстрирована подготовленной редакцией картой. В ходе обысков в газете "Версия" был изъят редакционный компьютер, но через некоторое время деятельность издания продолжилась. Газета "Версия" входит в холдинг "Совершенно секретно", основанный в 1999-м году писателем Юлианом Семеновым. С 90-го года до трагической гибели в марте 2000-го главным редактором холдинга был журналист Артем Боровик, сейчас холдингом руководит его супруга Вероника Боровик-Хилчевская.

Андрей Шарый: В московской студии Радио Свобода Рустам Арифджанов беседовал с Еленой Рыковцевой.

Елена Рыковцева: Рустам, что случилось?

Рустам Арифджанов: Есть два ответа на этот вопрос. Один говорит о причинах моего ухода из холдинга "Совершенно секретно", а второй говорит о поводе, хотя не таком формальном. Причины понятны, банальны и, как принято говорить, ситуация штатная. Я пришел в холдинг "Совершенно секретно" по приглашению Артема Боровика, к сожалению, нам удалось поработать с ним не так много времени, как мы с ним рассчитывали. Он даже говорил: "Давай мы вместе отсюда на пенсию выйдем". Потом случилось то, что случилось, и после этой трагедии владельцем холдинга стала Вероника Боровик-Хилчевская, супруга, вдова Боровика, я возглавил всю журналистскую службу холдинга "Совершенно секретно". Понятно, что Артем и Вероника - разные люди, несмотря на то, что они были супругами. Понятно, что у них разные эмоции, разные политические воззрения, разные друзья, разный журналистский профессионализм. Но я не мог уйти ни в течение первого, ни в течение второго года. Только когда прошло три года после смерти Артема, я могу теперь уйти. Холдинг остался жить, есть, наверное, какие-то проблемы, но, тем не менее, он существует, мы не закрыли ни одно издание, ни одну программу телевизионную.

Елена Рыковцева: Но все-таки вы бы не уходили, если бы не случилось то, что случилось?

Рустам Арифджанов: Есть такой журналист Олег Лурье, журналист специфического жанра. Может быть, некоторые радиослушатели знают, что это за жанр, к нему относится Хинштейн, раньше относился Минкин, это разного уровня журналисты, но жанр у них приблизительно один, при этом это люди, умеющие добывать информацию. Он работал по приглашению Артема в газете "Совершенно секретно", потом уходил в "Новую газету", потом решил вернутся, Артема уже не было. Я с большим сомнением решил взять его на работу.

Елена Рыковцева: Вы знали, что "Новая газета" уже попадала в судебные процессы из-за публикаций Олега Лурье?

Рустам Арифджанов: Да, я об этом знал. Вероника категорически возражала. Но я знал его как человека, умеющего добывать информацию, и именно в этом качестве я его и хотел использовать. Я могу сказать, что за два года работы в газете Олег Лурье ничем не нарушил взятые на себя обязательства. Но, тем не менее, на нас подала в суд "Альфа-Группа", мы выиграли в гражданском суде, тогда они подали в суд о защите деловой репутации в Арбитражный суд, где, как говорят и это подтвердилось, у "Альфа-Групп" достаточно прочные позиции - произносят такую фразу. И действительно позиции оказались прочными. Сумма беспрецедентная - по три миллиона господам Авину и господину Фридману и 173 тысячи фунтов стерлингов с центами компании западной "Крол", которая по их заданию проводила расследование этих материалов. Мы проиграли суд, хотя ни наши юристы, ни я, ни Лурье не ожидали, что итог будет такой. Потому что весь материал этот об "Альфа-Группе" был по сути большой цитатой из депутатского запроса тогдашнего председателя Комитета по безопасности, депутата-коммуниста Виктора Илюхина.

Елена Рыковцева: Давайте на этом остановимся - на этом моменте. Лежит передо мной этот материал, называется он "Альфа-групповой портрет". Это действительно большая цитата из материалов Комитета безопасности, в которой, в частности, пишется, что за время учебы (я фамилию не буду называть, чтобы мы десять раз не дублировали эти обвинения), один из руководителей "Альфа-группы" был руководителем музыкального студенческого клуба и обзавелся многочисленными знакомствами в той молодежной среде, где формировался потребительский рынок наркотиков. Там много говорится о наркотиках. Например, говорится, согласно этим же оперативным данным, этот же руководитель участвовал в организации транзита наркотиков из юго-восточной Азии через Россию и Европу. Много вещей, много обвинений. Вы знаете, Рустам, у меня возникает такой вопрос: как вы рискнули все это публиковать? Ведь, да - с одной стороны, это материалы Комитета по безопасности Государственной Думы. С другой стороны, что же там были, например, заключения суда по поводу того, что руководители "Альфа-Банка" торговали наркотиками? Если вы считаете это официальным документом, почему сам Виктор Илюхин не выступил в вашей газете с таким запросом? Каким образом вы решили, что это легитимный материал, где были доказательства реальные всему тому, что писалось в этих справках? Это ведь всего лишь справки, это всего лишь доклад некий кому-то.

Рустам Арифджанов: Я понимаю вас. Но журналист и газета не утверждали, что это правда. В конце материала есть приписка, она, может быть, сказовая немножко, я сейчас не помню наизусть, материал перед вами, о том, что эти три руководителя "Альфы" то ли три русских богатыря или это огнедышащий дракон или это инсинуация коммунистов, что-то в этом роде. В общем, журналист задавал вопрос.

Елена Рыковцева: Ну да, это такая хитрость. Понятно, что он задает вопрос после того, как он несколько страниц продублировал эту справку, потом он задает вопрос - что это было? Ну мы же с вами понимаем, что это такое кокетство легкое.

Рустам Арифджанов: С юридической точки зрения, мы имеем право опубликовать официальный зарос депутата Государственной Думы.

Елена Рыковцева: Это не было официальным запросом депутата Илюхина, это была статья, подписанная Олегом Лурье.

Рустам Арифджанов: Где он ссылался на Илюхина.

Елена Рыковцева: Ссылался на Илюхина. Просто любопытно, почему самому Илюхину было не обратиться в вашу газету, чтобы у вас потом не было претензий, чтобы у вас не было судов. Потому что в итоге судитесь вы, а не Илюхин, и вы проиграли этот уд.

Рустам Арифджанов: Наверное, это правомерный вопрос. Суть даже не в иске "Альфы", не в решении суда и не в полумиллионе долларов, это не суть и не причина моего ухода. Причина моего ухода в том, что Олег Лурье на каком-то этапе, когда наши адвокаты попросили в качестве свидетелей привлечь к суду господина Илюхина, и господин Илюхин согласился приехать на суд и собирался приехать, судья в этом праве отказал. Это удивило наших юристов и, видимо, вызвало у Олега Лурье некий истеричный поступок: он написал заявление в суд о том, что он отказывается от дальнейшего присутствия на судебных заседаниях, просит рассмотреть дело без него. Я считаю, что он не прав, потому что это надо было согласовать, ну даже если не со мной, то с юридической нашей службой, с адвокатами обязательно. Мы поговорили с Лурье, и он написал заявление об уходе. А через две недели Вероника напомнила мне, что два года назад, когда я брал Лурье на работу, я сказал, что я отвечаю за него, а она была против. Я сказал: да, я по-прежнему сознаю свою ответственность. Она говорит: "А как ты будешь отвечать?" Вы знаете, я вырос в Баку, на юге, во-первых, я понимаю намеки, а, во-вторых, я действительно привык отвечать за свои поступки, большие, маленькие - все равно, но дал слово - значит дал слово, мужское слово. Я написал заявление о том, что я несу ответственность за то, что Лурье принял на работу и прошу рассмотреть целесообразность моего пребывания на посту главного редактора. А иначе я поступить не мог.

XS
SM
MD
LG