Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт на телеканале "ТВС"


Программу ведет Андрей Шарый. Обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева беседовала с генеральным директором канала "ТВС" Русланом Терекбаевым, главным редактором канала Евгением Киселевым и директором информационного вещания Григорием Кричевским.

Андрей Шарый: Главный редактор телеканала "ТВС" Евгений Киселев, поддержанный ведущими журналистами, выразил недоверие директору информационного вещания Григорию Кричевскому, который также является заместителем генерального директора "ТВС" Руслана Терекбаева. Обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева беседовала с Русланом Терекбаевым, главным редактором "ТВС" Евгением Киселевым и директором информационного вещания Григорием Кричевским.

Анна Качкаева: Евгений Алексеевич, скажите пожалуйста, ваше расставание с господином Кричевским означает, что двоевластие в компании закончилось?

Евгений Киселев: Помните, генеральный конструктор, на заседании конкурсной комиссии спросили нас, а почему у нас такая сложная конструкция, тогда Светлана Сорокина попросила с такими вопросами обращаться к генеральному конструктору.

Анна Качкаева: В этой ситуации генеральный конструктор - кто?

Евгений Киселев: Знаете, у нас их, наверное, даже несколько. Я бы не хотел называть никаких имен.

Анна Качкаева: Но это означает, что это, прежде всего, видимо, связано с противоборством двух групп акционеров?

Евгений Киселев: Это вопрос наших личных, деловых и человеческих взаимоотношений, которые, увы, как это мне ни горько, не сложились. Больше ничего.

Анна Качкаева: Господин Кричевский, прежде всего, не сработался с людьми, которыми он руководил.

Евгений Киселев: Прежде всего, он не сработался со мной.

Анна Качкаева: А все разговоры о том, что он слишком согласовывал или пытался согласовывать информационную политику с властями?

Евгений Киселев: Проблема заключается в том, что я узнавал о каких-то решениях, которые он принимает, о каких-то его встречах и контактах постфактум, иногда из случайных разговоров, чуть ли не с посторонними людьми. Это превратилось в систему, которую я не мог принять.

Анна Качкаева: Все, что вы сказали, говорит о том, что вы надеетесь, что Григорий Александрович уйдет?

Евгений Киселев: Я не буду против этого возражать.

Анна Качкаева: Вы сегодня разговаривали с генеральным директором и с акционерами, как они оценивают все происходящее?

Евгений Киселев: Есть устав компании, по уставу компании акционеры утверждают генерального директора и главного редактора. Я же, как главный редактор, отвечающий за творческую журналистику, составляющую работу, тоже в соответствии с уставом компании вправе назначать или не назначать себе заместителей. Я готов работать с людьми, с которыми у меня есть разногласия. Существование каких-то разногласий я даже приветствую. Но бывают разногласия непреодолимые, и бывает еще неприемлемый стиль общения, неприемлемый стиль работы, когда тебе врут, когда утрачено доверие.

Анна Качкаева: Григорий, скажите пожалуйста, у ваших коллег есть ощущение, что вы руководили, или руководите, извините, это оговорка, информационной службой, учитывая интересы власти - вы принимаете эти претензии? Григорий Кричевский: Нет, не принимаю эти претензии. Я учитывал интересы компании. Интересы компании, на мой взгляд, заключаются в том, чтобы иметь контакты с внешним миром.

Анна Качкаева: Тем не менее, вас упрекают в том, что вы либо трактовали события с позиции власти и настаивали на той или иной линии в редакционной политике, например, в "Норд-Осте", или отменяя выступление Йордана, или в трактовке перестановок силовиков недавних, и это все-таки имеет отношение к работе с информацией, а не только к работе с внешним миром.

Григорий Кричевский: Это для меня большое удивление, потому что вы задали вопрос - а что, кто-то пытался навязывать кому-то какую-то точку зрения во время всех этих событий? Мы что, плохо освещали события вокруг "Норд-Оста"? Обвинения беспочвенные. Я хотел бы конкретные примеры, с видеокассетами.

Анна Качкаева: Ваши подчиненные, о которых вы вчера сказали, что вы, в общем-то, хотите послать их к чертовой матери, как вы полагаете, можно ли продолжать работать с людьми, о которых вы вот так вот отозвались?

Григорий Кричевский: Эмоции, когда много эмоций, да, то наступает масса проблем. Я думаю, что работать всегда можно со всеми.

Анна Качкаева: Евгений Киселев сказал, что он не стал бы возражать, если бы вы покинули телекомпанию.

Григорий Кричевский: Ну да, я понимаю, что он не стал бы возражать. Зачем теперь я ему нужен?

Анна Качкаева: Ну а вы сами рассматриваете такую возможность?

Григорий Кричевский: Да, рассматриваю такую возможность.

Анна Качкаева: Как отреагировали акционеры на ваше решение? У вас ведь есть и право финансовой подписи, и вы, в принципе, может уволить подписантов этого письма?

Григорий Кричевский: Могу уволить подписантов этого письма. Как отреагировали акционеры - не знаю, а генеральный директор мне сказал, что сейчас не время находиться в отпуске и просил меня после некоторой паузы все-таки заняться работой. Я не знаю, как он себе все это представляет, но, в любом случае, вот реакция такая.

Анна Качкаева: То есть, на работу вы выйдете, но будете для себя решать?

Григорий Кричевский: Я не хочу ничего комментировать на эту тему. Я просто не готов ответить на этот вопрос. Мне казалось, что я все-таки являюсь частью этого коллектива и что не то, чтобы кто-то меня полюбил, я же не женщина, чтобы нравиться, но мне казалось, что просто мы сможем найти, и находим, общий язык. Я не вижу мотивов, вот искренне вам говорю, не вижу мотивов. Я себя чувствую, вы знаете, в 39 лет я чувствую себя полным дураком, ребенком просто.

Анна Качкаева: Руслан, как генеральный директор телекомпании как вы намерены реагировать на конфликт между частью творческого коллектива и руководителем информационной службы?

Руслан Терекбаев: Я намерен выполнять свои прямые обязанности по управлению ЗАО "Шестой телеканал". Никаких изменений на сегодняшний день в связи с последними событиями не произошло. Григорий Кричевский остается первым заместителем генерального директора ЗАО "Шестой телеканал".

Анна Качкаева: Евгений Киселев сказал, что он бы не возражал, чтобы Григорий Кричевский покинул телекомпанию.

Руслан Терекбаев: Это его право - высказывать свои суждения. Никаких действий, направленных на прекращение полномочий Кричевского или сокращение зоны его ответственности, сделано не будет.

Анна Качкаева: Но ведь он уже довольно громко заявил о том, что он хотел бы всех тех людей, кто подписал это письмо, послать куда подальше, как вы себе это представляете, что он будет руководить этими людьми?

Руслан Терекбаев: Не могу комментировать.

Анна Качкаева: И вы, конечно же, не согласитесь с тем, что господина Кричевского, как, впрочем, и вас, называют представителями одной из групп акционеров - Мамута Дерипаски, Абрамовича, это, на самом деле, продолжение того самого конфликта, который был заложен в самом начале существования канала - между двумя группами акционеров?

Руслан Терекбаев: Не считаю себя представителем группы Дерипаски, Абрамовича и Мамута, равно как и не признаю факт наличия этих групп. Наверное, какие-то разногласия между акционерами могут быть, что, в принципе, я считаю, абсолютно нормально.

Анна Качкаева: Может возникнуть такая ситуация, что МНВК выиграет суд, и ТВС придется отключать. Вы готовы к такому развитию событий?

Руслан Терекбаев: Я не боюсь ничего. Если обстоятельства таковы, значит, это откроет новые возможности, я не думаю, что акционеры ЗАО "Шестой телеканал" - это те люди, которые смирятся с любым исходом. Наверное, реальность будет такова, которая позволит им, и нам в том числе, вести какую-то деятельность, направленную на защиту своих интересов.

Анна Качкаева: Если будет сейчас для того, чтобы создавать успешный канал, выбор между Кричевским и Киселевым - кого вы выберете?

Руслан Терекбаев: Я выберу действия, направленные на интересы капитала, на интересы успешного канала.

Анна Качкаева: То есть, это означает, что Кричевский будет работать, и Киселев будет работать.

Руслан Терекбаев: Еще раз повторяю, я сделаю действия в интересах канала, а вот что это означает - я пока не готов вам сказать.

Анна Качкаева: То есть, кто-нибудь из них все-таки может быть уволен.

Руслан Терекбаев: Это вы сказали.

XS
SM
MD
LG