Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналисты на войне в Ираке


Программу ведет Мелани Бачина. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Аурора Гальего, Юрий Жигалкин и Владимир Ивахненко, и директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

Мелани Бачина: В фокусе нашего внимания – гибель журналистов в Ираке. Вторник стал черным днем для журналистов, освещающих войну в Ираке. Три репортера погибли и трое были ранены после того, как американские снаряды попали в отель, где базируются журналисты, и в багдадский корпункт телекомпании "Аль-Джазира". Американское командование отвергло обвинение в том, что журналисты были объектом атаки, однако, нью-йоркский комитет защиты журналистов считает, что Пентагон мог бы сделать больше для того, чтобы обеспечить безопасность корреспондентов, работающих на поле боя.

Юрий Жигалкин: Обстоятельства, при которых произошли оба инцидента, неясны. В то время, как офис "Аль-Джазиры" мог стать жертвой случайного попадания, отель "Палестина", являющийся базой иностранных журналистов, работающих в Багдаде, был обстрелян американским танком. Единственный снаряд поразил стену балкона корпункта агентства "Рейтер" на 15-м этаже, где в этот момент находились несколько человек. Двое из них - украинец Тарас Процюк и испанец Хосе Куосо – погибли, трое были ранены. Журналисты, находившиеся в отеле, рассказывают, что один из американских танков, обстреливавших цели в центре Багдада, внезапно развернул орудие в сторону отеля и выстрелил без видимого повода. Представители Пентагона говорят, что из отеля вели огонь иракские снайперы, что журналисты были заранее предупреждены о том, что их гостиница превращена иракцами в военный штаб. Так или иначе, впервые за время иракской кампании журналисты стали жертвами американских снарядов, и этот факт заставил американский Комитет защиты журналистов направить письмо протеста министру обороны Дональду Рамсфелду с требованием провести расследование этих инцидентов и с большим вниманием отнестись к обеспечению безопасности репортеров, работающих на поле боя.

Считает ли Комитет защиты журналистов, что журналисты в Багдаде стали объектом спланированной атаки? Я задал этот вопрос заведующему ближневосточным отделом комитета Джойлу Кампанья:

Джойл Кампанья: Мы не утверждаем, что удары были спланированы. Нас беспокоит то, что Пентагон, судя по всему, не уделяет достаточного внимания обеспечению безопасности журналистов, освещающих войну. Если даже отель "Палестина" использовался иракскими снайперами, американские войска были обязаны, согласно законам войны, взвесить угрозу, исходившую от этих снайперов, и риск, связанный с ударом по отелю, где находились десятки гражданских лиц. Необходимо сказать и о поведении иракцев, располагающих боевые позиции буквально за спинами журналистов. У нас, например, были сведения о том, что иракская армия сознательно устанавливала артиллерию рядом с корпунктами. Это прямое нарушение законов войны, и мы осуждаем такие действия. Женевская конвенция предусматривает пребывание журналистов на поле боя и требует от всех сторон предпринимать меры по обеспечению их безопасности.

Юрий Жигалкин: Иракская война уже стала самым кровопролитным для журналистов из конфликтов последнего десятилетия. 10 погибших - это больше, чем во время войны в Персидском заливе и операции в Афганистане. С другой стороны, никогда прежде у журналистов не было возможности так прямо взглянуть в лицо войне - из бронетранспортеров передовых отрядов сил коалиции, а это - риск, профессиональный риск.

Мелани Бачина: За последние двое суток в Ираке погибли двое испанских журналистов. Правительство Испании рекомендовало журналистам покинуть Багдад. С подробностями - Аурора Гальего:

Аурора Гальего: Во вторник 8 апреля в Багдаде во время обстрела гостиницы "Палестина", в которой проживали журналисты из разных стран, погиб испанский оператор телеканала "Теле Синко" Хосе Куосо. Ему было 37 лет. Обстрел гостиницы американским танком был снят оператором, находящимся напротив гостиницы. По испанскому телевидению показали, как оператор, сняв кадр, уронил камеру. Комментаторы и гости испанского телевидения предполагают, что танкисты стреляли по камерам, спутав с их оружием. Представитель американских сил предложил журналистам поставить себя на место американских военнослужащих. "Они выезжают на задание, получив сведения разведки о тех зданиях, где могут оказаться снайперы. В момент действия, - сказал спикер, - они должны предпринять немедленное решение. У них нет времени связаться с разведкой снова". Хосе Куосо - второй погибший испанский журналист в Ираке. За день до этого, 7 апреля, погиб специальный корреспондент газеты "Эль-Мундо" Хулио Ангита Паррадо. Это было его первое задание.

Во вторник все журналисты газеты "Эль-Мундо" и все журналисты "Теле Синко" вышли на улицы перед зданиями телевидения и газеты, чтобы молча попрощаться со своими коллегами.

Министр обороны Испании Федерико Трильо созвал представителей испанских средств массовой информации и порекомендовал отозвать всех испанских корреспондентов, находящихся в столице Ирака.

Мелани Бачина: Телеоператор агентства "Рейтер" Тарас Процюк - гражданин Украины погиб во вторник в Багдаде при обстреле гостиницы "Палестина", где живут иностранные журналисты. Рассказывает наш корреспондент в Киеве Владимир Ивахненко:

Владимир Ивахненко: На дверях киевского бюро агентства "Рейтер" прикреплена фотография Тараса Процюка с траурной лентой. Здесь он работал с 1993-го года. Руководитель представительства и его коллеги шокированы известием о гибели Тараса. В офис бюро продолжают приходить многие украинские журналисты. Один из руководителей газеты "Зеркало недели" Юлия Мостовая так сказала о Тарасе: "Он был весельчак. Он был фанатом своей работы и фанатом войны". Продолжает глава правления "Нового канала" Александр Ткаченко, в прошлом - репортер "Рейтер":

Александр Ткаченко: Очень положительно настроенный на жизнь и очень любивший свою работу. Он уже не был украинским телеоператором или журналистом, но, несмотря на это, реально любил страну. Редко можно встретить людей, так положительно относящихся к жизни, как он.

Владимир Ивахненко: Погибшего тележурналиста считали суперпрофессионалом. Он освещал события в различных "горячих точках" планеты. За последние десять лет его глазами телезрители наблюдали практически все военные конфликты, в том числе в Боснии, Косово, Афганистане и Чечне. Украинское телевидение показало кадры, на которых Тарас и еще несколько журналистов после очередной бомбардировки привезли в Грозный хлеб и раздавали его мирным жителям. На других архивных пленках Тарас в центре внимание противоборствующих этических группировок в Боснии. Его камера разбита, и сам он оказался жертвой нападения.

На второй день после гибели в Багдаде родным тележурналиста соболезнования выразило украинское руководство. "Мне чрезвычайно больно, что мир потерял именно такого репортера", заявил президент Леонид Кучма. В последние годы Тарас Процюк был телеоператором при варшавском бюро "Рейтер". Его возвращения с войны ожидали жена и 8-летний сын. Погибшему журналисту было 35 лет.

Мелани Бачина: В прямом эфире Радио Свобода - директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. Но прежде, чем мы начнем разговор с Олегом, небольшая справка. Союз журналистов России выступил с заявлением о том, что расценивает гибель журналистов в Ираке в результате американских ударов как военное преступление. В документе выражается требование о проведении немедленного и беспристрастного расследования произошедшего и предания виновных в руки правосудия. Также Международная Федерация журналистов считает необходимым пересмотреть правила защиты сотрудников средств массовой информации при военных действиях. Об этом сообщил во вторник в Брюсселе генеральный секретарь крупнейшего в мире объединения журналистов Эйден Уайт. Он призвал провести независимое расследование всех случаев гибели журналистов в Ираке. Уайт почти не сомневается, что, "военные целились – намеренно целились – в места нахождения работников прессы и в отдельных репортеров. Если это так, то налицо серьезное нарушение международного права. и виновные должны понести наказание", - подчеркнул Уайт.

Олег у меня к вам вопрос: с одной стороны, действительно за последние дни было сразу три случая обстрела журналистов. Это и помещения телекомпаний "Аль-Джазира" и "Абу-Даби", и гостиница "Палестина", где жили иностранные журналисты. С другой стороны, в Ираке, в Багдаде, идет война, и гибель людей, к сожалению, неминуема. Что вы думаете о произошедшем и склонны ли вы считать, что военные действовали преднамеренно?

Олег Панфилов: Я думаю, что на самом деле сейчас еще рано делать какие-то выводы, хотя случай с обстрелом гостиница "Палестина", казалось бы, совершенно очевиден, поскольку другие журналисты, уже дававшие интервью по этому поводу и присутствовавшие там же, в этой гостинице, заявляли, что не слышали никаких выстрелов снайперов, и, скорее всего, танк выстрелил намеренно, но не думаю, что это был намеренный выстрел в сторону журналистов.

Вообще, на самом деле, когда мы собираем информацию о работе журналистов, практически с первого дня этой иракской операции, и на нашем сайте огромное количество информации, в том числе и фотографии 11 погибших журналистов, я думаю, что можно было бы, конечно, говорить о том, что журналисты не совсем подготовлены, но вот, как ни странно, половина из погибших журналистов - достаточно опытные люди. Майкл Келли и Дэвид Блюм, и Тарик Аюб тележурналист из телекомпании "Аль-Джазира", и, наконец, Тарас Процюк - очень опытные журналисты, которые прошли не одну войну и знают, как себя вести на войне, и знают меры безопасности. Я думаю, что все-таки виной тому, тем случаям гибели - эта молниеносная военная операция, при которой и военные, и журналисты просто не могли каким-то образом координировать действия друг друга, и не могли найти какое-то безопасное место чтобы не попасть под обстрел.

Мелани Бачина: Олег, вы сказали, что журналисты знают, как себя вести и должны быть аккуратными. И, тем не менее, когда происходит что-то с журналистами на войне - какова ответственность редакции, и все-таки, не должны ли журналисты в данной ситуации, не ложится ли на них тоже некая ответственность за то, что они оказываются в зоне боевых действий? Должны ли они быть более аккуратными?

Олег Панфилов: Я думаю, что это довольно странный вопрос, потому что пока существуют войны - будут военные журналисты. Какие-то специальные меры безопасности - единственное, что необходимо делать, это уже в связи с трагическими случаями, каждая реакция, конечно, должна застраховать журналиста на случай ранения, или в случае гибели журналиста его родные должны получить какую-то денежную компенсацию. Но каких-то других мер безопасности журналиста нет. Пока будут войны, будут работать военные журналисты. Это такая специфика работы. Ведь невозможно каким-то образом - вот люди, которые тушат пожары на нефтяных скважинах - как их обезопасить? Есть какие-то меры безопасности, тем не менее, это очень опасная работа. Любая опасная деятельность человека сопряжена с какими-то очень опасными вещами. Поэтому журналисты, военные журналисты будут работать. Запрещать им нельзя, потому что общество должно знать о том, что происходит на каждой войне...

И потом, военные журналисты - это довольно своеобразные люди. Они, в хорошем смысле, больные люди. Они болеют войной. Я знаю многих журналистов, которые работали и в Чечне и в Карабахе, и в Таджикистане, и в Афганистане. Поработав какое-то время, они все равно едут туда, несмотря на трудности, несмотря на то, что они были уже, может быть, однажды и не однажды ранены, они знают все тягости работы военного журналиста, но все равно они едут, потому что это такая работа.

Мелани Бачина: Олег, а говоря в общем, я имею в виду сейчас не только последний случай с обстрелом гостиницы "Палестина", где жили иностранные журналисты, в общем, возможно ли доказать в условиях войны факт умышленного преступления, и каким образом это можно сделать?

Олег Панфилов: Сделать это очень сложно. Я не знаю ни одного случая, когда бы расследовались факты гибели журналистов, например, в Югославии или в Афганистане, а тем более в Чечне. Ведь практически не завершено ни одно уголовное дело, их, правда, и заводилось-то совсем немного, по факту гибели журналистов на территории Чечни. Конечно, при современной технике, когда журналисты находятся в группе, тем более, в большой группе, они все это снимают. Но привлечь к ответственности того же танкиста, который стрелял в здание гостиницы "Палестина" - не знаю, каким образом это возможно, есть ли такой юридический механизм, потому что есть гражданские законы, есть военные законы, гражданские законы, понятно, на войне не действуют. Наверное, все-таки необходимо сделать то, что уже сделали американский Комитет защиты журналистов и Союз журналистов России, и Международная Федерация журналистов, то есть, постоянно напоминать военным, что они должны более осторожно относиться к журналистам, потому что журналисты выполняют точно такую же свою опасную работу, какую выполняют военные на войне.

XS
SM
MD
LG