Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с исполнительным директором телекомпании ITN - в этой компании работал погибший в Ираке британский журналист


Корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына беседует с исполнительным директором телекомпании ITN Стюартом Первисом.

Наталья Голицына: Сейчас в Ираке работает свыше шестисот независимых журналистов со всего мира; они не прикомандированы к войскам союзников и часто оказываются на линии огня. И нередко новости, поступающие из Ирака на экраны телевизоров, добываются ценой человеческой жизни.

50-летнего Терри Ллойда хорошо знали в Британии. Опытный журналист, он специализировался на репортажах из горячих точек планеты. Он освещал гражданскую войну в Ливане и Камбодже, вел репортажи из Косова и Боснии, был в гуще событий во время первой войны в Персидском заливе. В Ираке он предпочел работать как независимый журналист, не связанный получением информации из официальных источников.

Я обратилась к исполнительному директору телекомпании ITN Стюарту Первису и спросила его, что известно об обстоятельствах гибели Терри Ллойда.

Стюарт Первис: Терри Ллойд был самым опытным военным корреспондентом ITN. Он работал у нас более 20 лет, и вел свои репортажи из многих горячих точек мира. Возможно, его самым знаменитым был репортаж, в котором он поведал в 1988-м году всему миру о применении Саддамом Хусейном химического оружия против мирных жителей курдской деревни Халабджа. Это было первое сообщение о том, что Ирак использовал химическое оружие массового поражения. Особенно печально, что Ллойд погиб в Ираке, освещая события этой войны; печально, что он погиб в результате трагической ошибки, когда он и его группа были обстреляны коалиционными, видимо, американскими войсками, принявшими его джип, за иракскую военную автомашину. Это огромная потеря для ITN, и его коллеги скорбят о его гибели. Мы все еще ожидаем результатов наших запросов о судьбе двух членов группы Ллойда, пропавших без вести, - телеоператора Фреда Нерака и переводчика Хусейна Отмана. Мы предполагаем, что они находятся в госпитале Басры, однако не знаем, живы ли они. Сейчас мы обратились ко всем находящимся в районе Басры с просьбой сообщить все, что им известно о судьбе наших сотрудников, - или непосредственно нам, или работающему в Ираке Международному Красному Кресту, или любым другим способом, имеющемся в Басре.

Наталья Голицына: К кому непосредственно вы обратились с запросами?

Стюарт Первис: Мы обратились к британскому и французскому правительствам. К французскому потому, что у французов есть доступ в Басру. Нас поддерживает в этом британское правительство. Мы обратились и к работающему в Ираке Международному Красному Кресту и различным французским агентствам, у которых имеются корреспонденты в Басре. Однако,они ведут себя в Басре под огнем довольно осторожно, и нам не представляется возможным потребовать от них рисковать своими жизнями для получения этой информации. Однако, сообщить о судьбе Фреда и Хусейна могли бы сотрудники госпиталя, знающие живы ли они. И это сейчас самая важная информация, в которой мы нуждаемся.

Наталья Голицына: Почему Терри Ллойд оказался за пределами зоны, занятой войсками коалиции?

Стюарт Первис: В Ираке у нас две группы корреспондентов. Одна из них прикомандирована к войскам союзников, и находятся под их защитой. Другая группа, членов которой нередко называют независимыми, или неофициальными, журналистами, к ней и принадлежал Терри. Они работают за пределами расположения войск. Конечно, они очень рискуют, работая таким образом. Однако, это дает им огромную журналистскую свободу, и Терри полагал, что такая свобода оправдывает этот риск. К сожалению, именно она стоила ему жизни. Однако мы продолжаем вести репортажи из Ирака, и сегодня с помощью военных мы перебросили в один из регионов Ирака новую группу журналистов. Так что мы продолжаем освещать происходящие там события. Кроме того, продолжают работать и наши репортеры, прикомандированные к войскам.

Наталья Голицына: И все же: стоят ли новости человеческой жизни?

Стюарт Первис: Ни одна новость не стоит человеческой жизни. И когда ситуация, как сейчас, становится очень опасной, эту истину признают все. Буду откровенен. ITN существует уже 48 лет, и это первый случай, когда наш корреспондент был убит во время военных действий. Обычно мы очень осторожны в своей работе, заботимся о своих журналистах и делаем все возможное, что свести риск к минимуму. Мы не скрываем от наших журналистов, что в некоторых районах, где они собираются работать, существует серьезный риск для жизни. Что касается, этого инцидента, то работа в этом районе не казалась нам особенно опасной. Опасность эта была непредсказуемой. Дело в том, что по той же дороге, по которой двигалась группа Ллойда, шли иракские солдаты, собиравшиеся сдаться в плен. Именно поэтому войска коалиции и открыли огонь.

XS
SM
MD
LG