Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газета «Лимонка» признана виновной в разжигании социальной розни и призывах к насильственному свержению конституционного строя


Ведет программу Дмитрий Волчек. Участвуют главный редактор «Лимонки» Алексей Волынец, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов и корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик

Дмитрий Волчек: Хамовнический межмуниципальный суд принял решение о закрытии газеты «Лимонка», освещавшую деятельность национал-большевистской партии, тем самым удовлетворив иск министерства печати России. Суд счел, что ряд публикаций в газете способствовали разжиганию социальной розни и содержали призывы к насильственному свержению конституционного строя. Признавая, что газетные публикации можно трактовать «неоднозначно», главный редактор «Лимонки» Алексей Волынец настаивает на неукоснительном соблюдении закона в отношении газеты. Поэтому решение о закрытии газеты будет обжаловано в вышестоящих инстанциях. С главным редактором «Лимонки» беседовала корреспондент Радио Свобода Кристина Горелик.

Алексей Волынец: Несмотря на данное решение суда, газета будет выходить и впредь, причем будет выходить на совершенно законных основаниях. Решение суда еще не вступило в законную силу, а поскольку принято оно с грубейшими нарушениями норм права, мы его обжалуем в вышестоящем суде, в данном случае в Московском городском. Пока будет процесс идти обжалование, решение в силу не вступит, и газета продолжит выходить так же, как она и выходила до принятия решения. Что же касается непосредственно самого решения и процедуры его принятия, то здесь, на мой взгляд, и суд, и министерство печати в отношении "Лимонки" допустили целый ряд нарушений закона. Во-первых, нарушения были допущены еще в самом начале при вынесении так называемых предупреждений: были нарушены сроки, порядок вынесения этих предупреждений. Целый ряд нарушений произошел в ходе самого судебного процесса: суд сам назначил экспертизу и при этом отказался рассматривать результаты экспертизы, заключение экспертизы на суде на оглашалось, эксперты не присутствовали, вопросы экспертам не задавались, что является грубейшим нарушением закона. Поскольку я знаю, что выводы экспертизы были далеко не в нашу пользу, почему суд отказался заслушать экспертизу, мне просто не понятно. Почему он пошел на такое открытое нарушение закона, почему закон нарушило министерство печати, тут все понятно и ясно - процесс этот напрямую привязан к саратовскому процессу над Эдуардом Лимоновым, и закрытие газеты "Лимонка" - это значительный козырь для государственного обвинения. Эдуард Лимонов обвиняется не только в организации незаконных вооруженных формирований, попытках приобретения оружия, но, в том числе, он обвиняется по статье "О призыве к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации". Закрытие газеты "Лимонка", я подчеркиваю, что основные претензии к газете сводились как раз к публикациям самого Эдуарда Лимонова, к опубликованным в газете главам из его последней книги "Другая Россия", книги, написанной уже прямо в Лефортовском следственном изоляторе; в частности, претензии к разжиганию социальной розни за главу, посвященную семье, там, где писатель описывал сложные процессы взаимоотношения отцов и детей, и вообще те сложные процессы, которые проходят в современных семьях. То есть, то, что было позволено скандальному писателю ХIХ века Достоевскому, то не позволено скандальному писателю ХХ века Эдуарду Лимонову. И вторая претензия была именно к Лимонову - пропаганда войны, а пропаганду войны суд усмотрел в главе, посвященной именно Чечне, чеченским полевым командирам, в частности, Салману Радуеву. Я цитирую министерство печати: они предъявляют нам претензии за восторженные отзывы о чеченских полевых командирах. Лимонов, естественно, не допускал никаких нарушений закона, он не разжигал национальную рознь в отношении чеченцев, он не занимался пропагандой войны, восхваляя чеченцев, он просто пытался объективно разобраться в этом сложном процессе, который называется чеченской войной. И сейчас закрытие газеты "Лимонка" на основании претензий, выдвинутых, прежде всего, к произведениям Эдуарда Лимонова, безусловно, усилит позиции государственного обвинения на том процессе, который начнется в Саратове девятого сентября.

Кристина Горелик: Хамовнический межмуниципальный суд, который принял решение о закрытии газеты национал-большевиков "Лимонка", счел, что ряд публикаций в газете способствует разжиганию межнациональной розни и содержали призывы к насильственному захвату власти.

Алексей Волынец: Публикации, содержащие призывы к межнациональной розни - не было таких претензий ни от министерства печати, ни в суде не выдвигалось. Речь идет именно о социальной розни и о призывах к насильственному изменению конституционного строя.

Кристина Горелик: Вы считаете, что подобных призывов в газете не публиковалось?

Алексей Волынец: Я, безусловно, как редактор, считаю, что подобных призывов в газете не публиковалось, хотя допускаю, что некоторые публикации можно трактовать неоднозначно. Но я знаю одно, что однозначно в отношении нас, в отношении газеты "Лимонка", допускались грубейшие нарушения закона, как Министерством печати, так и судом. Если мы где-то нарушили закон, это отнюдь не значит, что государственные органы должны нарушать закон и действовать антизаконно в отношении нас.

Дмитрий Волчек: Главный редактор "Лимонки" Алексей Волынец отвечал на вопросы Кристины Горелик. Собирается ли Фонд защиты гласности выступать в поддержку "Лимонки"? На это вопрос отвечает президент фонда Алексей Симонов.

Алексей Симонов: Мы, как правило, защищаем тех, кто к нам обращается. Ни издатели, ни редакторы "Лимонки" к нам не обращались; текстов этих, извините, по доброй воле я не читаю, поэтому, с точки зрения содержательной сказать ничего не могу. Мне, к сожалению, только приходится констатировать, что все в нашей стране делается по принципу компанейскости, причем не только со стороны власти, но и со сторон ее граждан. Власть объявляет поход на экстремистов, соответственно, в последнюю минуту спохватываясь, выносит одновременно два предупреждения, в том числе и предупреждение по поводу публикации 14-месячной давности. Спрашивается, а где вы были 14 месяцев тому назад, и что делают ваши многочисленные чиновники и контролеры, поставленные, что называется, отслеживать нарушения в средствах массовой информации. С другой стороны, сами потерпевшие, с позволения сказать, начинают испытывать невероятную, именно компанейскую, тягу и любовь к закону в тот самый момент, когда Фемида снимает повязку. Вот тут они начитает дико уважать закон, и требуют соблюдения всех норм закона по отношению к ним самим, при том, что до сих пор эту газету и эту редакцию проблема закона не волновала вовсе. Поэтому, до тех пор, пока действие закона не будет регулярным и каждодневным, мы все будем экстремистами. Вот, к сожалению, какой вывод я должен из этого сделать.

XS
SM
MD
LG