Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самоцензура в американских научных журналах


Андрей Шарый: Издатели и редакторы журнала "Сайнес" ("Наука") присоединились к решению издателей и редакторов болеем чем 30 других американских научных журналов о введении самоцензуры на материалы, в которых прямо или косвенно затрагиваются интересы национальной безопасности. Редакторы заявили, что не намерены закрывать глаза на опасность публикаций, содержащих информации, которая может помочь террористам в производстве химического и биологического оружия. С подробностями – Ян Рунов и Нью-Йорка.

Ян Рунов: Недавно издатели и редакторы научных журналов собрались вместе с учёными из Гарвардского университета и из Массачуссетского Технологического института, чтобы на весьма представительном форуме обсудить создавшуюся ситуацию. С одной стороны, необходимо теперь подходить к научно-техническим публикациям более ответственно, с другой - журналы не должны брать на себя работу Министерства внутренней безопасности. Как сказал один из участников форума, представлявший университет Южной Калифорнии, «как только учёные берут на себя функции полицейских, они перестают быть учёными». Высказать свою точку зрения по этому вопросу мы попросили главного редактора авторитетного журнала «Сайенс» Дональда Кеннеди.

Дональд Кеннеди: Это было решение редакторов и издателей о собственном вкладе в широкие превентивные меры, предотвращающие попадание к террористам информации о научных исследованиях, которые можно использовать для создания оружия массового уничтожения. Нет доказательств, что в прошлом публикации в научных журналах приводили к распространению химического и биологического оружия. Но все понимают, что такая возможность существует. И элементарный здравый смысл требует теперь осторожности. Мы говорим о диктуемой временем гражданской ответственности редакторов и издателей. С другой стороны мы не хотим выплёскивать с грязной водой ребёнка. Редакторы не должны исключать из рукописи детали, без которых научная работа теряет смысл. Но очень часто публикуемый отчёт об исследовании или открытии содержит подробности, не обосновывающие научные выводы, но делающие легко доступным создание запасов отравляющих газов или смертоносных вирусов. Поэтому мы будем просить авторов изъять такие подробности. Мой редакторский опыт показывает, что авторы научных работ как правило с пониманием относятся к таким просьбам и идут журналу навстречу.

Ян Рунов: Ваши оппоненты высказывают опасения, что самоцензура затормозит научный прогресс...

Дональд Кеннеди: Я с этим не согласен. У нашей инициативы есть негативная сторона, но есть и немало плюсов: мы не поставим под удар здоровье людей и внесём посильный вклад в борьбу с терроризмом.

Ян Рунов: А вот мнение Джона Рени, главного редактора другого научного журнала «Сайентифик Америкен», издающегося в Нью-Йорке и не присоединившегося к решению о самоцензуре:

Джон Рени: Я думаю, здесь многое. Большое беспокойство вызывает то, что научные журналы, зависит от позиции конкретного журнала, от задач, которые он ставит перед собой вводя более жёсткую самоцензуру, будут замалчивать результаты исследований или процессы научных экспериментов. И тогда учёным будет очень трудно оценивать результаты работы своих коллег. Это может затормозить сам научный прогресс. В то же время, понятно, никто из учёных не хочет брать на себя ответственность за то, что террористы могут получить важную информацию, которая может привести мир к катастрофе. Теперь уже не вызывает сомнений, что некоторые режимы, располагающие и средствами, и достаточно компетентными научно-техническими кадрами, могут делиться своими знаниями и технологией с террористическими организациями. Но самоцензуру вводят не все научные журналы, а именно те, что публикуют оригинальные доклады о научных открытиях. Из журналов, популяризирующих, излагающих более понятным и простым языком доклады о научных открытиях, опубликованные в специальных изданиях, вряд ли можно почерпнуть руководство к созданию химического или биологического оружия. Старые споры о науке и политике, о гражданской ответственности учёных за свои открытия, вспыхнули теперь с новой силой. Ещё одна проблема – чем будут руководствоваться редакторы научных журрналов, цензурируя авторов. Интуицией? Собственными представлениями об интересах напциональной безопасности? Или издатели и редакторы сумеют выработать некие общие правила о том, чем должны руководствоваться авторы научных статьей и редакторы, принимая то или иное решение?

Ян Рунов: Если Джон Рени, главный редактор журнала «Сайентифик Америкен», склонен считать временную самоцензуру научных журналов объяснимой, а главный редактор журнала «Сайенс» Дональд Кеннеди рассматривает этот шаг как проявление гражданственности, нью-йоркский профессор-вирусолог Даниил Голубев категорически против научной самоцензуры.

Даниил Голубев: Идея цензурирования текущих научных публикаций в периодических изданиях с целью лишения потенциальных террористов и их пособников сведений, которые могли бы им облегчить создание новых видов оружия, представляется мне совершенно несостоятельной по целому ряду причин. В любом научно-исследовательском учреждении, безусловно, есть специальная закрытая тематика, и работающий по этой тематике сотрудник великолепно осведомлен о том, что он может, а чего он не может открыто оглашать. Это определяется соответствующими инструкциями допускам к специальным работам. Альберт Эйнштейн, например, не имел допуска к работам в Лос-Аламосе. Направление в открытую печать материалов, полученных в итоге работ по закрытой тематике совершенно недопустимо, и случаи такого рода являются чистым криминалом. Но если тематика исследований открытая, то рецензирование статей, полученных редакциями журналов, должно производиться обычным порядком с основным вниманием к качеству, новизне и доказательности научных данных. Нет никаких объективных критериев для того, чтобы отделить допустимое для печати от недопустимого. Во-вторых, при таком лицензировании невозможно допустить элементарного субъективизма, когда один ученый должен будет взять на себя ответственность о безвредности тех или иных материалов другого ученого. И, наконец, с одной стороны, не надо переоценивать значение открытых публикаций, даже с деталями методики для фактического воспроизведения той или иной модели, так сказать, копии, а с другой – не стоит недооценивать наших потенциальных противников, которые далеко не только из открытой печати черпают сведения для своих преступных планов. В целом, с моей точки зрения, введение журнальной самоцензуры на секретность нанесет ощутимый удар по свободе научного творчества и самовыражения и никак не уменьшит опасности со стороны международного терроризма. Любая методика, описанная в работе, может быть использована в самых различных направлениях, в зависимости от замыслов того, кто это читает. Возьмем самую распространенную биологическую процедуру – культивирование клеток в пробирках или в колбах. Они, эти методики культивирования с прописью питательных средств, режимов культивирования, могут быть использованы для приготовления вакцинных штаммов и в равной мере могут быть использованы для накопления токсических продуктов, бактерий, которые несут в себе особую вирулентность. Поэтому спрашивается – что же, не печатать состава таких средств, не печатать работ об этом культивировании? С другой стороны, есть примеры, когда, казалось бы, раскрыты все детали технологии весьма специфического свойства, я имею в виду, работу, которая была опубликована российскими микробиологами в 95-м году в журнале "Вакцин", который издается в Англии. Там была описана методика приготовления генно-инженерным методом нового сверх-вирулентного штамма сибирской язвы. И никто не думал, печатая эту работу, что кто-то может воспроизвести этот штамм на практике. И действительно, американцы только испугались, будет ли такой штамм устойчив по отношению к вакцине, которая имеется на вооружении. Вред от цензурирования для меня совершенно очевиден и он недопустим, он будет тормозом для научного прогресса.

Ян Рунов: Это были мнения редакторов и авторов научных журналов о самоцензуре.

XS
SM
MD
LG