Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Раскол в коллективе газеты "Новые Известия"


Программу ведет Мелани Бачина. Участвуют обозреватель Радио Свобода Елена Рыковцева и журналисты "старой" газеты "Новые Известия" Валерий Яков и Гагик Карапетян.

Мелани Бачина: В центре нашего внимания ситуация вокруг газеты "Новые Известия". Прежде, чем мы начнем разговор с гостями, я коротко напомню суть истории. В начале этого года в редакции "Новых Известий" разразился скандал между председателем Совета директоров Олегом Митволем, с одной стороны, и журналистским коллективом во главе с Игорем Голембиовским - с другой. Митволь отстранил Голембиовского от обязанностей гендиректора издания и заявил, что берет все финансовые потоки в редакции под свой контроль. Борис Березовский, который, находясь в Лондоне, продолжал финансировать издание, пообещал подать на Митволя в суд за то, что он присвоил себе собственность "Новых Известий" - здание, оборудование и название газеты. Впрочем, спустя месяц Митволь добровольно отказался от названия и подписал письмо о передаче права на название заместителю главного редактора "Новых Известий" Валерию Якову, после чего произошел раскол внутри журналистского коллектива. Часть журналистов "Новых Известий" во главе с бывшим главным редактором издания Игорем Голембиовским создает теперь новую общественно-политическую ежедневную газету. Как сообщил сам Голембиовский, выпуск новой газеты, рабочее название которой - "Резонанс" - запланирован на середину мая текущего года. Это будет цветное 12-полосное издание. Подробнее о сложившейся ситуации мы будем говорить с Валерием Яковым, бывшим заместителем главного редактора "Новых Известий", и Гагиком Карапетяном - журналистом "старых" "Новых Известий", теперь уже новой газеты "Резонанс". Вместе с ними в московской студии моля коллега Елена Рыковцева, ей слово:

Елена Рыковцева: Я хотела бы напомнить вам, Валерий, и вам, уважаемые слушатели, такую историю: когда-то Борис Березовский передал, переписал эти злополучные 76 процентов акций "Новых Известий" на имя Олега Митволя, и 24 процента он оставил трудовому коллективу в лице пятерых отцов основателей. Вы, Валерий, были среди них, это были Игорь Голембиовский, Отто Лацис, Сергей Агафонов, и мне даже рассказали такую забавную штуку, что 24 не делилось на 5, и вы бросили жребий, кому достанутся 4 процента - они достанутся Игорю Голембиовскому. Смысл состоял в том, что вы пятеро оказались равными владельцами равных пакетов. Но, тем не менее, в конце концов, вышло так, что Олег Митволь именно вам передал права на название "Новые Известия", собственно говоря, с чего потом и отчего произошла дальнейшая история. Почему именно вам он передал эти права?

Валерий Яков: Ну, Олег Митволь многократно объяснял это. По его версии - только из-за того, что все эти сложные дни, пока происходил конфликт - я вел с ним переговоры. Ребята, мои коллеги, ну, разругались с Олегом, отказались с ним разговаривать и, в конечном итоге, уполномочили меня с ним договариваться. То есть, формально его объяснения - он поступил просто на эмоциональном уровне. Я полагаю, что он все же руководствовался не столько эмоциями, сколько расчетом, расчетом, видимо, на то, что мы расколемся, что мы начнем выяснять отношения, кто имеет больше прав на это название, и, к сожалению, его расчет оправдался. Хотя с самого начала я это воспринимал только как форму передачи и объяснял своим коллегам, что мы через месяц уже после того, как мы получим свидетельство на мое имя, перерегистрируем на всю редакцию, на весь коллектив, потому что я продолжаю считать, что это название не принадлежит мне, равно как и не принадлежит Митволю, а принадлежит всем журналистам нашей газеты, которые ее создавали.

Елена Рыковцева: Но вам не показалось странным, что ваши аргументы не были восприняты?

Валерий Яков: Ну, конечно, и показалось странным, и обидным, скажу откровенно, потому что для меня это было просто полной, шокирующей неожиданностью. Потому что мы в течение недели все вместе его уговаривали - отдай нам в любой форме, хотя бы название, нужна газета - можешь оставить себе дом, крышу, компьютеры, нам нужна газета. Предлагали ему любые варианты - он избрал этот. В конечном итоге, ему было предложено отдать на имя Лациса, на имя Голембиовского, он решил отдать на мое имя. И в этой ситуации вдруг была такая странная реакция, для меня огорчительная, потому что все эти сложные дни, опять же, по нашему коллегиальному решению, я давал интервью, я вел публичную еще деятельность, пока шли переговоры, и, в конечном итоге, когда борьба вроде стала завершаться каким-то промежуточным успехом, выяснилось, что за спиной никого нет, и все мои попытки доказать, что мы бьемся ради Игоря Голембиовского, ради нашей команды, ради журналистов - вдруг выяснилось, в последний момент, в конечном итоге, что я остался один с названием и без моих товарищей.

Елена Рыковцева: Вы знаете, Валерий, мне достаточно странно выступать ретранслятором чужих мнений или чужих высказываний, тем не менее, попробую это сделать. В общем, люди, которые не согласились с вами работать, они трактуют так эту ситуацию, что вы, как владелец названия, предложили свои услуги уже в роли генерального директора нового издательского холдинга, и вы сказали, что вы согласны, чтобы главным редактором был Игорь Голембиовский, и это было воспринято как какой-то "подарок с барского плеча".

Валерий Яков: Ну, это не совсем правильно, хотя бы потому, что генеральным директором я во всех случаях не буду в этом издании. Генеральным директором, наверное, будет человек, которого предложат инвесторы, и это должен быть специалист, который разбирается в финансовых делах, и умеет быть менеджером, потому что одна из причин, почему мы пришли к такому финалу -отсутствие нормального менеджера. Мы просто финансово проиграли.

Елена Рыковцева: Но если бы люди согласились работать с вами как обладателем прав на название, вы в какой бы себя роли видели в этом издании?

Валерий Яков: Я готовы был остаться в той же роли, в какой я был, потому что я предполагал и все время говорил, что мне бы хотелось работать с Юрием Голембиовским как главным редактором, я полагал, что шеф-редактором, наверное, будет Сергей Агафонов. Мне бы нашлась работа либо в нашей редакции, либо в том медиа-холдинге, который создает группа "Альянс".

Елена Рыковцева: То есть, оделяло на себя вы не перетягивали?

Валерий Яков: Абсолютно. Я до сих пор надеюсь, продолжаю надеяться, что если у ребят там не сложится ситуация, может, нам все-таки удастся объединиться. Я был бы все-таки счастлив, если Голембиовский возглавит это издание, потому что я не претендовал на ведущую роль, и сейчас, с учетом, что остался я и, должен сказать, что большая часть журналистского коллектива осталась со мной, и практически вес техперсонал остался со мной в этой ситуации, я продолжаю поиски шеф-редактора для этого издания, хотя тешу себя надеждами, что, может быть, нам удастся объединиться.

Елена Рыковцева: Значит, мосты не сожжены, но, тем не менее, на сегодняшний день ситуация складывается так, что есть, будут в мае выходить два издания, это газета "Новые Известия" и газета "Резонанс". У нас сидит рядом с нами в студии представитель этой другой части коллектива - Гагик Карапетян. Гагик, только что Валерий сказал, что большая часть коллектива остается с ним - как вы прокомментируете это высказывание?

Гагик Карапетян: Я скажу то, что происходило сегодня. Сегодня было первое рабочее собрание желающих прийти под команду Голембиовского, это происходило в новом доме, Малом Калужском переулке, и пришло довольно-таки много народу. И, в общем-то, ситуация была такова: кто хотел, мог написать заявление о том, чтобы работать в команде Голембиовского. Я, если честно, я написал это заявление, но не знаю, кто еще написал. Как вы понимаете, это дело индивидуальное. Поэтому, что касается сотрудников, которые со мной работали, то они написали заявления, часть из них написала, не хочу врать. Остальные - я знаю, что есть ряд отделов, которые полностью вошли в ту же самую редакцию, поэтому сейчас, мне кажется, нет смысла обсуждать, кто куда перешел. Единственное, что я могу сказать: я хотел напомнить, что, во-первых, газета не будет называться "Резонанс", это такое рабочее название, которое попало в СМИ, название еще неизвестно. Затем я хотел сказать, что штатное расписание будет 111 человек, это точно, и я могу подтвердить слова Валеры в том смысле, что пришли туда и те люди, которые теперь планируют работать в другом коллективе. Это действительно было так. И что касается нашей редакции, то перспективы таковы: выходит действительно первый номер, планируем 15 мая. Стартовый тираж будет 30 тысяч экземпляров, из них 20 будут выходить в Москве и по 2 тысячи в 5 объектах России, потому что издание планируется, как и прежде, делать общефедеральным.

Елена Рыковцева: Но все-таки, насколько я понимаю, пока еще не очень понятен вопрос, к кому сколько людей перешло. Страшно все это мне припоминает ситуацию с "НТВ" и "ТВ-6", я прекрасно помню, как люди ходили с собрания на собрание и присматривались, даже помню, что это были одни и те же люди, но вопрос, где работать, наверное, решили для себя еще не до конца, поэтому сложно говорить о цифрах. Но опять же, вот есть два издания, есть газетный рынок России, который забит. Вы, Валерий, понимаете лучше меня, что ниш практически не осталось. Как вы собираетесь конкурировать на этом рынке?

Валерий Яков: Мне в этой ситуации, наверное, будет несколько проще, чем ребятам, потому что я все-таки буду продолжать газету "Новые Известия" и делать все, чтобы она максимально...

Елена Рыковцева: Сохранила дух, позицию?

Валерий Яков: Да, хотя мне понятно, что нам придется чем-то поступиться. Понятно, что та яркая такая оппозиционность, видимо, все-таки будет, наверное, сбавлена.

Елена Рыковцева: Почему?

Валерий Яков: По той простой причине, что та группа инвесторов, это, я полагаю, будет все-таки не только группа "Альянс", потому что ведутся переговоры еще с некоторыми структурами в странах СНГ, если соберется нормальный пул с привлечением иностранных компаний - нам будет легче, если это будут только российские компании - нам будет сложнее. Это очевидно, понятно по той ситуации, которая происходит в стране. Сегодня редкий олигарх, редкая компания может себе позволить быть оппозиционной к власти. Тем не менее, мы уже договорились с нашими инвесторами, что мы сохраняем либеральный дух, который существовал в "Новых Известиях", что правозащитная тема останется одной из главных тем в газете, и то, что мы не будем становиться в очередь изданий, которые любят Кремль, хотя бы потому, что мы окажемся последними, и к Кремлевской стене просто уже не пробиться сегодня.

Елена Рыковцева: Одна из версий, почему именно в тот момент, в конце февраля, Митволь вдруг предъявил свои права на газету, состояла в том, что у вас вышла статья известного публициста Прибыловского о культе личности Путина. Вот такая статья в вашем гипотетическом новом издании могла бы появиться?

Валерий Яков: Ну, я буду делать все для того, чтобы... Абсолютно нормальная была статья, и ее можно было напечатать в любой газете.

Елена Рыковцева: Это была ваша версия, что все-таки эта статья явилась источником конфликта.

Валерий Яков: Она стал последней каплей, скорее всего... Я буду делать все для того, как главный редактор, чтобы такие статьи в газете были.

Елена Рыковцева: То есть, с "Новыми Известиями" понятно, что это, в общем, продолжение старых традиций с несколько смягченным содержанием. Гагик, какова концепция вашей газеты?

Гагик Карапетян: Я согласен с вами, что, по сути дела, мы будем находиться на одном поле. Но во всем этом "огороде" российских СМИ оппозиционных газет все-таки в России достаточно мало, их можно буквально на пальцах одной руки посчитать, и поэтому одной оппозиционной газетой больше - меньше...

Елена Рыковцева: Но тираж этих газет тоже можно посчитать на пальцах одной руки, не очень-то они популярны.

Гагик Карапетян: Здесь вы правы. Мне кажется, судя по тому, как мы сегодня беседовали, что дух "Новых Известий" настолько мощный, что его хватит на два издания, два коллектива, мне кажется, что наши лидеры, "золотые перья", которые остались в команде Голембиовского, будут придерживаться той же самой позиции. И еще одну вещь я хотел бы дополнить: прежняя команда, когда мы все вместе работали в "Новых Известиях", надо отдать должное, что олигарх за те годы, что мы работали, ни разу не вмешивался, никаких личных просьб относительно какой-либо статьи или интервью не было. Валера не даст соврать.

Елена Рыковцева: Кстати, олигарх не будет принимать участие в новом проекте - олигарх Борис Березовский?

Гагик Карапетян: Эта фамилия никак не склонялась и никак не вспоминали, только обсуждали результаты ситуации в лондонском суде, больше ничего.

Елена Рыковцева: А кто же будет финансировать газеты?

Гагик Карапетян: Насколько мне известно, тоже группа инвесторов, медиа-группа, которую возглавляет Яков Соскин. Я его лично не знаю, их не было, и для нас это вопрос не самый главный. Для нас более важно, какая позиция будет у газеты, и кто будет ее делать.

Елена Рыковцева: Наверное, мы на этом завершим разговор, на самом деле, грустный, потому что что-то происходит такое в газетах и телекомпаниях, которые считаются приличными, вот, конфликт в ТВС идет внутри коллектива, у вас раскол - очень жаль. Но будем надеяться, что те мосты, о которых мы говорили, еще не сожжены окончательно.

XS
SM
MD
LG