Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премию Артема Боровика получил фильм сибирских журналистов "Клетка"


Программу ведет Владимир Бабурин. Над темой работала Любовь Чижова.

Владимир Бабурин: Премию Артема Боровика, она была учреждена американской компанией "CBS", в этом году получили сибирские журналисты. Я напомню, что премия вручается как раз за достижения в жанре "журналистское расследование". Репортеры сняли документальный фильм вовсе не о чиновниках. Фильм называется "Клетка" и рассказывает о том, в каких условиях живут ВИЧ-инфицированные иркутские дети, но при этом ни один из центральных российских каналов не рискнул показать этот фильм в своем эфире. Тему подготовила корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова:

Любовь Чижова: Обычно премию за журналистское расследование получают статьи или репортажи о злоупотреблениях российских чиновников, о махинациях в армии, о торговле оружием. Главные герои фильма "Клетка" - дети ВИЧ-инфицированных родителей. Авторы фильма, работая над ним, жизнью вроде бы не рисковали и в интернат попадали в любое время дня и ночи. Директор заведения съемкам не препятствовала. Но премию получили именно они. Потому что фильм получился страшный. 27 детишек, которые лежат в интернате, обслуживают три нянечки, у них нет игрушек и книжек, с ними никто не разговаривает, дети живут в закрытых боксах, по одному, или в кроватях, своими высокими толстыми решетками больше напоминающих клетки для животных. Малышам постоянно колют уколы, поэтому в фильме они совсем не улыбаются, а только плачут. Говорит автор сценария фильма "Клетка" Наталья Меркулова.

Наталья Меркулова: История этого фильма такая. Я тогда работала репортером новостей для московских каналов и случайно встретилась с Александрой Антоновой Гиняк, я что-то совсем другое у них снимала, и она сказала, провела меня, просто показала, вот так оно все и происходит. Мимо этого пройти было невозможно. Это совершенно точно. Когда все мы это начинали, у нас не было ни камеры, ни штатива, ни денег, и как это снимать? А снимать хотелось именно фильм, потому что репортажа для этого ничтожно мало. Да, в две минуты это не уместишь. Это дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных родителей, необязательно они ВИЧ-инфицированы. Три года они живут в карцере, в клетке, и до трех лет, мы брали интервью у специалиста, который говорит, что вообще складывается личность, в 4 года ребенок - уже сложившаяся личность, он уже впитал все, что нужно, за это время. В это время в 3 года выясняется, что ребенок абсолютно здоров. Ярлык "ВИЧ-инфицированный" повесили ему с рождения. Чудовищное отношение, даже если бы он был ВИЧ-инфицированный, само по себе, но здесь другой поворот. Он абсолютно физически здоров, но он уже умственно отсталый, потому что так выращивали его в этой жуткой клетке. Как это могло не поразить? Это, естественно, я не знаю, может быть, это ближе, конечно, женщинам, особенно тем, которые уже имеют детей. Когда мы закончили снимать фильм, хотелось всех уже усыновить. Потому что это дети, и это жуткая история.

Любовь Чижова: В Иркутске фильм "Клетка", как говорят его авторы, имел широкий общественный резонанс. Сразу после его показа на одном из местных телеканалов была уволена директор интерната - за то, что посмела впустить в закрытое учреждение людей с телекамерами. Говорит режиссер фильма Андрей Каминский:

Андрей Каминский: Продолжение было такое: после фильма, после эфира и после того, как он прошел здесь в Москве на "Сталкере" заведующая отделением Александра Антоновна Гиняк была уволена, и была устроена ей обструкция достаточно серьезная. Детям этим в итоге построили другую клетку, только в данном случае золотую. Сделали отдельное помещение, вроде там есть какие-то игрушки, и даже какой-то штат воспитателей, но то, что они по-прежнему сидят взаперти, по-прежнему не развиваются, самое главное, что их по-прежнему боятся, и будущее их никому не известно. Часть их будет переведена в Доме ребенка, но они уже отстают очень сильно, а те, у которых все-таки выявится ВИЧ, перейдет в СПИД, что с ними делать - не знает никто. Дело в том, что когда мы начинали снимать, у нас тоже был этот страх. Лично для меня он прошел в одно мгновение, когда мы были одним в палате с камерой, снимали, при нас ребенок начал просто вываливаться из кровати. Реакция была просто одна - подхватить, и без всяких перчаток, без всего, это на самом деле не страшно.

Любовь Чижова: О том, как присуждается премия, рассказал журналист, публицист, президент благотворительного фонда имени Артема Боровика Генрих Боровик.

Генрих Боровик: Жюри, которое создает "CBS", они получают со всей страны предложения, выдвижения, смотрят, читают, в основном, смотрят, но и читают тоже. У них есть предварительное жюри, которое состоит из иностранных журналистов, работающих в Москве, а затем это идет в Нью-Йорк, где решающее жюри, состоящее из работавших в СССР журналистов, первый отбор идет здесь, естественно, посылали не только этот фильм, но другие, и эти два жюри отобрали именно этот фильм. Это один из очень острых вопросов. Когда мы говорим "несчастные дети" - не только дети несчастные, но и общество. Я не знаю, что и как бы написал Галич, но то, что мы не только в области балета, но и в этой области впереди планеты всей, это страшно.

Любовь Чижова: Фильм-лауреат премии Артема Боровика "Клетка" о том, в каких ужасных условиях существуют ВИЧ-инфицированные дети в Иркутске, его авторы предложили сразу нескольким российским телеканалам. Никаких денег они за его прокат не просили, просто хотели, чтобы фильм посмотрели как можно больше зрителей. Им везде отказали с формулировкой "фильм не в нашем формате". Авторы "Клетки" считают, что российское общество не готово к открытому и тесному обсуждению проблемы ВИЧ, и уж тем более к близкому соседству с ВИЧ-инфицированными. Это тема не для одного журналистского расследования.

XS
SM
MD
LG